Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТРУДНЫЕ ВРЕМЕНА ДЛЯ ЖУРНАЛИСТОВ В ТАДЖИКИСТАНЕ

Враждебность чиновников и несправедливость работодателей обрекают журналистов на жалкое существование.
By Nargis Zokirova

17 мая в Душанбе журналисты Таджикистана провели круглый стол, на котором обсудили профессиональные, финансовые и эмоциональные проблемы, с которыми им приходится сталкиваться в своей работе. Впервые таджикские журналисты заговорили о создании собственного независимого профсоюза


Круглый стол «Перспективы создания профсоюза журналистов в Таджикистане» был организован Международной федерацией журналистов и Национальной ассоциацией независимых СМИ Таджикистана (НАНСМИТ). Обсуждалось все – от личной безопасности до низкой зарплаты.


Не один десяток журналистов погиб во время гражданской войны 1992 – 1996 гг. Теперь журналистов не убивают, но по-прежнему существует неофициальная цензура, а слишком смелые и независимые журналисты подвергаются давлению со стороны властей.


Хотя официально цензуры в Таджикистане не существует, работа журналистов находится под пристальным вниманием властей. Стоит лишь опубликовать критический материал, и тебя наверняка вызовут «для беседы» в компетентные органы.


Так, за материалы, критикующие предстоящий 22 июня общенациональный референдум по внесению поправок в Конституцию РТ, опубликованные в независимой газете «Неруи сухан» (Сила слова), ее главного редактора Мухтора Бокизода вызывали в республиканскую прокуратуру для «профилактической» беседы. На референдум выносится в том числе и поправка, дающая действующему президенту Эмомали Рахмонову право избираться на новый срок.


По словам Бокизода, ему было строго указано не публиковать впредь подобных материалов, иначе его газету закроют.


Советник по политическим вопросам и связям со СМИ миссии ОБСЕ в Душанбе Салла Каюхкэ отмечает, что у журналистов складываются непростые отношения с государственными чиновниками. «На сегодняшний день у таджикских журналистов очень много проблем с властями. Даже по сравнению с Кыргызстаном здесь намного меньше возможностей свободно выражать свое мнение».


Одна из наиболее насущных проблем – затрудненный доступ к правительственным источникам информации. Неписаный перечень запрещенных для журналистов тем постоянно расширяется. Недавно к нему добавились данные о производстве алюминия – основной экспортной отрасли, а также золота и серебра. Ситуация осложняется тем, что у каждого министерства существует свой внутренний перечень «государственных тайн». МВД запрещает давать статистику самоубийств и вынесенных судами смертных приговоров. Министерство здравоохранения не дает писать об эпидемиях. В сентябре прошлого года журналист государственного телевидения Сухроб Фаррухшоев был уволен за публикацию статьи о вспышке тифа в Кулябской области, откуда родом сам президент и многие из его окружения.


В то же время в Таджикистане существует определенная свобода для журналистов, во всяком случае, по сравнению с соседними Узбекистаном и Туркменистаном. И хотя в Таджикистане издается всего лишь 20 частных газет и журналов (при наличии 265 государственных СМИ), но хорошо уже то, что частные издания существуют.


Проблемы у журналистов возникают как со свободой слова, так и с условиями трудоустройства.


«Редактора зачастую забывают о том, что у сотрудников существует право на труд и на свободу самовыражения», - говорит Хулькар Юсупов - ответственный секретарь независимой худжандской газеты «Вароруд».


«Они порою нарушают не только трудовое законодательство, но, как работодатели, начинают диктовать свои условия в выборе темы и написании материала. Именно поэтому наши журналисты так нуждаются в защите профсоюза не только от самого работодателя, но и от властей, так как с их стороны имеют место откровенный нажим и сокрытие информации».


В частном секторе политический контроль не так силен, но здесь существуют значительно большие возможности для эксплуатации, чем в государственных изданиях. Государственные СМИ в основном финансируются из бюджета. Многие журналисты стремятся работать в государственных изданиях, так как здесь им, по крайней мере, предложат заключить трудовой договор.


Средний заработок большинства журналистов, работающих в независимых СМИ - около 20–30 долларов США в месяц, но и он не гарантирован. Не во всех редакциях практикуется заключение трудового договора между журналистом и работодателем. Обычно люди устраиваются на работу по устному соглашению, без записи в трудовой книжке. В этом случае работодатель в любой момент может уволить сотрудника и не понесет за это никакой ответственности. Во многих редакциях существует двойная бухгалтерия, и зарплата зачастую зависит от воли редактора.


«Мне 52 года, и я не могу себе позволить уйти на больничный, или не выйти на работу в праздник», - сказал нам журналист одной частной газеты в Душанбе, пожелавший сохранить анонимность.


В стране очень высок уровень безработицы, и никакая другая работа журналистам не «светит». Многие из них работают на «износ» и уже забыли, что такое отпуск. Большинство работодателей не оплачивают своим сотрудникам отпуска. Женщинам–журналистам практически нигде не оплачивается декрет.


Вероника Хабиб Нур – псевдоним независимого журналиста из Душанбе. Три года назад эта 40-летняя мать двоих детей вынуждена была оставить работу. «Условия стали совершенно невыносимыми», - объясняет она.


Часто приходилось без предупреждения подолгу задерживаться на работе и работать по выходным – и все это за какие-то жалкие 15 долларов в месяц.


Проведенный круглый стол стал первым шагом на пути формирования профсоюза журналистов Таджикистана. Эта работа продолжится в рамках последующих заседаний.


«Профсоюз не делается за один день», - говорит председатель НАНСМИТ Нуриддин Каршибаев, - «Это – долгий и трудный процесс, но его надо когда-то начинать. Каждый журналист сможет вступить в профсоюз, привнести туда свои идеи и вопросы, поверить здесь в реальную возможность улучшения своей судьбы».


Наргис Зокирова – корреспондент газеты «Вечерний Душанбе»