Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТОТАЛЬНАЯ ВОЙНА ИЛИ БИТВА ЗА СЕРДЦА И УМЫ

В Чечне Кремль столкнулся с выбором: либо создать санитарный кордон, либо
By

Андрей Бабицкий, северная Чечня (CRS No. 2, 15-Oct-99)


В знаменитом стратегическом стиле Красной Армии, два огромных колеса


катятся в настоящее время по чеченской степи. Одно, с востока, достигло


левого берега Терека в 20 километрах от Грозного. Д ругое продвигается к


столице с запада. Оба имеют различные географические и тактические цели, и


представляют два разных ответа на "чеченский вопрос", два варианта, которые


настолько отличаются друг от друга, что на первый взгляд кажутся


взаимоисключающими. До сих пор, однако, эти две стратегии успешно


сосуществовали, хотя рано или поздно одна из них должна взять верх над


другой.


Пока что не ясно, которой из них отдаст предпочтение российский генеральный


штаб. Обе стратегии поддерживаются двумя очень разными генералами, которые


ими командуют.


Первое колесо, двигающееся с востока, должно создать а затем замкнуть


кольцо вдоль Терека, то есть фактически отсечь северную часть республики и


организовать санитарный кордон - географическую зону безопасности,


отделяющую Чечню от России, а Россию от Чечни. Согласно стратегии,


предложенной командующим восточной группировкой генералом Геннадием


Трошевым, зона безопасности избавит Россию от страха перед вылазками


исламских боевиков, в то время, как мятежная республика будет отрезана от


поставок продовольствия, оружия, электричества и газа до тех пор, пока не


будет вынуждена смириться.


Другое колесо, двигающееся с запада под командованием генерала Владимира


Шаманова и находящееся уже на подступах к Грозному, имеет гораздо более


простые цели - двигаться до тех пор, пока всякое сопротивление российскому


правлению не будет повержено и Москва сможет отпраздновать окончательную


победу над чеченскими повстанцами, если потребуется даже стоя на их трупах.


До последнего времени обе стратегии получали материальную и политическую


поддержку Кремля, несмотря на то, что решение о том, которой из них следует


отдать предпочтение, должно быть принято в ближайшем будущем.


Персонифицируя проблему в характерах двух командующих, выбор лежит просто


между блокадой и блицкригом. Генерал Трошев известен - по стандартам


российских генералов - как мягкий и разумный человек. Тоже можно сказать и


его стратегии, которая в гораздо меньшей степени ориентирована на


кровопролитную лобовую атаку Грозного или других хорошо-защищенных позиций.


Ему противостоит напористый Шамиль Басаев и его отряды.


В то время, как Трошев явно пытается избежать жестоких схваток и больших


жертв среди гражданского населения, имевших место в ходе прошлой чеченской


кампании весной-летом 1996 года, его коллега Шаманов на западном фронте


кажется намерен повторить их. Имея перед собой чеченские силы под


командованием вице-президента Чечни Вахи Арсанова, Шаманов хочет раздавить


повстанцев в их берлоге раз и навсегда.


Шаманов командовал в Чечне в 1996 году, до позорного отступления его солдат


в конце войны 1994-96 годов, унесшей жизни почти 80 тысяч человек и


закончившейся фактической назависимостью Чечни. Новость о том, что ему


предстоит командовать 58-ой армией, которая составляет основу восточной


"объединенной группировки" министерства обороны и внутренних войск, была


принята его подчиненными офицерами без восторга. Его считают волевым


человеком, требующим от своих людей крайней самоотдачи и полного


подчинения. Его стиль значительно отличается от Трошева, который вместе с


территорией пытается завоевать сердца и умы. Он совершает хорошо освещаемые


посещения сел и объясняет старейшинам, что вслед за его войсками последует


гуманитарная помощь, как только боевики будут разбиты и "мир завоеван".


Любая деталь кажется существенной. На прошлой неделе Трошев посетил среднюю


школу в только что захваченном селе Старогладовская, в 70 километрах к


северо-востоку от Грозного, и лично ознакомился с классным журналом, после


чего распорядился привезти учебники для каждого класса. "Я обратился ко


всем и сказал, что желаю им мира и добра" - заявил он в интервью


российскому телеканалу НТВ после поездки в одно из сел - "и что я сделаю


все для того, чтобы там воцарился мир".


В отличии от него, Шаманов выступает против переговоров и на встречах со


старейшинами сел демонстративно отвергает их утверждения о том, что боевики


покинули села. По его словам, он будет убивать их где бы они не были.


Иногда он взрывается. На этой неделе он заявил, что поймал в западню


Басаева, "мечущегося как вшивая собака" в окруженном городе Горагорский.


Его ждало разочарование, когда в среду Басаев объявился в Грозном..


Резкое различие между стилями двух генералов подчеркивает раскол в


стратегии. В настоящее время, оба подхода имеют место, но только лишь до


тех пор, пока правительство не примет решения. Большинство военных уже


определились. Они хотят отомстить за поражение в 1996 году, в котором они


винят не себя, а политиков. На заседании правительства три недели назад


высшее командование дало ясно понять, что по его мнению, имеются все


возможности взять под контроль всю Чечню при минимальных потерях российской


армии. Командующий вооруженными силам России на Северном Кавказе


генерал-полковник Виктор Казанцев повторил это на прошлой неделе, добавив,


что для завершения дела недостает лишь политической воли.


Война довольно популярна среди широкой общественности России. Знакомый


анти-чеченский страх и предубеждение плюс шок от разрушений, вызванных


взрывами жилых домов в прошлом месяце - из-за этих причин большинство


россиян готово поддержать полномасштабное военное наступление. Но это


означает штурм столицы, несмотря на тяжелые потери, которые российские


войска понесли во время кровопролитной попытки взять Грозный в 1994-96


годах. Исламские боевики и правительственные части Чечни уже готовятся ко


второму раунду против Шамановской 58-ой армии.


Российские политики в Москве кажется все еще верят, что атмосфера


благоприятствует силовому решению чеченской проблемы, но их волнует какой


эффект могут иметь многочисленные жертвы на результат предстоящих


парламентских и президентских выборов. Однако если они не определятся в


ближайшем будущем, командиры подобные Казанцеву и Шаманову примут решение


вместо них, будучи уверенными, что - перефразируя известную цитату - война


слишком важна для того, чтобы доверить ее политикам.


Андрей Бабицкий является московским корреспондентом Радио Свобода-Радио


Свободная Европа.