Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТОН РОССИЙСКИХ СМИ РЕЗКО ИЗМЕНИЛСЯ

Средства массовой информации в отношении чеченской кампании занимают все
By Lev Lurie

информацию, поступающую из района боевых действий.


Лев Лурье из Санкт-Петербурга (CRS No. 14, 14-Jan-00)


Когда в 1996 г. Москва прекратила военную кампанию в Чечне, это произошло


во­многом благодаря давлению общественного мнения. Взрывом народного


негодования армия, в основном, обязана российским СМИ, которые тогда


единогласно выступили против войны. Репортажи корреспондента НТВ Елены


Масюк стали классикой жанра, а Александр Невзоров был назван опасным


фанатиком.


В 1999 г. СМИ спровоцировали новый взрыв. Захват чеченскими боевиками сел в


Дагестане, заложников в Чечне (включая журналистку Масюк), смерть трех


сотен человек в терактах в Москве и Волгодонске. Нацию захлестнула жажда


мести, которую подстегивал провал российской внешней политики на Балканах.


Когда-то из-за первой чеченской войны политические партии призывали к


импичменту тогдашнего президента Бориса Ельцина. Теперь они же внезапно


возжелали крови. Обычно столь либеральные политические обозреватели, вроде


Максима Соколова из “Известий”, Отто Лациса из “Новых известий”, Михаила


Леонтьева из “Сегодня” и Евгения Киселева с НТВ, вдруг стали высказывать


громкое одобрение действиям организатора второй военной операции Владимира


Путина.


Даже борьба перед выборами в Думу в декабре мало что изменила. Большинство


избирателей поддерживало политику мщения, и открытая критика военных


действий означала политическое самоубийство.


Тем временем военные тщательно контролировали всю информацию, поступавшую


из Чечни. Со стороны российских журналистов, потрясенных историями о том,


как их коллеги оказывались заложниками боевиков, никаких возражений не


последовало. Почти сразу после начала военных действий, в Ингушетии


чеченцами был похищен Дмитрий Байбуров из “Московских новостей”. Любые


зарождавшиеся симпатии к непокорной республике погибли в зародыше.


На первых стадиях конфликта, единственные беспристрастные репортажи о


чеченских беженцах передавались корреспондентом Радио Свобода Андреем


Бабицким и Анной Политковской из “Независимой газеты”, которая тесно


сотрудничает с либеральной партией “Яблоко”.


Но к концу декабря ситуация изменилась. Штурм Грозного превратился в


мясорубку, отряды боевиков провели рейды в Шали, Аргуне и Гудермесе. Первой


с критикой в адрес военных выступила независимая телекомпания НТВ. Она


поставила под вопрос “компетентность генералов” и отметила их “нежелание


учиться на своих ошибках”.


НТВ не связано ни с Путиным, ни с Явлинским или Лужковым. Обе команды


корреспондентов (в Моздоке и Дагестане) отказываются признавать цензуру


военных и передают как официальную, так и неофициальную информацию,


основанную на интервью с офицерами и солдатами российской армии, а также


мирными чеченскими жителями. Корреспонденты НТВ посещают полевые госпитали


и беседуют с ранеными повстанцами и невинными жертвами военного террора


России. В Москве ведущие новостей НТВ настроены все более критично, их


злободневный комментарий резко контрастирует с официальной пропагандой,


которой забит эфир конкурирующих РТР и ОРТ.


Пресса тоже не заставила себя долго ждать и присоединилась к хору критики,


несмотря даже на то, что самые авторитетные журналы – “Итоги” и “Коммерсант


Daily” не выходили во время новогодних праздников. “Общая газета”,


связанная с Яблоком, “Московский комсомолец”, поддерживающий московского


мэра Юрия Лужкова, “Сегодня” и “Независимая газета” – все объединились в


своей критике действий российского генштаба.


“Независимая газета” провела тревожную аналогию с войной 1994-96 гг., а


также опубликовала интервью с ведущими правозащитниками, которые


отрицательно отнеслись к попыткам генерала Виктора Казанцева открыть


“второй фронт” против всех мужчин Чечни. Даже “Известия” и “Комсомольская


правда” готовы признать, что армия находится в затруднительном положении.


В определенном смысле, эта смена настроений связана с новыми опасениями


российской прессы. Политические обозреватели начинают понимать, что


отсутствие кандидатов, способных реально оспорить шансы Владимира Путина на


победу в президентских выборах, представляет серьезную угрозу


демократическим процессам в стране. Возможно, именно этим руководствуются


“Московский комсомолец” и “Новая газета”, когда, возвращаясь к теме


сентябрьских терактов, говорят, что не было никаких фактов, позволявших


связать теракты с чеченскими повстанцами. Были выдвинуты даже осторожные


предположения, что все это зверство было подстроено российским


правительством для того, чтобы оправдать военную кампанию.


Корреспонденты обеих газет, Николай Гольц и Павел Фельгингауэр, уже


выразили серьезное сомнение в том, что война в Чечне закончится победой


России. Это мнение поддержали и другие газеты. Многие из них опубликовали


обширный анализ двухвековой истории неуклюжих попыток России покорить


Чечню. В серии четырех статей, опубликованных в питерской газете “Час пик”,


Дмитрий Жвания приходит к выводу, что в борьбе за независимость Чечня все


равно победит.


Когда федеральное командование в Грозном конфисковало фотографии и


звукозаписи, сделанные корреспондентом Радио Свобода Андреем Бабицким, все


журналистские круги немедленно поднялись на его защиту.


В то же время далеко не все издания выдерживают критический настрой. Максим


Соколов и Михаил Леонтьев продолжают бить в путинские барабаны, называя


любую информацию, поступающую от чеченцев пропагандой повстанцев.


Чеченского министра информации Мовлади Удугова они назвали “чеченским


Геббельсом”. А жертвы среди мирного населения, и потери российских


вооруженных сил, по их мнению, это только та цена, которую необходимо


заплатить за восстановление в Чечне конституционного порядка.


Коммунистические издания “Правда” и “Советская правда” также безоговорочно


поддерживают войну. С ними солидарны и печатные органы националистов, такие


как “Завтра”.


Несомненно, самая объективная и полная информация о войне поступает


посредством русского Интернета, в особенности через сайты Utro и Gazeta.ru,


которая полностью является электронной публикацией. Кроме статей от


журналистов “с обеих сторон”, здесь есть переводы статей из зарубежных СМИ


и пресс-релизов, публикуемых информационными агентствами чеченской стороны.


На прошлой неделе, пытаясь сопоставить официальную информацию с истинным


количеством жертв, корреспонденты Gazeta.ru посетили ряд военных


госпиталей. Они сообщили, что за один день военный самолет из Моздока


доставил в Уральский госпиталь 20 легко раненых солдат, на следующий день


еще 37. Тем временем в больницу в Самаре из района Грозного поступило 62


человека. По официальным данным за тот же период количество раненых


составило 39 человек. Статья заканчивалась так: "И это мы побывали только в


двух больницах из огромного количества военных госпиталей, разбросанных по


всей территории РФ”.


За прошлые недели российские журналисты доказали, что в России все еще жива


свобода слова – даже если источников объективной информации и не хватает. В


преддверии президентских выборов, значение чеченской войны в политической


жизни будет возрастать. Именно поэтому будущие власти будут особенно


стремиться не допустить утечки плохих новостей с Северного Кавказа. Они


будут прилагать все усилия, чтобы строго ограничить доступ к информации.


Это, в свою очередь, вызовет возмущение журналистов.


Лев Лурье – ведущий журналист, историк и политический обозреватель, живет в


Санкт-Петербурге.