Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Ташкент с опаской смотрит на туркменского президента

By News Briefing Central Asia
Готовность узбекского президента посетить Ашгабад сигнализирует о желании по-новому наладить исторически проблемные отношения между странами, но Ислам Каримов с опаской наблюдает за либеральными шагами своего туркменского коллеги, считают обозреватели.

Итогом телефонных переговоров 6 марта между президентами Узбекистана и Туркменистана стало то, что узбекский президент Ислам Каримов, не присутствовавший на февральской инаугурации Гурбангулы Бердымухаммедова, согласился в ближайшее время посетить Ашгабад с официальным визитом.

Отношения Каримова с предшественником Бердымухаммедова были далеко не идеальными – еще с начала 90-х Сапармурат Ниязов придерживался политики жесткой конфронтации с Ташкентом.

После покушения на Ниязова в ноябре 2002 года отношения между странами были почти заморожены. Ашгабад тогда обвинил узбекские власти в поддержке главного обвиняемого в покушении, туркменского оппозиционера Бориса Шихмурадова, и выслал из страны узбекского посла.

Лишь к концу 2004 года на встрече Ниязова и Каримова в узбекском городе Бухаре конфликт формально был сглажен, но напряженность чувствовалась во всем, начиная с дискриминационной политики против этнических узбеков Туркменистана до вопросов совместного использования вод реки Амударьи, разделяющей две страны, и разделения приграничных нефтяных месторождений.

Несмотря на это, теперь, на взгляд Алишера Хамидова, политического эксперта по Центральной Азии, приход к власти нового президента в Туркмении дает шанс на восстановление тесных связей.

«Существуют политические и экономические предпосылки, обуславливающие необходимость в этом, поскольку страны находятся во взаимной зависимости по таким вопросам, как транспортировка и транзит товаров, распределение и использование природных ресурсов, особенно газа, воды и электричества, и демаркация границ»,- говорит Хамидов.

Источник из дипломатических кругов Узбекистана считает, что сейчас у Ташкента «намного больше побудительных мотивов инициировать процесс улучшения взаимоотношений».

Однако, по словам собеседника NBCA, первые шаги Бердумухаммедова во власти вызвали у Каримова определенное беспокойство, так как он не готов принять реформы в соседней стране.

«Неизбежная демократизация в Туркменистане и либерализация общественно-политического уклада в этой стране будут восприниматься им как “источник очередной революционной заразы”. Исходя из этого, и будет строить политику по отношению к Туркменистану Каримов, пока он находится у власти. А, значит, возможны любые осложнения», - подытожил источник.

Если туркменский президент продемонстрирует своему коллеге заинтересованность в консервации существующего авторитарного режима, то страны будут не только поддерживать существующий уровень взаимоотношений, но и станут ближе, предполагает эксперт NBCA по Туркменистану Марс Сариев.

«[Укрепление сотрудничества] позволит как Узбекистану, так и Туркменистану нейтрализовать попытки третьих стран использовать проблему оппозиции, прав человека (в том числе этнических меньшинств), демократии как инструмент вмешательства во внутренние дела этих стран. Здесь интересы Узбекистана и Туркменистана пересекаются», - считает Сариев.

(NBCA предоставляет комментарии и анализ широкого круга политических обозревателей со всего региона.)