Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКСКОМУ ПРЕЗИДЕНТУ НЕ ТАК ПРОСТО ПОДНЯТЬСЯ В ГЛАЗАХ СОБСТВЕННОГО НАРОДА

Международный имидж таджикского лидера растет как на дрожжах, но таджикам от этого не легче.
By Vladimir Davlatov

За последнее время международный имидж президента Таджикистана Эмомали Рахмонова как политика значительно окреп, чего не скажешь о его позициях внутри этой беднейшей центральноазиатской страны, пережившей пятилетний период гражданской войны и находящейся в глубоком социально-экономическом кризисе.

Какой бы блестящей ни была карьера Рахмонова на международной арене, признания собственного народа он сможет добиться только тогда, когда вновь заработают заводы и фабрики в Таджикистане, встанут на ноги здравоохранение и образование.

Резкий рост популярности Эмомали Рахмонова пришелся на осень прошлого года, когда мировые державы на волне трагических событий 11 сентября в США вдруг вспомнили о том, что именно этот человек в течение нескольких лет призывал международное сообщество обратить внимание на проблему Афганистана и покончить с терроризмом в этой стране.

Таджикистан одним из первых предложил антитеррористической коалиции использовать свои авиабазы и воздушное пространство для проведения гуманитарных операций в Афганистане, а позже не исключил возможности их использования и для проведения военных операций.

Теперь Рахмонов охотно напоминает таджикистанской общественности и всему миру, что именно он стал первым мировым лидером, заговорившим об «афганской угрозе».

«В каждом своем выступлении я говорил, что Афганистан угрожает не только Таджикистану и региону, но и всему цивилизованному миру, и призывал международное сообщество создать вокруг Афганистана пояс безопасности, но, к большому сожалению, голос разума не был услышан, - вновь заявил 18 июня в Душанбе Эмомали Рахмонов. - И только теракты в США заставили мир заняться решением этой проблемы».

Даже политические оппоненты Рахмонова, включая Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которая в свое время составляла костяк Объединенной таджикской оппозиции, признают, что его международный авторитет значительно вырос.

«Рахмонова в мире стали уважать за то, что он поднимает глобальные вопросы, в том числе и по Афганистану, но самое главное - он предвидел исходящую от него угрозу», - сказал корреспонденту IWPR пресс-секретарь ПИВТ Хикматулло Сайфуллозода.

Таджикский политолог Рашид Гани считает, что росту имиджа Рахмонова в немалой степени способствовало то, что он встал по одну сторону баррикад с такими странами, как США, и активно включился в антитеррористическую борьбу.

Гани также полагает, что укреплением своего имиджа таджикский президент обязан и СМИ, уделившим много внимания афганской военной кампании и вспомнившим о миротворческой роли Рахмонова в гражданской войне 1992-1997 гг.

И вот Эмомали Рахмонов уже активно участвует в разрешении индо-пакистанского конфликта. За день до начала работы в Алматы совещания лидеров азиатских стран по взаимодействию и мерам доверия в Азии в Таджикистан 2 июня с официальным визитом прибывает президент Пакистана Первез Мушарраф.

Рахмонов рассказывает об опыте таджикского урегулирования, дает советы и призывает стороны решить конфликт мирным путем. При этом таджикский президент также обещает в рамках алматинского саммита переговорить с премьер-министром Индии, что и делает.

По мнению экспертов, визит пакистанского лидера как нельзя лучше подчеркнул возросшую роль таджикского президента. Необходимо отметить, что Первез Мушарраф прилетел в Таджикистан в то время, когда Пакистан и Индия фактически находились на грани ядерной войны.

Рост имиджа Рахмонова заставил соседние центральноазиатские государства обратить внимание на Таджикистан. Изменил свое отношение к соседу, в частности, Узбекистан, отношения с которым у Таджикистана до сих пор не складывались. В конце прошлого года Эмомали Рахмонова пригласили посетить эту страну с официальным визитом.

Однако успехи на международном поприще не могут заслонить собой внутренние проблемы Таджикистана. «В стране - тяжелый социально-экономический кризис. Люди получают зарплату по одному-два доллара в месяц. Это же просто ужасно! Я не могу сказать, что здесь все в восторге от правительства и от президента», - говорит председатель Коммунистической партии Таджикистана Шоди Шабдолов.

Изначально аналитики надеялись, что рост имиджа президента приведет к тому, что международное сообщество начнет более активно сотрудничать с Таджикистаном и в страну хлынет финансовая помощь в виде кредитов и инвестиций. Но эти надежды пока не оправдались.

По мнению Рашида Гани, имидж Рахмонова высок только как политика, остановившего кровопролитную войну. Политолог считает, что Рахмонову сейчас необходимо прежде всего поднять экономику и сделать жизнь лучше. Только тогда он добьется авторитета у таджикистанцев. «Молодежь уже не помнит о войне. Для молодых главное - нормальная экономика, нормальная жизнь», - убежден Гани.

Когда-то – еще в советское время – Рахмонов работал председателем колхоза. В настоящее время альтернативы ему как президенту в Таджикистане просто нет, и он об этом прекрасно знает. Однако аналитики предостерегают, что позиции главы государства могут пошатнуться, если он незамедлительно не займется решением внутренних проблем Таджикистана.

Владимир Давлатов – псевдоним журналиста из Таджикистана