Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКСКИЙ ЛИДЕР – ГЕРОЙ ГОЛУБОГО ЭКРАНА

По таджикскому телевидению беспрестанно показывают президента Эмомали Рахмонова.
By Nargis Zokirova

Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов в последнее время не сходит с телеэкранов. Высказывается даже мнение, что в стране развивается культ личности.


Куда бы ни ехал президент – на международную встречу или на семинар по картофелеводству – государственные и частные телеканалы обязаны снова и снова демонстрировать все его выступления.


Даже единственный зарубежный канал, ретранслируемый на территории Таджикистана – российский РТР – прерывает свою повседневную сетку вещания, когда надо показывать президента.


«В нашей стране выбор телеканалов и так ограничен. Приходишь с работы уставший, а тут еще политику заставляют смотреть», - сетует житель Душанбе Салим Хабибов.


Если в 2002 году выступления президента показывались, как правило, однократно, то сейчас их повторяют по несколько раз - в информационных программах ТВТ и отдельно, перекрывая в это время другие программы.


В начале августа телевидение освещало семинар по картофелеводству, что называется, «от звонка до звонка» только потому, что в нем принимал участие сам президент. Семинар длился два дня, и все информационные выпуски таджикского государственного телевидения и независимых каналов были посвящены этому событию. Затем в эфир вышел специальный выпуск новостей с трансляцией выступления главы государства на этом семинаре.


Особенно раздражает телезрителей то, что переключение на специальные выпуски «президентских» новостей происходят внезапно – без предупреждения. «Честно говоря, не очень-то приятно, когда ты, скажем, по российскому каналу смотришь свой любимый фильм, и вдруг ни с того, ни с сего фильм прерывается, и показывают какое-то совещание или собрание, - говорит душанбинка Мунира Каюмова, - Это только раздражает. Хоть бы предупреждали заранее, тогда можно было бы как-то по-другому планировать свой вечер, а не настраиваться на просмотр фильма».


Некоторые эксперты отмечают, что подобные тенденции в таджикских СМИ слишком напоминают происходящее в соседних Узбекистане и Туркменистане, где телевидение активно пропагандирует культ личности президента, а иные выпуски новостей представляют собой исключительно трансляцию президентских выступлений.


«Такая политика руководства страны представляется мне ошибочной, ибо несет на себе отпечаток авторитарного режима, - говорит заместитель председателя Социал-демократической партии Таджикистана (СДПТ) Шокирджон Хакимов, - Согласно Конституции, граждане Таджикистана имеют право выбора альтернативных источников информации. Они вправе сами решать, смотреть ли им выступления главы государства, или лучше вместо этого посмотреть спортивную передачу, развлекательную программу, или выпуск новостей».


Рахмонов, стоящий у руля власти в Таджикистане с 1992 года, провел в июне всенародный референдум о внесении в Конституцию поправок, дающих ему право в 2006 г. переизбираться на третий срок, а затем и на четвертый. В преддверии намеченных на следующий год парламентских выборов появились опасения, что президент постарается полностью нейтрализовать и без того сильно ослабшую оппозицию, в частности – Партию исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ).


В конце 2001 года глава таджикского государства рекомендовал местным органам власти воздерживаться от восхваления его личности, а также велел снять свои портреты со стен зданий и чиновничьих кабинетов. Портреты Рахмонова были частично сняты.


По мнению Хакимова, информационная монополия президента – не свидетельство его популярности, а совсем наоборот. Проводимая президентом и правительством экономическая и социальная политика оказалась неэффективной, однако, по мнению власти, усиленная телевизионная пропаганда может убедить население в обратном.


IWPR удалось выяснить позицию ряда государственных органов и телеканалов. Например, заведующий информационно-аналитическим отделом аппарата президента Абдурахмон Абдуманнонов заявил: «Наш отдел не занимается этими вопросами. Вам следует обратиться на Таджикское телевидение».


Первый заместитель председателя Гостелерадио Мухаммад Гоиб отказался что-либо комментировать, туманно сославшись на «инструкции сверху».


Саидумрон Саидов - главный редактор независимого телеканала СМ-1 в г. Худжанде на севере страны, который в последние месяцы также переключился на трансляцию президентских выступлений – заявил, что таково решение руководства канала. «По условиям лицензии Гостелерадио РТ мы имеем право в своих выпусках показывать программы ТВТ, в том числе и выступления президента, что нами и делается», - сказал он.


Специалисты по СМИ при этом отмечают, что правительство имеет право в любой момент отозвать лицензию на вещание у любого телеканала или издания, не выполняющего его указания.


Мы попытались выяснить, почему для трансляции выступлений Рахмонова прерываются передачи российского телеканала. Рахматилло Мошарипов - генеральный директор компании «Таджиктелерадиоком», отвечающей за трансляцию всех теле- и радиопередач на территории Таджикистана, не смог дать внятного объяснения. «Мы являемся государственным предприятием и выполняем поручение правительства», - сказал он. На телевидении IWPR объяснили, что передачи РТР транслируются на более обширной территории, чем программы таджикского государственного телевидения, давая руководству страны возможность охватить более широкую зрительскую аудиторию.


Джунайд Ибодов - юрист, специализирующийся в области масс-медиа – указывает, что по закону правительство имеет право обязать частные телеканалы транслировать правительственные сообщения лишь в случае объявления в стране чрезвычайного положения. Что касается государственных телеканалов, то и они обязаны транслировать лишь официальные сообщения, а не всевозможные встречи, собрания и доклады. Таким образом, теоретически на руководство Таджикистана можно подать в суд.


Но это вряд ли случится. Таджикским телезрителям остается одно – привыкать к бесконечным президентским выступлениям, или вообще не смотреть телевизор.


Наргис Зокирова – корреспондент таджикистанской газеты «Вечерний Душанбе»