Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикские экономисты опасаются влияния мирового кризиса

Центробанк считает, что экономика в основном не подвержена международным финансовым потрясениям, но экономисты предупреждают о возможном возникновении цепной реакции.
By Ravshan Abdullaev
Международный финансовый кризис, возможно, еще не чувствуется в Таджикистане, но некоторые аналитики опасаются, что его ударная волна может нанести ущерб самой слабой из центрально-азиатских экономик.

Поскольку в мире уже почти произошел обвал цен на акции, а банки столкнулись с угрозой банкротства, Таджикистан, на первый взгляд, относительно не подвержен этим влияниям, поскольку в стране отсутствует фондовая биржа.

Национальный банк Таджикистана распространил заявление о том, что республика избежит серьезного влияния кризиса. В нем говорится, что основной риск состоит в колебаниях стоимости иностранной валюты, в которой многие люди предпочитают хранить свои сбережения. С лета национальная валюта, сомони, фактически укрепилась по отношению к доллару США и евро, хотя некоторые экономисты предсказывают его обесценивание в ближайшие месяцы, поскольку кризис все-таки повлияет на экономику Таджикистана.

В своем заявлении центральный банк вспоминает кризисы прошлых лет на мировых рынках, в 1998 и 2002 годах, которые, по большому счету, не затронули Таджикистан, и даже выступает против тенденции рынка, опубликовав солидные темпы экономического роста.

Однако экономисты, опрошенные IWPR, обеспокоены тем, что влияние экономической нестабильности в этом году будет совсем иным.

Во-первых, сейчас страна больше зависит от иностранных банков, многие из которых работают сейчас в более стесненных условиях. Как российские и казахстанские банки, таджикские финансовые институты сейчас являются партнерами таких коммерческих кредиторов, как американский «CitiBank», немецкий «Kommerzbank» и Банк Китая, а также банков развития - Всемирного Банка, Европейского Банка Реконструкции и Развития, Азиатского Банка Развития и Исламского Банка Развития.

В результате банки Таджикистана столкнутся с подорожанием кредитов, взятых в этих учреждениях на финансирование системы кредитования в республике, что, в свою очередь, может ограничить экономическую деятельность.

Другие, возможно, более серьезные риски, по словам экономистов, исходят от косвенных факторов.

Например, развивающаяся экономика России и Казахстана за последние годы привлекла сотни тысяч трудовых мигрантов из Таджикистана. Деньги, которые эти люди высылают домой, имеют огромное значение при слабой экономике Таджикистана и разрушающейся системе социальной поддержки. По оценкам, в 2007 году трудовые мигранты перечислили в республику два миллиарда долларов, что эквивалентно 60 процентам валового внутреннего продукта (ВВП) за год.

Экономисты уже предсказывают снижение темпов экономического развития как в России, так и в Казахстане, подразумевая сокращение рынков труда, что ударит по тем, кто находится у самого основания, в том числе по таджикам, занятым на строительных объектах и прочей физической работой.

Парвиз Муллоджанов, ведущий аналитик Таджикистана, с тревогой оценивает риски: «Значительный спад денежных переводов мигрантов создает угрозу финансовой катастрофы для республики».

В настоящее время денежные переводы мигрантов помогают достичь стабильности в общем балансе торговли, услуг и финансовых переводов из республики и в нее. Внешнеторговый баланс сам по себе в настоящее время испытывает дефицит. В период с января по июнь этого года размер импорта превысил доходы от экспорта более чем на миллиард долларов, такой дисбаланс будет неустойчивым без вливания денег, присылаемых из России и других стран.

Еще одна опасность исходит от перспективы повышающихся цен в России, являющейся основным поставщиком товаров в Таджикистан. Повышение импортной стоимости неизбежно ускорит темпы инфляции.

В любом случае, изменения в международных ценах на товары, по-видимому, повлияют на ситуацию в Таджикистане.

Государственный служащий из правительства Таджикистана на условиях анонимности сказал, что мировой спад уже привел к падению спроса и понижению цен на алюминий, который вместе с хлопком является одним из ключевых статей экспорта для республики. Он говорит, что известные консультационные фирмы предсказывают, что резкое падение цен на алюминий будет продолжаться до середины 2009 года как минимум.

В то же время профессор Ходжимахмад Умаров, ведущий экономист Таджикистана, полагает, что экономика получит небольшую выгоду от кризиса, поскольку падение мировых цен на нефть приведет к удешевлению импорта топлива.

Муллоджанов отмечает, что Таджикистан остается страной, в большой степени зависящей от зарубежной поддержки в форме грантов и займов, которые равны почти половине годового бюджета страны.

Сейчас существует риск того, что иностранные доноры и кредиторы сократят уровень финансирования в результате своей стратегии вынужденного уменьшения расходов.

«Западные страны и организации могут урезать размер помощи Таджикистану, что приведет к очень серьезным последствиям», - говорит Муллоджанов.

Умаров видит в возможном снижении западных пожертвований большой риск для экономики. Поскольку правительства Соединенных Штатов и России выделяют миллиарды долларов на спасение своих финансовых систем, такие развивающиеся страны, как Таджикистан, понесут убытки, считает он.

Другой экономист, Георгий Кошлаков, менее пессимистичен в этом отношении и говорит, что хоть и согласен с прогнозами других о спаде притока капитала, но последствия не будут ужасающими.

Он утверждает, что подверженность банков Таджикистана иностранным вливаниям и внешняя финансовая поддержка являются «незначительными» в мировом масштабе. «Никто не строит экономику на таких объемах [капитала]», - говорит он.

Кошлаков считает, что Таджикистан благополучно переживет кризис, а население не слишком пострадает.

«У нас нет больших долговых обязательств, а также нет рынка ценных бумаг, - говорит Кошлаков. – Мы плыли по течению все это время, и будем продолжать это делать».

Государственный служащий из правительства заявляет, что видел неопубликованные отчеты Международного Валютного Фонда (МВФ) с предупреждением о том, что Таджикистан в конце этого года не сможет погасить свою задолженность перед зарубежными странами.

Он говорит, что, несмотря на этот прогноз, он уверен, что мировой финансовый кризис не приведет к дефолту.

Другие экономисты, опрошенные IWPR, считают, что Таджикистан сможет погасить свою задолженность, в настоящее время равную примерно 30 процентам годового ВВП, по данным МВФ, если не возникнет непредвиденных ситуаций.

Многие согласились с тем, что для среднестатистического гражданина Таджикистана жизнь станет тяжелее, поскольку сомони упадет в цене, продукты питания подорожают, прочие затраты повысятся, а уровень жизни упадет.

Сотрудник правительства предупредил, что сейчас «продовольственный кризис» более вероятен.

«На фоне банковского кризиса цены на продовольствие продолжают расти на мировых рынках, - говорит он. – Условия жизни населения Таджикистана, доведенного до нищеты, могут ухудшиться».

Сотрудник крупного коммерческого банка в Таджикистане, который попросил нас не называть его имени, сказал IWPR, что сейчас еще слишком рано оценивать реальные масштабы экономической угрозы, вызванной внешними экономическими условиями.

По его словам, банковский мир Таджикистана еще не уверен в том, как все обернется, добавив: «Мы отлично понимаем, как это все серьезно. Но сейчас невозможно сказать, будет ли все плохо или хорошо».

Равшан Абдуллаев, независимый журналист из Таджикистана.