Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКСКИЕ МУЗЕЙНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ ПОД УГРОЗОЙ

Предметы искусства и антиквариат страдают от воров, влажности и книжных червей.
By Ravshan Abdullaev
Уникальные коллекции и музейные экспонаты в Таджикистане постепенно ветшают, так как у государства нет средств для поддержания их в подобающей форме. Недостаточное финансирование не позволяет нанять охрану, из-за чего экспонаты музея становятся легкой добычей для воров.

По словам директоров музеев и историков, они не могут сохранить коллекции восточных манускриптов, таджикские антикварные экспонаты и предметы западного искусства, не говоря уже о приобретении новых.

Институт востоковедения и письменного наследия хранит множество бесценных книг, дошедших до наших времен из центральноазиатского прошлого и собранных в книгохранилище во времена Советского Союза.

Наряду с персидскими и арабскими манускриптами в кожаном переплете в коллекции имеются два тома священной Торы. Рукописные листы длиной в 25 метров хранятся в деревянных футлярах, покрытых парчой. Считается, что рукопись была создана древней еврейской общиной, обитавшей в этом регионе.

Книгохранилище рукописей размещается в подвале. Советские чиновники, опасаясь ядерной войны, таким образом хотели сохранить древнее наследие. Однако из-за плохой работы вентиляционной системы книги начали портиться, аппаратура для поддерживания постоянной температуры, установленная в 50-е годы прошлого века, не соответствует современным требованиям, и ученые опасаются, что документы могут испортиться до такого состояния, что их уже невозможно будет восстановить.

«Необходимо хотя бы раз в год перелистать книги, - говорит Амрияздон Алимардонов, востоковед, работающий в институте уже более 40 лет. – Но в рукописном фонде всего пять сотрудников на 6000 книг. Физически сделать это невозможно».

После распада Советского Союза закрылись лаборатории по химической и биологической обработке книг.

Книжные черви представляют собой серьезную угрозу для манускриптов. «Они съедают книги, и со временем невозможно будет прочесть рукописи, - рассказывает Алимардонов. - Против времени ученые бессильны».

По словам Алимардонова, он получает самую высокую зарплату среди коллег – 40 долларов, так что неудивительно, что только несколько выпускников таджикских высших учебных заведений решили остаться здесь работать.

Несмотря на неоднократные жалобы в правительство, институт продолжает получать средства только на основные производственные затраты. У института нет средств даже на то, чтобы отправить манускрипты в Иран, который обладает технологией по обработке рукописей и который предложил свою помощь Таджикистану.

У рукописного фонда также нет денег на приобретение старинных книг у населения. «Люди приносят книги и продают по дешевке от бедности и безысходности, - говорит Алимардонов. - А мы, как попрошайки, – не знаем, где достать 100 долларов на рукописи».

В Национальном краеведческом музее имени Камолиддина Бехзода около 40000 картин страдают от разрушительного воздействия времени.

«Музеям не хватает средств, а их фонды находятся в крайне плачевном состоянии», - считает Георгий Мамедов, директор таджикского представительства организации “Реставраторы без границ“, обеспечивающей поддержку по реставрации части картин этого музея.

Подчеркнем: содержание экспонатов в подвале с изменяющейся температурой и избыточной влажностью является не самым подходящим способом их хранения.

Музеи не имеют финансовой возможности для установки систем слежения или для того, чтобы нанять охранников, и поэтому их экспонаты становятся легкой добычей для воров. Для многих экспонатов найдутся покупатели на нелегальных ранках за границей.

Когда два года назад из музея была похищена картина немецкого художника XVIII века, с момента кражи до того, как был зафиксирован факт пропажи, прошло некоторое время, несмотря на то что картина была большого размера и располагалась в центре экспозиции.

Следствие предполагает, что картина уже вывезена из страны, и вряд ли о ней когда-нибудь услышат.

Из музея, расположенного в Гиссарском районе в 20 километрах к западу от столицы, было похищено более 40 экспонатов, в основном - женские украшения.

Начальник управления культуры Министерства культуры страны Сафар Шосаидов не смог назвать рыночную стоимость украденного. «Они для нас в первую очередь имеют культурную и историческую ценность», - сказал он.

По мнению следствия, причиной обоих случаев кражи стало отсутствие системы охраны экспонатов музея.

И хотя охранников Гиссарского музея не винят в том, что произошла кража, Шосаидов заявил, что тот факт, что за свою работу они получают такую мизерную заработную плату, не может способствовать повышению уровня безопасности.

«При такой зарплате мы не можем гарантировать сохранность музейных экспонатов. Это характерно для всех музеев республики», - сказал он.

Руководство музея могло бы нанять сотрудников МВД для охраны экспонатов, но, по словам Шосаидова, стражи порядка требуют за свою работу очень высокое вознаграждение.

Примечательно, что, по информации, полученной от начальника отдела по раскрытию преступлений против государственной собственности МВД Таджикистана Туйчи Мусоева, за последние 14 лет были зафиксированы только два правонарушения, связанные с музеями: в 2005 году пропало полотно из Национального музея и в 2006-м был ограблен музей Гиссарского района.

И хотя, по мнению Мусоева, это свидетельствует о том, что систематических краж из музеев нет, некоторые считают, что факты мелкого воровства остаются незафиксированными. Существует также мнение, что из музеев не украдено еще больше лишь по той причине, что люди, как правило, не догадываются о том, какие ценности хранятся в национальных музеях страны.

ЮНЕСКО, при поддержке которой была организована встреча, посвященная выполнению конвенций по сохранению культурного наследия в Центральной Азии, прошедшая в Душанбе в конце января, начала проект по оказанию содействия музею Бехзод и музею этнографии в сохранении и документировании музейных коллекций.

Однако, похоже, что низкий уровень государственного финансирования из-за того, что есть более актуальные социальные нужды, еще долго будет представлять проблему для музеев страны. По мнению Мамедова, из сложившейся ситуации есть выход – частные источники финансирования от успешно развивающегося бизнеса.

«Сегодня в Таджикистане появились люди, которые имеют деньги, они члены общества, - говорит он. – Тот, кто получает от общества больше, по закону социального равенства должен больше и отдавать».

Мамедов подчеркивает, что в полной мере должна использоваться законодательная база в сфере сотрудничества музеев с общественными организациями, частными лицами и меценатами. «Но нужно всегда помнить об уровне людей и об их бескорыстных намерениях», - говорит он в заключение.

Равшан Абдуллаев, сотрудник IWPR, Анора Саркорова сотрудник BBC, Душанбе.