Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикские активисты СМИ требуют изменения статьи о клевете

Первая серьезная попытка вывести статью о клевете из Уголовного кодекса, как ограничение свободы слова.
By Manija Safarova
Активисты по правам СМИ в Таджикистане запустили кампанию по выведению статьи о клевете из Уголовного кодекса с тем, чтобы подобные судебные дела в будущем рассматривались в гражданских судах.

Конференция по вопросам статьи о клевете, на которой присутствовали активисты по правам СМИ, журналисты и юристы, прошедшая в Душанбе 9-10 октября, обозначила первую серьезную попытку со стороны групп гражданского общества добиться изменений в законодательстве.

Участники встречи, проведенной при содействии ООН, ОБСЕ и организации по развитию СМИ «Интерньюс», согласовали заявление, рекомендующее правительству Таджикистана и парламенту отменить положения уголовного законодательства, которые касаются клеветы, оставив в силе существующее гражданское законодательство о клевете.

Как и другие бывшие республики Советского Союза, Таджикистан продолжает считать клевету уголовным преступлением, а также признает клевету действием, которое дает основание для судебного преследования по Гражданскому кодексу, т.е. любой человек, признанный виновным, может быть приговорен к лишению свободы сроком до двух лет или к штрафу до 17 000 долларов США, что является весьма крупной суммой для этой бедной страны. В Уголовном кодексе есть две релевантных статьи – статья 135, по которой сведения о человеке, распространяемые с преступным намерением, являются ложными, и статья 136, в которой предусматривается оскорбление личного достоинства.

Сторонники внесения изменений заявляют, что эти положения регулярно используются для ограничения свободы слова.

Также они призывают к отмене отдельных положений, которые более серьезно касаются клеветнических заявлений против чиновников высшего ранга. Согласно статье 137, лицо, обвиненное в клевете на президента Таджикистана в средствах массовой информации, может быть приговорено к пяти годам лишения свободы или к выплате штрафа, а любой публично оскорбивший правительственных чиновников, может быть привлечен к штрафу в размере 34 000 долларов или к двухлетнему сроку лишения свободы.

Активисты по правам СМИ заявляют, что перед законом все равны, и поэтому чиновники не должны иметь отдельных средств защиты.

Антиклеветническое законодательство было ужесточено в прошлом году, включив в список средств массовой информации, подлежащих уголовному преследованию, еще и интернет-публикации.

«Журналисты боятся писать правду, потому что … статьи в Уголовном кодексе используются для того, чтобы закрыть им рты», - говорит главный редактор газеты «Фараж» Хуршед Атовуллоев.

Атовуллоев говорит, что действующее уголовное законодательство не дает четких определений терминам «клевета», «оскорбление» и «ложные сведения», что дает возможность свободной интерпретации заявлений в качестве клеветы.

За последние три года в Таджикистане против журналистов было возбуждено восемь дел за клевету, при этом большая часть касалась правительственных чиновников.

В августе было возбуждено уголовное дело за клевету против Турсунали Алиева, журналиста-ветерана с севера Таджикистана, в отношении статьи, опубликованной в журнале. Комментируя это, представители Национальной ассоциации независимых средств массовой информации Таджикистана говорят, что юрисконсульты рассматривали это дело как «преднамеренное преследование» со стороны местных правоохранительных органов, «действующих от имени отдельных высокопоставленных должностных лиц», и оно было направлено на запугивание журналистов.

Джумабой Толибов, ныне директор информагентства «Зарафшон Таймс», вступил в конфликт с законом после репортажа об аварии, в котором он утверждал, что ювелирные изделия и прочие ценности, принадлежавшие 15 погибшим, пропали во время расследования, проводимого правоохранительными органами. Он был обвинен в оскорблении сотрудника правоохранительных органов.

Наличие статей о клевете в уголовном законодательстве пятнает образ страны в международном сообществе, говорит председатель Коллегии адвокатов северной Согдийской области Таджикистана, Мохира Садуллоева.

Она вспоминает, что в 2005 году Комиссия по правам человека ООН рекомендовала властям Таджикистана устранить статью, касающуюся клеветы на президента, из Уголовного кодекса. В 2010 году Таджикистан обязан отчитаться перед комиссией ООН о мерах, предпринятых им в ответ на данные рекомендации.

«И то, что за три года [с 2005 года, когда были даны рекомендации] национальное законодательство не приведено в соответствие с международными нормами, говорит о многом», - считает Садуллоева.

Вопрос публичной критики в средствах массовой информации остается спорным в Таджикистане отчасти как наследие гражданской войны 1992-1997 годов. За годы конфликта правительство и вооруженная оппозиция использовали свои информационные ресурсы для атаки друг на друга. Журналисты стали рассматриваться, как объект нападения, и за этот период более 70 из них были убиты.

Роль средств массовой информации в конфликте заставила некоторых призадуматься о том, что можно и что нельзя говорить публично.

Адвокат Машхур Газиев считает, что рассмотрение споров в суде на данный момент намного лучше, чем решение проблем менее цивилизованным способом, хотя он допускает, что очень часто против журналистов возбуждают дела, основанные на чьей-то произвольной интерпретации клеветы.

Депутат таджикского парламента Абдуманнон Холиков – один из тех, кто считает, что «некоторые непрофессиональные журналисты используют данные, которые являются ложными, клеветническими, и тем самым наносят кому-то вред».

Судья Верховного суда Таджикистана Ирина Кабилова согласна с тем, что журналисты не в ладах с законом из-за отсутствия профессиональных стандартов.

Кроме того, когда слишком много внимания уделяется интересам журналистов, и недостаточно внимания – правам истцов в делах о клевете, дебаты по данной проблеме ведутся «в одной плоскости».

Кабилова считает, что на данный момент слишком рано устранять положения в уголовном законодательстве, касающиеся клеветы.

Продолжая дебаты, Саймиддин Дустов, главный редактор еженедельника «Нигох», считает, что попытки контролировать поток информации в любом случае обречены на провал, поскольку население Таджикистана имеет доступ к внешним СМИ – они смотрят телевизионные каналы из Москвы и российские интернет-сайты.

В этом контексте, говорит Дустов, важно, чтобы таджикские власти осознали, что им необходимо воспитывать, а не ограничивать местные средства массовой информации.

«Мы не достучимся по этому вопросу [о клевете] до власти, пока не объясним ей, что эта власть - наша власть, и что без нас она не может действовать», - говорит он.

Манижа Сафарова, контрибьютор IWPR в Душанбе.