Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКО-РОССИЙСКИЙ САММИТ: НЕСБЫВШИЕСЯ ОЖИДАНИЯ

В ходе визита президента России из девяти важных межправительственных документов было подписано всего два наименее значительных.
By Rashid Abdullo

На этой неделе президент России Владимир Путин возвратился из Душанбе, так и не подписав ряд важнейших соглашений, от которых зависело будущее Таджикистана.


Визит главы российского государства, прошедший 26-28 апреля, был призван укрепить пошатнувшееся в последнее время стратегическое партнерство между Москвой и Душанбе, но разочарования начались еще до прибытия высокого гостя. Оказалось, что российская сторона понизила статус визита с официального до рабочего.


Руководство Таджикистана было проинформировано об этом всего за два часа до прибытия самолета Путина в Душанбе. Пришлось спешно менять протокол. Солдаты почетного караула и духовой оркестр были отправлены по домам прямо из аэропорта.


Близкий к нулю результат поездки стал неожиданностью для многих, ведь все было готово к подписанию девяти ключевых документов.


Для российской стороны наиболее важным документом было соглашение, детализирующее условия дальнейшего военного присутствия России в Таджикистане. По словам источника в российской делегации, теперь подписание этого документа отложено до саммита глав государств СНГ в конце мая.


Российское военное присутствие в Таджикистане является одним из самых значительных на всём пространстве СНГ. Общая численность личного состава хорошо оснащенных 201-й мотострелковой дивизии и пограничной группы ФСБ РФ в республике достигает двух десятков тысяч военнослужащих. В ходе визита Путина выяснилось, что после преобразования 201-й МСД в военную базу ее численность – в настоящее время около 11 тысяч военнослужащих - будет уменьшена вдвое. Это противоречит словам самого Путина, сказанным на встрече с российскими военными в Душанбе: «Мы планируем увеличить военное присутствие в Таджикистане».


На экономическом фронте от саммита ждали прорыва в сфере российских инвестиций в таджикистанскую экономику. Показательным в этом плане стала проявленная российской стороной заинтересованность в преобразовании таджикского долга России – около 250 млн. долларов – в акции таджикских предприятий.


В частности, особый интерес вызывает у России 51-процентный пакет акций алюминиевого завода в г. Турсунзаде (ТАДАЗ). Именно по этой причине в составе российской делегации в Душанбе прибыл глава «Российского алюминия» - один из российских олигархов Олег Дерипаска, который сразу по прилете отправился вместе с директором ТАДАЗа на завод. Очевидно, переговоры не принесли успеха, так как вскоре Дерипаска в срочном порядке отбыл в Москву.


Руководство Таджикистана не горит желанием отдать ТАДАЗ под контроль России. Хотя предприятие находится не в лучшей форме и загружено далеко не на полную мощность, оно приносит таджикский казне примерно половину экспортной выручки.


Переговоры о других вариантах инвестиций, в частности – о привлечении российского капитала для завершения строительства Сангтудинской ГЭС – также не увенчались успехом. И это после того, как 4 апреля в ходе рабочего визита в РТ глава российского МИДа Игорь Иванов, отвечая на вопрос IWPR о конкретизации экономических отношений России и Таджикистана, сказал, что «вопрос их перехода из теоретической в практическую плоскость будет решен в ходе визита Путина в конце апреля». Ничего подобного не произошло.


Никаких положительных сдвигов не было достигнуто и по проблеме таджикских трудовых мигрантов, которые ежегодно сотнями тысяч отправляются на заработки в Россию. Руководство Таджикистана обеспокоено неадекватным, по его мнению, ответом российских властей на многочисленные проявления расовой ненависти по отношению к трудовым мигрантам, а также неправомерное преследование их со стороны правоохранительных органов.


Несмотря на то, что сам российский президент, выступая как-то на пресс-конференции, заявил, что «притеснения (трудовых мигрантов) мы не допустим», никаких практических шагов в этом направлении не предпринимается. Перечисляя заработанные деньги на родину, таджикские трудовые мигранты не только поддерживают свои семьи, но и служат существенным подспорьем для всей экономики Таджикистана.


Наиболее важный итог визита Путина был связан даже не с самим Таджикистаном, а с регионом в целом. Российский президент подписал с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоновым и его коллегами из Казахстана, Кыргызстана, Армении и Беларуси совместный документ о создании Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).


Документ детализирует некоторые аспекты организационной структуры ОДКБ, однако его подписание явилось лишь формальным закреплением договоренности, достигнутой еще в прошлом году.


Рашид Абдулло – политолог из Душанбе