Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: ПРАЗДНИКИ – ТЯЖЕЛОЕ БРЕМЯ

В Таджикистане духовная свобода, обретенная после падения СССР, обернулась обязательным исполнением многих обрядов, которые непосильным бременем ложатся на семейный бюджет.
By Valentina Kasymbekova
, свадьба и похороны – лишь немногие из семейных и религиозных торжеств, которые необходимо отмечать пышно и с размахом. Пытаясь подражать богатым, малообеспеченные семьи разоряются на праздниках.



Оказавшись в тисках древних и не столь древних традиций, небогатые таджикистанцы вынуждены жить не по средствам.



Шахло Рабиевой повезло. Она вышла замуж за богатого человека. До свадьбы родители жениха преподнесли ей два сундука нарядов, которых хватит на несколько лет, а также множество золотых украшений. Свадебное платье оценивалось в $400, а золотых украшений на невесте было на $1500. Все ее сестры, родители и даже дальние родственники получили дорогие отрезы ткани на платья, платки и другие подарки. Невесту забирал из родительского дома караван из двадцати дорогих машин, сваты швыряли деньги в толпу. Свадьбу отмечали в дорогом ресторане, а потом Шахло переехала в новый трехэтажный дом в центре города, где живут ее новые родственники.



В стране, где два человека из трех живут за чертой бедности, немногие могут позволить себе такие роскошества, но бедные из кожи вон лезут, чтобы «все было, как у людей».



В советское время атеистическая власть крайне отрицательно относилась к религиозным праздникам и обрядам. После крушения социалистической державы вновь, как и много веков назад, люди стали открыто проводить обряды венчания, поминок, широко отмечать, причем и на государственном уровне, религиозные обряды, приглашать богословов и выполнять их наставления. Попутно возникло и множество новых праздников и обрядов.



В году насчитывается несколько праздников – Рамазан, Курбан-Байрам, Навруз. Кроме того, отмечаются хатна (обрезание), поминки, худои (благодарение Аллаху за милости). Появились и новые поводы для праздников – например, дни рождения давно умерших родителей.



Следуя традиции, стараясь, чтобы все было не хуже, чем у других, таджикистанцы готовы потратить последние деньги и даже влезть в долги.



Орзу Хамидов недавно женился. Его свадьба стоила его отцу всех сбережений.



«Пока я учился, мой отец несколько лет работал в России и копил деньги. Он потратил на свадьбу около $5 тысяч, - рассказывает Хамидов. – На эти деньги мы могли бы скромно прожить 3 года или купить в дом мебель.



Но отец решил, что в первую очередь необходимо так провести свадьбу, чтобы остались довольны сваты, многочисленные родственники и гости, которых было около 300 человек. Сейчас он опять уехал на заработки, а мы ждем, когда он пришлет деньги, так как моя зарплата - всего $20, а жена не работает».



Акмалу Умарову уже под тридцать, но он до сих пор не женат, хотя по национальным традициям в Таджикистане создавать семьи принято рано - в 18-20 лет. Вот уже 10 лет он зарабатывает деньги тяжким трудом за пределами страны.



«На себя у меня нет ни денег, ни времени, - рассказывает Умаров. – Сначала надо было посылать деньги в родительский дом, где жили 11 человек, затем помогать выдать замуж сестер, женить старшего брата. Расходы на свадьбы растут, и сейчас мне надо иметь несколько тысяч, а я не могу их скопить, так как родственники постоянно просят деньги на различные праздники и обряды. Здесь, в России, люди живут намного богаче, но никто не тратит так, как мы».



Жительнице Вахшского района (юг страны) Гульдасте Шариповой всего 32 года, но ее исхудавшее, темное лицо, руки с потрескавшейся и огрубевшей кожей старят ее на много лет.



«Мой муж умер год назад, оставив мне четверых детей. Наш мулло (религиозный лидер) пришел в тот же день и вместе с соседями помог организовать поминки, для чего мы зарезали единственную корову. Мулла велел мне устраивать такие же поминки каждую неделю. Я удивилась, ведь раньше мы устраивали поминки на 40 дней, а потом – раз в год, но вынуждена была подчиниться, чтобы не вызвать осуждение муллы и земляков».



«Я провожу уже седьмые поминки, мы зарезали всех баранов и кур, дети остались без молока, мы недоедаем. Но каждый четверг я устраиваю поминки, для чего приходится занимать деньги, собирать хворост в горах, просить помощи у родственников. Я не знаю, что будет с нами дальше, ведь мы совершенно обнищали», - рассказала она IWPR.



Но как бы ни страдали люди, никто не осмелится пойти наперекор традиции. Единственный выход – ограничить пышные торжества указом «сверху».



Четыре года назад президент Эмомали Рахмонов был вынужден издать указ о запрете проведения свадеб в рабочие дни, а позже дополнил его Указом «Об упорядочении проведения праздников и обрядов». В своих речах он неоднократно осуждающе высказывался о чрезмерных тратах населения на различные празднования.



Собственную инициативу проявил губернатор Согдийской области (север страны) Касым Касымов. Он издал распоряжение, которым ограничил количество платьев, которые можно дарить невесте, число гостей, приглашаемых на свадьбу, а также многие другие аспекты празднований. В результате ритуальные расходы в области несколько сократились.



Исламские богословы Таджикистана, со своей стороны, считают, что чрезмерная пышность празднований и обрядов таджикистанцев искажает каноны исламской религии.



«Каноны ислама не требуют от человека чрезмерных расходов. Наоборот, в Коране сказано, что Аллах не возлагает на человека обязанностей сверх его возможностей, - говорит проректор по научной работе Исламского университета в Душанбе Умарали Назаров. - Но люди боятся осуждения родственников, соседей, знакомых, и поэтому устраивают богатые праздники».



Назаров рассказал, что таджикистанцы, совершающие паломничество в Мекку, перед отъездом и по возвращении устраивают большие приемы, на которые тратится от $500 до $1000. Кроме обильного угощения, гостям вручают подарки, привезенные из поездки.



«Я учился в Саудовской Аравии, у нас преподавали хаджи из Египта, и от них я знаю, что нигде нет таких обычаев. В этих странах паломники угощают гостей только водой из священного источника Замзам и хурмой», - говорит Назаров.



С мнением Назарова согласен его коллега по университету Нигматулло Сухбатов: «Показная щедрость происходит от низкого уровня религиозной и светской культуры населения. Если бы люди читали Коран и следовали словам пророка, они бы помогали сиротам, инвалидам, бедным, ремонтировали школы, строили дороги, мосты. Ведь сказано в Коране: Не “расточительствуйте”. Аллах не любит расточительных».



По данным Комитета по делам религий при правительстве Таджикистана, ежегодно на проведение религиозных обрядов население страны тратит около $300 млн., и эта сумма с каждым годом увеличивается.



«При низком уровне жизни такие траты являются ненормальными, - говорит зампредседателя комитета Тохир Рашидов. - Чтобы провести торжество с размахом, многие берут взаймы, а потом вынуждены выезжать на сезонные заработки за пределы республики, чтобы вернуть долг».



В настоящее время комитет совместно с Исламским университетом ведут работу по сокращению расходов на проведение традиционных и религиозных обрядов в республике.



На местах большинство людей не внемлют призывам и продолжает оставаться во власти «круговой поруки». Лишь изредка удается услышать «голос разума».



«Я не пошел на свадьбу к своему соседу, - рассказывает житель поселка Вахш Олим Каримов. – Он и его жена постоянно просят у нас взаймы деньги, продукты и часто не отдают. Их дети не ходят в школу из-за нехватки одежды и учебников, а свадьбу они устроили на весь квартал, зарезали большого быка и гуляли 3 дня. Между тем, он не имеет постоянной работы, перебиваясь случайными заработками, и выживает только за счет младшего брата, работающего в Москве. Я возмущен его безответственностью».



«Недавно я была на поминках только для женщин, - рассказывает его супруга Анора. – Все женщины были богато разодеты, в дорогих украшениях, и ни у одной - ни тени скорби на лице. Если бы я не знала, по какому случаю пришла, то подумала бы, что это веселый праздник или показ мод».



Валентина Касымбекова, корреспондент IWPR из Душанбе.