Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикистан: Обязательная школьная форма как поддержка швейной промышленности

Радиопрограмма IWPR
By Amonjon Muhiddinov

 

 

 

    русский

 

 

 

 

    тоҷикӣ

 

В Таджикистане ввели единую школьную форму. Жители регионов, где высок уровень безработицы, это не одобрили.

42-летняя Барно из Бохтарского района Хатлонской области в одиночку воспитывает пятерых детей. Трое из них ходят в школу. Барно зарабатывает 240 сомони в месяц или 30 долларов США, занимаясь уборкой в школе.

У каждой школы своя форма. Один комплект в Бохтарском районе стоит от 140 до 180 сомони. Это около 15-20 долларов. С этого года форму необходимо приобретать в школе, комплекты с рынка не приветствуются.

Государство пытается стимулировать швейную отрасль. Минобразования заключило соглашение с отечественными предприятиями, а учителей обязали продвинуть инициативу в массы.

Летом учителя посещали дома учащихся и просили родителей приобрести форму. Во многих семьях это нововведение встретили настороженно.

По стандарту школьная одежда должна состоять на 60% из хлопкового волокна и на 30-35% из синтетических нитей. Однако внешний вид новой формы не устраивает родителей, в основном, из-за фасона и некачественного материала. К тому же многие родители считают, что сами вправе выбирать детям школьную одежду исходя из возможностей семейного бюджета.

По логике государства, если все школьники Таджикистана будут одеваться у отечественных производителей одежды, то швейные цеха смогут наладить работу. 

Амонджон Мухитдинов ​, радиожурналист из Курган-Тюбе. ​

Аудиопрограмма вышла в эфир на национальных радиостанциях Таджикистана на русском и таджикском языках в рамках двух проектов IWPR: «Расширение прав и возможностей СМИ и активистов гражданского общества для поддержки демократических реформ в Таджикистане», финансируемого Делегацией Европейского союза в Таджикистане, и «Усиление потенциала и налаживание мостов между народами Центральной Азии», осуществляемого при финансовой помощи Министерства иностранных дел Норвегии.