Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикистан: на подходе более жесткий закон о свободе религий

Предложенное законодательство может усложнить деятельность нетрадиционных религиозных организаций.
By Nafisa Pisarejeva
Активисты гражданского общества опасаются, что правительство добивается введения более жесткого законодательства в отношении религиозной практики, так же, как в начале этого года оно добилось принятия более ограничительного закона о деятельности международных неправительственных организаций (НПО) в стране.

Активисты и представители религиозных групп выражают озабоченность, что их мнения не учитываются в процессе обсуждения нового законодательства, которое продолжается на протяжении последних двух лет. Законопроект, который предполагает усложнение процесса регистрации религиозных организаций, находится на обсуждении у чиновников, и до сих пор не был отправлен в парламент.

Новое законодательство было разработано главным управлением по делам религий министерства культуры Таджикистана для замены относительно либерального закона о свободе религий от 1994 года. Законодательство предполагает введение новых условий, которым должны отвечать религиозные организации для получения официальной регистрации, включая увеличение минимального числа членов; законодательство также предполагает введение запрета на миссионерскую деятельность.

Традиционная религия таджиков и представителей крупной узбекской общины - ислам, тогда как этническое русское население традиционно исповедует христианство. Эти две основные религиозные общины избегали проповедования принципов своих религий среди приверженцев другой религии, однако, с беспокойством наблюдают за тем, как новые религиозные группы, в особенности протестанты, появившиеся в стране с начала 90-х годов после распада Советского Союза, привлекают в свои ряды представителей всех этнических групп.

Действие нового закона может ограничить деятельность нетрадиционных религиозных групп, и сейчас они пытаются донести свои опасения до властей. В июле около 20 протестантских групп и общество Бахаи написали обращение к президенту страны Эмомали Рахмону о своих опасениях в отношении религиозного законопроекта.

«Закон создает совершенно непрактичные условия для регистрации небольших религиозных организаций, вне зависимости от того, существуют ли они давно или были созданы недавно. Таким образом, они могут сделать религиозную деятельность верующих нелегальной, и можно предположить, что в будущем государство будет преследовать их за религиозную принадлежность», - говорилось в их заявлении.

Католическая церковь также высказывает опасения.

По словам правозащитников, закон об общественных объединениях, принятый в конце апреля этого года, может послужить прецедентом, потому что в нем мнения активистов гражданского общества также не были приняты во внимание, и в результате, был принят более жесткий законодательный акт.

«Мы не должны допустить, чтобы с законом о религии получилось так же, как и с законом об общественных объединениях. Если мы не будем активно защищать свои права, то все законы будут приниматься в обход наших интересов», - сказал председатель общества корейцев Таджикистана Виктор Ким.

Большая часть корейцев, проживающих в Таджикистане и являющихся потомками тех, кто был депортирован сюда Сталиным в конце 30-х годов с Дальнего Востока, являются христианами, и многие из них присоединились к новым религиозным группам.

Законодательство, касающееся НПО, подразумевает замену закона, принятого в 90-х годах, и вводит ежегодную регистрацию организаций. Местные и международные НПО утверждают, что это дает властям рычаги давления на организации.

Этот законопроект был разработан без участия активистов гражданского общества или независимых юридических консультантов, говорят они.
Хотя по требованию местных и иностранных организаций некоторые поправки были приняты. Среди них требование исключить получение аккредитации в министерстве иностранных дел в добавок к регистрации в министерстве юстиции, которое относится только к международным НПО.

Как Ким сказал, что до 2001 года в стране работал непрофессиональный парламент, но тогда представителям гражданского общества было легче участвовать в дебатах, и их мнение принималось в расчет.

«Сейчас у нас такой связи с парламентом нет, они говорят о готовности к сотрудничеству, но на самом деле закрыты», - сказал он.

Политолог Парвиз Муллоджанов считает, что все важные законопроекты должны рассматриваться при участии народа.

«Проведение общественной экспертизы невозможно без активного привлечения неправительственных организаций и подразумевает тесное сотрудничество между гражданским сектором и законодательными органами», - сказал он.

Представитель одной из государственных структур, занимавшийся разработкой нового закона о деятельности НПО, сказал IWPR на условиях анонимности, что новое законодательство было принято, после того, как НПО были заподозрены в том, что сыграли определенную роль в народных восстаниях на Украине, в Грузии и Кыргызстане, где произошло свержение политического руководства.

«Многие международные НПО в различных странах представляют угрозу безопасности страны, и мы должны это учитывать, - сказал он. – Такие НПО, как Freedom house, NDI стали причиной многих революций и волнений на постсоветском пространстве».

По словам Муллоджанова, после революции, произошедшей в марте 2005 года в Кыргызстане, таджикские политики сделали вывод, что НПО сыграли свою роль в мобилизации населения. Тогда тысячи людей вышли на улицы, чтобы выразить протест против спорных результатов выборов в парламент, в результате чего первый президент страны Аскар Акаев был вынужден покинуть страну.

Согласно одному из пунктов закона о деятельности неправительственных организаций, все соответствующие группы должны до конца года пройти перерегистрацию. По данным начальника управления регистрации юридических лиц министерства юстиции Давлата Сулаймонова, перерегистрацию уже прошли порядка 70 местных и международных организаций, и еще 20 таких заявлений находятся на стадии рассмотрения.

Муллоджанов прогнозирует, что в результате количество существующих НПО, которых сейчас насчитывается более 3000, станет значительно меньше.

Предложения по религиозному закону могут иметь тот же эффект - сокращение числа религиозных организаций, имеющих юридическое признание, прогнозируют аналитики. Церкви, не имеющие регистрации, будут закрыты, а верующие не смогут легально проповедовать свою религию.

По существующему закону, для регистрации религиозной организации требуется только десять подписей. В последнем из предлагавшихся вариантов нового закона указано, что для создания религиозной организации должно быть минимум 20 сторонников и 200 единоверцев.

«Не каждая конфессия в стране, может обеспечить указанное в законопроекте количество подписей», - говорит Александр Вервай, председатель Союза церквей Евангельских христиан-баптистов Таджикистана.

«Мы давали свои рекомендации этому закону и хотели бы, если будет принят новый закон, чтобы в нем учитывались пожелания религиозных организаций и его широко обсуждали», - добавил он.

Саид Ахмедов, бывший председатель комитета по делам религии, добавил, что хотя старый закон и имеет некоторые дефекты, он, по крайней мере, не ограничивает деятельность религиозных организаций.

Нафиса Писареджева, контрибьютор IWPR в Душанбе.