Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: КАКОЙ БУДЕТ ГРАНИЦА БЕЗ РОССИЙСКИХ ПОГРАНИЧНИКОВ

Возрастет ли с уходом российских пограничников наркотрафик на таджико-афганской границе? Некоторые утверждают, что возрастет; другие – что расти уже некуда.
By Turko Dikaev

Сегодня, когда уход российских пограничников с таджико-афганской границы стал необратимым фактом, у многих возникает беспокойство: не приведет ли это к резкому росту контрабанды героина из соседнего Афганистана?


В мае российские пограничники окончательно передают под охрану таджикских коллег самый «наркоопасный» 232-километровый «Московский» участок таджико-афганской границы, находящийся в ведении Московского погранотряда.


На сегодняшний день под охрану Комитета по охране госграницы (КОГГ) Таджикистана перешло 136 из 232 км Московского участка госграницы. Таджикским пограничникам со всей инфраструктурой, техникой, оружием и боеприпасами были переданы четыре погранзаставы Шурабадской комендатуры, а также две погранзаставы - «Баг» и «Бахорак» - из состава Московского погранотряда.


За последние четыре года на этом участке российскими пограничниками было изъято свыше 13 тонн наркотиков, из которых половину составил героин. Только в 2004 году здесь было задержано 127 нарушителей и предотвращены 42 попытки незаконного перехода госграницы. Военнослужащим отряда приходилось вступать в боестолкновения, в результате которых погибли двое российских пограничников.


В 1991 г. - после обретения Таджикистаном независимости – обстановка в стране стремительно дестабилизировалась. Последовала гражданская война, а нестабильность в соседнем Афганистане лишь добавляла «масла в огонь». В итоге на межгосударственном уровне было принято решение оставить таджико-афганскую границу под охраной российских войск.


В 1997 г. – после окончания гражданской войны, а затем с падением режима талибов в 2001 г. отношения с Афганистаном улучшились, на границе стало спокойнее, но присутствие российских пограничников сохранялось, так как у Таджикистана в то время не было возможности эффективно противостоять наркотрафику своими силами.


До прошлого года под охраной российских пограничников находилась почти вся таджико-афганская граница, протяженность которой составляет 1,344 км. Таджикистан отвечал лишь за небольшой участок длиной 70 км, а также самостоятельно охранял протяженную, но практически непроходимую таджико-китайскую границу.


В декабре 2004 г. под охрану таджикских пограничников перешел 700-километровый восточный участок границы труднодоступной Горно-Бадахшанской области. Срединный – Московский участок будет передан в мае, а оставшиеся 243 км (Пянджский участок границы) перейдут под контроль Таджикистана к августу.


Таким образом, к концу лета таджико-афганская граница полностью перейдет под контроль таджикских пограничников, и вся ответственность за пресечение незаконного перехода границы и контрабанды наркотиков ляжет на них.


Не секрет, что рядовой состав российского пограничного контингента укомплектован в основном местными таджиками, которыми командуют российские офицеры.


При этом таджикские военнослужащие российского контингента зарабатывают значительно больше, чем их коллеги в таджикистанских погранвойсках.


Это обстоятельство, а также недостаточная материально-техническая база таджикских погранвойск, заставляют многих беспокоиться за будущее госграницы.


Бывший военнослужащий российских погранвойск на условиях анонимности рассказал IWPR: «Я потерял работу, но идти служить в таджикские погранвойска не намерен, и не только из-за низкой зарплаты. Наши нищие офицеры, скорее всего, не побрезгуют сотрудничать с наркодельцами, и борьба с наркотиками у нас будет только на словах».


«Как опытный пограничник, - продолжает он, - могу с уверенностью сказать, что таджикские вооруженные силы не имеют ни опыта, ни техники, необходимых для надежной охраны госграницы».


Однако председатель КОГГ - генерал-полковник Сайдамир Зухуров – придерживается иного мнения.


«По штату военнослужащих и техническому оснащению мы, конечно, уступаем пограничникам РФ; у нас, например, пока нет собственной авиации, - говорит он. - Но вопросы мобильности и охвата границы мы можем и будем решать – есть уже конкретные идеи. Что касается опасений, что с передачей границы под контроль КОГГ здесь резко вырастет наркотрафик, то, думаю, этого не произойдет».


При содействии западных государств, обеспокоенных наплывом наркотиков из Афганистана, Таджикистан уже в течение нескольких лет наращивает свой потенциал в борьбе с наркоугрозой. Сотрудники созданного в 1998 г. Агентства по контролю за распространением наркотиков (АКН) добились в своей деятельности определенных успехов.


США готовы содействовать правительству Таджикистана в обеспечении безопасности на границе. По словам посла США в Таджикистане Ричарда Хоугленда, в 2005 году Таджикистану будет оказана помощь на сумму более $9 млн. «Мы также готовы предоставить средства связи и транспортные средства, содействовать в ремонте и оснащении действующих и строительстве новых застав», - сказал посол.


ЕС предложил построить в Душанбе Центрально-Азиатскую Академию пограничных войск для обучения офицеров старшего состава. Транш в размере $1 млн уже получен, а в целом в рамках указанной программы в 2005 году планируется выделить $5 млн.


Согласно экспертным оценкам Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью, на Афганистан в настоящее время приходится 87 процентов мирового производства опиума. В прошлом году в стране было собрано 4.2 млн тонн опиумного мака - на 17% больше, чем в предыдущем, а площади под посевы мака увеличились на 64%.


«Это говорит о том, что поставки высококачественного героина через Центральную Азию и страны СНГ будут продолжаться и возрастать», - заключают эксперты ООН.


По данным международных организаций, наркоторговля в Афганистане обеспечивает до 60% ВВП. В доходах от наркоторговли прямо или косвенно участвуют 20-30% населения страны.


«Кто бы ни охранял таджико-афганскую границу, мало им не покажется, - говорит начальник Кулябского отдела АКН полковник Миродж Абдуллоев. - Все из-за того же Афганистана. 3 года назад все грешили на талибов. Сегодня их нет, но уже никто не скрывает, что “освобожденный” Афганистан превратился в мировой центр наркопроизводства».


Высокопоставленный агент АКН на условиях анонимности сообщил IWPR, что через Узбекистан и Таджикистан следует 24% афганского наркотрафика. Это - третий по значению маршрут для наркоторговцев. Основной поток – около 40% - идет через Иран в Турцию, а затем в Европу, несмотря на все усилия, предпринимаемые иранским руководством. Второй по объему поток наркотиков из Афганистана следует через Пакистанский порт Карачи в ОАЭ и далее в Европу (36% общего объема наркотиков).


АКН планирует создать оперативные группы с целью борьбы с наркотрафиком из Афганистана. Мобильные подразделения будут действовать вдоль линии таджико-афганской границы. Дополнительный заслон будет поставлен на границах с Узбекистаном и Кыргызстаном, через территорию которых наркотики следуют дальше – в Россию и Европу.


АКН начало активно налаживать связи с коллегами из Афганистана. На днях ими проведена совместная операция в афганской провинции Кундуз, в ходе которой задержана преступная группировка, в течение длительного времени занимавшаяся контрабандой наркотиков в Хатлонскую область (юг Таджикистана).


Полковник Абдуллоев отметил, что в прошлом году на Шуроабадском направлении госграницы таджикскими силовыми структурами изъято в общей сложности около пяти тонн наркотиков, в том числе 3,2 т. героина. Это составляет около 60% всего объема изъятых в стране наркотиков. По данным АКН, только за 3 месяца текущего года спецслужбы Таджикистана изъяли из незаконного оборота около 1,2 тонн наркотиков.


Однако трудно оценить, насколько успешными являются эти результаты в действительности. Ведь никому не известно, какое количество наркотиков пересекает границу и доходит по назначению.


Высокопоставленный сотрудник наркоконтроля, с которым удалось побеседовать IWPR, считает, что с уходом российских пограничников на границе мало что изменится. В свое время он был внедрен в сеть наркоторговцев в качестве агента.


«Границы и до этого были довольно прозрачными и вполне проходимыми для контрабандистов, - сказал он. - Местные власти не проявляли особого рвения по пресечению наркоторговли, хотя постоянно декларировали свою решимость вести против нее борьбу.


Пусть и на уровне бездоказательных фактов, но, судя по уровню коррупции в Таджикистане среди крупных чиновников, можно с большой долей уверенности предположить, что немало влиятельных фигур наживаются на наркоторговле».


Турко Дикаев - контрибьютор IWPR из южного Таджикистана