Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Таджикистан и Кыргызстан пытаются разрешить приграничные проблемы

Неразрешенные проблемы и годами копившиеся обиды - постоянный источник конфликтов.
By Altynai Myrzabekova, Nargis Hamrabaeva

Когда на следующей неделе президент Таджикистана Имомали Рахмон проведет переговоры в Кыргызстане, вопрос о недавнем столкновении на границе между двумя государствами будет одним из самых важных в повестке дня.

Инцидент произошел в конце прошлого месяца на территории Воруха - анклава, принадлежащего Таджикистану, но находящейгося внутри южной Баткенской области Кыргызстана, части Ферганской долины, пролегающей через три государства Центральной Азии.

27 апреля спор между жителями Воруха и рабочими Кыргызстана, которые строили дорогу, перерос в драку с участием нескольких сот жителей. Правоохранительные органы Кыргызстана заявили о нескольких пострадавших соотечественниках, тогда как таджики сообщили, что двум их милиционерам потребовалась госпитализация.

Маматжан Бердишев, пресс-секретарь Баткенской областной администрации, объяснил, что жители Воруха выступили против строительства новой 17-километровой дороги в обход анклава. Дорога будет соединять кыргызское село Аксай с пастбищами, и Бердишев заявил, что решение о дороге в обход анклава было принято после жалоб сельчан о том, что их скот пропадает во время прохождения через Ворух.

«Эта дорога будет использоваться только для перегона скота, Не асфальтированная дорога для грузовых машин», - говорит он.

Политолог Медет Тюлегенов из столицы Кыргызстана, посетивший данный участок после инцидента, рассказал IWPR, что жители Воруха против строительства дороги, так как они считают, что она усложнит их проблемы, которые он описал как «перенаселенность и отсутствие ресурсов для сельского хозяйства и для скотоводства». Ворух с 30 000 жителями населен плотнее, чем близлежащая территория Кыргызстана.

«Жители анклава, граждане Таджикистана, воспринимают это как угрозу, потому что дорогу строят и забор с колючей проволокой, - говорит Тюлегенов. - Будет ли возможность выпаса скота?».

3 мая чиновники местной администрации с обеих сторон границы договорились о комплексе мер по обеспечению безопасности и недопущению повторного конфликта.

Одновременно эксперты совместной таджикско-кыргызской правительственной комиссии провели совещание, но не договорились даже о том, какими картами руководствоваться при проведение приграничных переговоров. Стороны сторона ссылаются на карты разных лет, где границы вокруг Воруха проходят по разным местам.

По словам Бердишева, по их сведению, дорога проходит на 500 метров вглубь территории Кыргызстана, а общественный деятель Воруха Абдугаффора Гоибова в интервью новостному агентству «Азия Плюс», сказал, что у них по картам, данный участок расположен на таджикской территории.

В интервью IWPR Гоибов заявил, что с начала конфликта местные кыргызы запрещают таджикам из Воруха пасти свой скот на общем пастбище.

По словам Бердишева, кыргызские и таджикские чиновники на местном уровне сделали все возможное, чтобы снять напряженность и убедить людей, что они могут безопасно пересекать границы. Сторительные работы на дороге прекращены в ожидании официальной демаркации территории.

Председатель Государственной пограничной службы Кыргызстана Токон Мамытов заявил, что несмотря на то, что оба правительства желают разрешить проблему и на уровне некоторых ведомств, например, между пограничными службами обеих стран, отношения хорошие, не все правительственные службы работают в такой атмосфере сотрудничества.

«К сожалению, экспертная группа, которая готовила предстоящее заседание межправительственной комиссии кыргызско-таджикской к эффективным или результативным выводам и заключениям не пришла», - говорит он.

Напряженность на пограничных участках не нова, продолжает Мамытов, отметив, что проблемы касающиеся совместного использования воды, пастбищ и сельскохозяйственных земель, в частности, во время посева и сбора урожая, были всегда.

«Но если раньше какие-либо пограничные конфликты носили больше бытовой и хозяйственный характер, например, не разрешили прогонять скот, не так воду разделили, посевы не так разделили - никогда там не было политической подоплеки. Опасность нынешних конфликтов в том, что любой конфликт тут же приобретает политическую окраску»,- сказал Мамытов.

Cотрудник погранведомства Таджикистана на условиях анонимности согласился с этой точкой зрения. Поскольку два государства обрели независимость в 1991 году, давние разногласия между разными общинами стали спорами между гражданами разных государств, что несет в себе повышенный риск конфликта.

Обиды, в основном, касаются права собственности на землю, доступа к пастбищу и использования общих водных ресурсов.

Например, Гоибов считает, что за последние десятилетия кыргызы, живущие вокруг Воруха «претендуют на значительную часть нашей земли и ведут себя как полноправные владельцы». В то же время, общая жалоба у кыргызских жителей Баткена заключается в том, что таджики скупают дома и земли, создавая риск переуступки целых участков Таджикистану после окончательного согласования демаркации границ.

Причина таких разногласий в том, что на таджикско-кыргызской границе много спорных участков.

Сотрудник погранведомства Таджикистана заявил, что оспариваются около 80 участков. «Самой напряженной обстановка сохраняется в таджикском анклаве Вору», - добавил он.

События в Ворухе развернулись аналогично столкновениям, произошедшим в январе в Сохе, другом анклаве на юге Кыргызстана, принадлежащем Узбекистану, а не Таджикистану. В тот раз тоже проблемы начались, когда жители анклава выступили против действия рабочих с кыргызской стороны, которые прокладывали линию электропередач.

Поскольку на правительственном уровне отношения Кыргызстана с Узбекистаном хуже, чем с Таджикистаном, в ответ были приостановлены все переходы через границу, и эти ограничения еще не полностью сняты. (См. Enclave Issues Challenge Uzbek, Kyrgyz Leaders.) А вот после недавнего кыргызско-таджикского инцидента, чиновники обеих стран приложили усилия для того, чтобы контрольно-пропускные пункты были открыты и способствовали беспрепятственному движению транспорта.

По словам Мамытова, сегодня у кыргызской власти - парламент, президент, премьер, губернатор, пограничные службы - есть политическая воля для разрешения проблем с Таджикистаном.

Ключ к успеху, говорит он, заключается в компромиссе и постепенных решениях: «Говорят, сели бы, рубанули и решили бы проблему. Никто в мире так не решает. Кулаком по столу бьет только тот, кому не хватает политической выдержки, дипломатического такта».

«Все должно быть 50 на 50. Если ты здесь уступил 70%, то другая сторона тебе вот здесь должна дать 70%. Только так. Взаимные уступки», - добавил он.

Алтынай Мырзабекова и Наргис Хамрабаева – контрибьюторы IWPR в Кыргызстане и Таджикистане, соответственно.