Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: ИСЛАМСКАЯ ПАРТИЯ БИЧУЕТ ИСЛАМИСТОВ

Единственная в Центральной Азии легальная исламская партия укрепляет имидж, критикуя запрещенных единоверцев.
By Salima Vahobzade

Оппозиционная исламская партия Таджикистана выступила с критикой в адрес братьев по вере – радикального движения «Хизб-ут-Тахрир», популярность которого не на руку единственной законной исламской партии страны в преддверии парламентских выборов 2005 года.


Партия исламского возрождения (ПИВ) – единственная законно существующая исламская партия в центрально-азиатском регионе – в последнее время подвергается все усиливающемуся давлению со стороны правящего режима.


ПИВ, имеющей всего два голоса в парламенте, предстоит много поработать, чтобы привлечь на свою сторону избирателей на выборах 2005 г.


Но существует опасение, что молодые мусульмане могут сделать выбор в пользу «Хизб-ут-Тахрир» - запрещенного движения, завоевавшего немалую популярность у простого населения, несмотря, а, быть может, и благодаря постоянным арестам своих членов.


Заместитель председателя Партии исламского возрождения Мухиддин Кабири не считает, что «Хизб-ут-Тахрир» может стать серьезной политической силой, способной составить конкуренцию ПИВ. «В Таджикистане уже действует исламская политическая партия, и в другой такой партии нет необходимости», - сказал он в беседе с IWPR.


Подобное мнение высказал ранее и лидер ПИВ Саид Абдулло Нури в интервью газете «Нажот».


Кабири отмечает, что взгляды ПИВ коренным образом отличаются от идеологии «Хизб-ут-Тахрир». ПИВ разделяет основополагающие принципы демократии и действует в Таджикистане на законных основаниях, тогда как «Хизб-ут-Тахрир» финансируется из-за рубежа, действует незаконно и не признает конституционный строй.


Кабири с негодованием отверг саму возможность того, что «Хизб-ут-Тахрир» может стать политической альтернативой для избирателей, исповедующих ислам, отметив, что даже на беглый взгляд видны непримиримые идеологические противоречия между его партией и подпольным движением. «В отличие от «Хизб-ут-Тахрир» ПИВ не является транснациональной организацией, она действует исключительно на таджикской территории и только в рамках Конституции Таджикистана», - сказал он.


«ПИВ считает, что принятые международным сообществом демократические свободы не противоречат идеям и канонам ислама», - продолжил он, заметив для сравнения, что «Хизб-ут-Тахрир» отвергает светское демократическое государственное устройство как «западный товар» и ратует за создание всемирного исламского Халифата.


Кабири также обратил внимание на иностранные корни движения «Хизб-ут-Тахрир», созданного на Ближнем Востоке в начале 50-х гг., заявив, что его подразделения в странах Центральной Азии по-прежнему финансируются из-за рубежа, а структура и методы деятельности противоречат религиозным традициям данного региона.


Движение «Хизб-ут-Тахрир» закрепилось в Центральной Азии – главным образом, в Узбекистане – в середине 90-х гг. Основной его деятельностью является распространение листовок радикального содержания, за что многие сотни хизбутовцев уже оказались за решеткой. Идеология «Хизб-ут-Тахрир» постепенно проникла на юг Казахстана, но наибольшее хождение она приобрела в приграничных с Узбекистаном областях Кыргызстана и Таджикистана, населенных преимущественно этническими узбеками.


Во всех четырех странах «Хизб-ут-Тахрир» действует нелегально и его члены подвергаются преследованию. Неудивительно, что режимы этих государств, с большим подозрением относящиеся к любым политическим проявлениям ислама, всеми способами стараются пресечь деятельность группировки, угрожающей им свержением. Но главной мишенью пропаганды «хизбутовцев» остается Узбекистан, который отвечает на это самыми жестокими репрессиями.


По данным Генпрокуратуры, в настоящее время в тюрьмах Таджикистана находятся 118 осужденных сторонников «Хизб-ут-Тахрир», но, по сведениям того же источника, в рядах движения на территории Таджикистана насчитывается не менее 3-х тыс. членов. В этом году аресты сторонников движения производились уже на юге страны – в Хатлонской области, то есть, далеко от места ее традиционного базирования в северной Согдийской области, граничащей с Ферганской долиной Узбекистана.


ПИВ, которая начала свою деятельность значительно раньше появления в Таджикистане «хизбутовцев», всегда враждебно относилась к последним. Эта вражда взаимна. «Хизб-ут-Тахрир» обвиняет ПИВ в том, что она якобы «продалась» властям.


Существует предположение, что лидеры ПИВ, в том числе Кабири, в последнее время стали особенно резко высказываться в адрес «Хизб-ут-Тахрир» именно потому, что появились слухи об их возможном альянсе.


Учитывая диаметрально противоположные политические взгляды ПИВ и «Хизб-ут-Тахрир», первая лишь проиграла бы от подобного союза, однако не исключено, что появление подобных слухов явилось частью преднамеренной кампании по дискредитации ПИВ.


По мнению экспертов, больше всего ПИВ беспокоит тот факт, что для молодых, сильно верующих мусульман, на поддержку которых партия вполне могла бы рассчитывать, более радикальные идеи «Хизб-ут-Тахрир» могут оказаться притягательными.


ПИВ – уже не та партия, которая в годы гражданской войны 1992-1997 гг. составляла костяк Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), противостоявшей в кровопролитной схватке правительственным войскам.


По условиям заключенного в 1997 г. мирного договора, бойцы ОТО сложили оружие, а ряд их предводителей получил высокие государственные должности. Хотя некоторые бывшие полевые командиры по-прежнему имеют под своим началом вооруженные отряды, демилитаризация прошла в основном успешно.


ПИВ преобразовалась в политическую партию, действующую на законных основаниях, но не имела успеха у избирателей на выборах 2000 г.


С одной стороны, ПИВ обвиняют в излишней лояльности режиму Президента Эмомали Рахмонова. С другой, сами члены ПИВ жалуются на усилившееся в последний год давление на них со стороны власти.


В последнее время был арестован ряд руководителей партии, а ее зампред Шамсуддин Шамсуддинов в январе был приговорен к 16-ти годам тюрьмы. Радио «Свобода» сообщило, что выдвинутые против Шамсуддинова обвинения вызывают много вопросов, так как относятся еще к периоду гражданской войны, все участники которой были полностью амнистированы.


По вопросу о «Хизб-ут-Тахрир» ПИВ полностью разделяет позицию официальных властей. По словам Кабири, как правительство, так и его партия поначалу недооценили способность хизбутовцев вести за собой массы, и до сих пор властям не удается остановить распространение хизбутовских идей. «Пока все мы – правительство, ПИВ и официальные религиозные органы – проигрываем «Хизб-ут-Тахрир» пропагандистскую войну», - сказал он.


Однако Кабири высказывается против применения в этой борьбе репрессивных методов. «Так проблему не решить. Это лишь добавит хизбутовцам популярности, придав им образ “мучеников”», - говорит он.


По мнению Кабири, народу необходимо разъяснять зловредность идеологии «Хизб-ут-Тахрир», и тогда люди сами отвернутся от них, ведь некоторые идут за хизбутовцами даже не осознавая, насколько радикальна их идеология. «Это все от недостатка настоящего современного исламского образования».


Салима Вахобзаде - журналист газеты «Вечерний Душанбе»