Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: ЗАКОН О РЕЛИГИЯХ ВЫЗЫВАЕТ ОЗАБОЧЕННОСТЬ

Представители таджикских религиозных меньшинств обеспокоены тем, что предложенный законопроект в случае его принятия может ограничить их деятельность.
By Nafisa Pisarejeva
Религиозные меньшинства в Таджикистане опасаются, что новый закон ограничит их деятельность, несмотря на конституционное право граждан на свободу вероисповедания.

В данный момент в таджикском правительстве на рассмотрении находится проект закона, направленный Комитетом по делам религии, предусматривающий введение новых строгих условий, необходимых для регистрации религиозной организации.

В законопроекте говорится, что для того, чтобы зарегистрироваться, организация должна насчитывать не менее 1200 членов в столице государства и 400 человек в регионах. Закон также будет регламентировать деятельность религиозных общин.

Религиозные меньшинства в стране, где доминирующей религией является мусульманство, опасаются, что принятие законопроекта означает возвращение к тому положению, которое было в стране в советское время, когда протестанты и другие подобные группы преследовались властями за запрещенную деятельность.

Двадцать христианских организаций протестантского толка и общество Бахаи обратились в начале июля с письмом к президенту страны Эмомали Рахмону, в котором выразили крайнюю обеспокоенность новым законопроектом, который, как сообщается, вызывает тревогу и у Римской католической церкви.

«Законопроект создает совершенно невыполнимые условия для регистрации организаций религиозных меньшинств, как уже существующих, так и вновь создаваемых. Тем самым обрекая верующих исповедовать свою веру нелегально, что предполагает в будущем репрессии к ним со стороны государства за их вероисповедание», - говорится в обращении.

Организация, не имеющая регистрации, может быть закрыта.

На сегодняшний день в Таджикистане зарегистрировано 85 неисламских организаций, это преимущественно христианские религиозные меньшинства - например, «Свидетели Иеговы». Их деятельность раздражает некоторых местных жителей.

«Они могут остановить на улице, прийти домой и практически не слушают то, что им говоришь, отнимают много времени», - говорит жительница Душанбе Мунира Раджабова.

«Иногда их в день домой приходит так много, и в основном это женщины. На каждом шагу на улице подходят, дают литературу свою, даже дети иногда приходят домой с их книжками», - добавляет она.

По словам Иддибека Зиеева, начальника Управления по делам религии Минкультуры, многие организации, недовольные законопроектом, сами не соблюдают правил, предусмотренных законом 1994 года.

Он сообщил, что недавно в Таджикистан поступило свыше 20 тонн литературы последователей «Свидетелей Иеговы». Груз сейчас находится на посту для прохождения таможенных процедур.

«Согласно законодательству они должны заранее нас предупредить о поступлении какой-либо литературы и ее количестве. Однако они нас просто поставили перед фактом», - заявил он.

Однако по информации представителя Библейской лиги - миссионерской организации, доставляющей Библию в православные церкви по всему миру, - представители православной церкви, проповедующей вторую из основных религий в стране, не подписали обращение.

«Православных никто трогать не будет, дабы не портить отношения с Россией», - сказал он.

«Мы будем осуществлять свою деятельность, собираться, но уже на нелегальной основе. И правительство будет предпринимать репрессивные меры», - заключил он.

По словам аналитиков, предложенный законопроект противоречит Конституции, гарантирующей свободу вероисповедания любым религиям, так как накладывает несправедливые ограничения на деятельность малочисленных религиозных общин.

«В нем действительно ограничиваются права религиозных меньшинств. В то время, как согласно Конституции, каждый имеет право на свободу совести и вероисповедания», - заявил IWPR Саид Ахмедов, экс-председатель бывшего правительственного комитета по делам религии.

Он считает, что президент отклонит закон, как это уже случалось во время прежних попыток ограничить права верующих.

«Таджикистан идет по демократическому пути, и законопроект должен соответствовать демократическим процессам, происходящим в стране», - сказал Ахмедов.

Обычные жители считают, что эти организации так быстро расширяются потому, что лучше знают все тонкости своей религии, чем мусульмане, составляющие подавляющее большинство верующих в стране.

«К сожалению, не все исламские организации и деятели сами знают ислам, поэтому не могут доносить его суть до населения. А представители других религий это осознают и пользуются этим», - считает Раджабова.

По мнению Шокирджона Хакимова, заместителя председателя оппозиционной Социал-демократической партии Таджикистана (СДПТ), каждый гражданин вправе сам решать, к какому вероисповеданию принадлежать.

«Когда представители других религий переходят в ислам, то такие примеры используются религиозными организациями в целях пропаганды преимущества этой религии. А когда происходит обратный процесс, то оказывается, что так нельзя. Здесь мы видим двойные стандарты», - сказал он в интервью IWPR.

«Это завышенный искусственный ценз с тем, чтобы препятствовать появлению других альтернативных религиозных организаций и учреждений», - продолжает он.

Новые религиозные общества часто раздают продукты и подарки тем, кто приходит на их службы, однако тех таджиков, кто переходит в другую веру, их земляки подвергают остракизму.

Жительницу Душанбе, примкнувшую к «Свидетелям Иеговы» три года назад, не понимают ее семья и друзья, которые разорвали с ней отношения.

«Сейчас я нахожусь на грани развода, муж не понимает меня, считает меня врагом, моим детям говорит, что я сошла с ума. Родственники мужа тоже отвернулись от меня, хотя я осталась такой как была. Некоторые соседи называют меня “кофир” [“неверной”] и смотрят на меня с осуждением. Но все пути ведут к богу, эта религия проповедует человеческие ценности», - сказала она IWPR.

Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), которая следит за развитием ситуации с правами человека и демократией в регионе, заявил, что они обратят внимание на новый законопроект.

«В данное время Центр ОБСЕ в Душанбе ожидает анализа этого закона. Мы надеемся, что правительство Таджикистана не будет вмешиваться или препятствовать в методах и типах вероисповедания и размышления сторонников любой религиозной организации», - заявили в Центре ОБСЕ.

Иддибек Зиеев из Министерства культуры отметил, что законопроект еще не принят, и дискутировать на эту тему еще рано.

«Законопроект будет всестороннее изучаться, затем будет направлен на рассмотрение в парламент. Если в проекте будут недостатки или какие-либо противоречия, то он будет направлен на доработку», - сказал он в интервью IWPR.
Судя по словам другой таджикской женщины, принявшей христианство после прослушивания нескольких проповедей в церкви, новый закон не отвратит последователей другой веры, которые уже прошли через самые серьезные трудности.

«Мне понравилась та дружелюбная среда, в которую я попала, и я приняла решение без какого-либо давления со стороны. Как решила вступить в христианство, то сразу же начались скандалы в семье. Меня осудили родственники. Мой муж ушел из дома, забрав моих детей. С большими усилиями я отобрала у него детей, которых потом крестила. С мужем уже не живу», - сказала она.

Нафиса Писареджева, контрибьютор IWPR в Таджикистане.