Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: ВСЕ НА СБОР ХЛОПКА!

Посулами и угрозами власти выгоняют на хлопковые поля дополнительную рабочую силу.
By Zafar Abdullaev

В погоне за экспортной валютной выручкой власти Таджикистана все чаще прибегают к "советским" методам привлечения к сбору урожая хлопка дополнительных рабочих рук.


Как всегда, школы и государственные учреждения этой осенью опустели - все вышли на поля.


Но на этот раз власти не ограничились учащимися и бюджетниками. В ряде хлопкосеющих регионов закрыты магазины и рынки.


В наши дни хлопок в Таджикистане выращивают уже не коллективные хозяйства советского типа, а частные фермеры, арендующие землю у государства. Государство настолько трепетно заботится о "валютной" культуре, что, по наблюдениям некоторых экспертов, все больше "скатывается" к советскому - централизованному - типу хозяйствования, когда государство устанавливает план, а потом, когда оказывается не в состоянии его выполнить, начинает искать дополнительную рабочую силу.


22 сентября президент Таджикистана Эмомали Рахмонов в телефонном разговоре с главами администраций ряда районов юга страны выразил недовольство темпами уборки урожая. Он потребовал, чтобы весь хлопок был собран вовремя и без потерь. При этом президент рекомендовал привлекать к сбору урожая школьников и студентов, - но только после занятий.


Но на тот момент учащиеся большинства школ и вузов в хлопкоробных районах вовсю трудились на полях с начала нового учебного года.


Как заявил журналистам проректор Худжандского государственного университета Толиб Хабилов, в этом году "мобилизация" студентов на уборку хлопка будет длиться два месяца.


Наблюдатели отмечают, что профессорско-преподавательский состав недоволен срывом занятий в вузах, однако все поголовно вынуждены выполнять указания местной власти. Студентам, принявшим активное участие в сборе урожая, обещают помочь успешно сдать экзамены, а сопротивляющимся грозят отчислением или предлагают внести "выкуп".


"Мой сын отказался ехать на сбор хлопка, - рассказывает IWPR мать студента худжандского университета, просившая ее не называть. - Тогда декан факультета потребовал от него внести 50 сомони (17 долларов) на продукты для его однокурсников, отправившихся на поля".


Но, несмотря на огромный приток молодежи, рабочих рук все еще явно не хватает.


На сборе хлопка широко используется женский труд. По оценкам ПРООН, на хлопковых плантациях Таджикистана в основном трудятся женщины и девочки, так как большинство мужчин из хлопкосеющих районов уехали на заработки в Россию. Хлопкоуборочные комбайны советского производства пришли в негодность, и практически весь урожай собирается вручную. При этом за один килограмм собранного хлопка выплачивается всего 6-7 центов. Даже в такой бедной стране, как Таджикистан, этого недостаточно, чтобы привлечь сезонную рабочую силу, поэтому государству ничего не остается делать, как применять меры принуждения.


Местные власти восприняли призыв главы государства как руководство к действию, когда цель оправдывает средства. В Восейском районе на юге страны администрация распорядилась закрыть в рабочее время с 9 утра до пяти вечера все торговые точки. По мысли чиновников, это заставит людей, предпочитающих заниматься более доходным, нежели сбор хлопка, бизнесом, выйти на поля.


Теперь в рабочее время здесь функционирует только один рынок, в результате чего цены на основные продукты питания резко возросли, и при этом - аккурат в начале священного для мусульман месяца Великого поста Рамазан. Это не могло не вызвать возмущения среди местных жителей.


"Я не понимаю, почему нам запрещают торговать, - заявил в интервью IWPR предприниматель Рустам, имеющий небольшой магазин в Восе. - У нас - частный бизнес, а собирать хлопок за гроши мы все равно не пойдем".


Рустам был вынужден закрыть свой магазин неделю назад, после того, как к нему явился представитель местной администрации и сообщил об указе председателя района и последствиях неподчинения ему. Большинство местных предпринимателей получили аналогичные устные предупреждения и были вынуждены временно приостановить свою деятельность. По словам торговцев, за неподчинение им в будущем могут помешать заниматься бизнесом.


Но особому прессингу подвергаются работники бюджетной сферы. В начале октября в Худжанде - административном центре Согдийской области - корреспондент государственной газеты "Ленинабадская правда" Фаррух Ахроров был уволен с работы за то, что отказался по субботам собирать хлопок.


После того, как Фаррух отказался принять участие в хлопковой страде, главный редактор велел ему писать заявление об увольнении "по собственному желанию". В заявлении Фаррух так и написал: "Прошу уволить меня по собственному желанию, так как не могу работать подсобным рабочим в сельском хозяйстве".


Эксперты отмечают, что в ходе хлопковой кампании в стране "всплыли" такие явления советского времени, как госплан и соцсоревнование. Хотя уже несколько лет практически все крестьянские хозяйства страны являются частными, термин "план" звучит рефреном во всех сообщениях СМИ и даже в высказываниях главы государства. А национальное телевидение после выпусков новостей в прайм-тайм дает хронику сбора хлопка за день с разбивкой по районам.


А тем временем вице-премьер Козидавлат Коимдодов, курирующий сельское хозяйство, заявил, что никакого плана сбора хлопка в Таджикистане нет и быть не может, и все производители хлопка якобы распоряжаются собранным урожаем по своему усмотрению.


Это подтверждают и эксперты. По мнению независимого политолога Турсуна Кабирова, просто местная власть в регионах слишком дословно воспринимает слова главы государства.


"Под "планом" по сбору хлопка, видимо, имеется в виду план, обозначенный самими частными хозяйствами перед Минсельхозом, который ни к чему не обязывает, - говорит он. - Однако власти на местах по-старинке считают, что это - план, поставленный руководством страны, и, как это бывает с любым указанием президента, боятся его не выполнить".


Наряду с продукцией алюминиевой отрасли, хлопок является одной из важнейших статей дохода госбюджета Таджикистана, обеспечивая примерно четверть всех валютных поступлений.


Во времена СССР Таджикистан производил до 1 млн. тонн хлопка или "белого золота", как его здесь называют, однако в годы после обретения независимости из-за политической нестабильности, гражданской войны, стихийных бедствий и экономического кризиса производство хлопка не превышало 500 тыс. тонн. В прошлом году руководство страны поставило задачу собрать 600 тыс. тонн "белого золота", но план был недовыполнен на 70 тыс. тонн. В этом году государство чуть подняло "планку" - до 610-ти тыс. тонн.


Хлопковая отрасль могла бы обогатить всех в ней задействованных, но на деле происходит обратное. Отрасль организована таким образом, что фермеры фактически оказываются в кабале у кредиторов, у которых по весне берут займы на приобретение семян, удобрений и топлива в счет будущего урожая. Если случается неурожай, или рыночные цены оказываются ниже ожидаемого уровня, долг вернуть не удается, и его размер возрастает из года в год.


В настоящее время, по данным Минсельхоза, задолженность хозяйств перед кредиторами составляет 160 млн. долларов. По оценкам специалистов, в результате практически весь урожай этого года пойдет на покрытие долгов, в то время как на следующий год придется вновь брать кредиты.


Президент Рахмонов недавно издал указ, велев хлопкосеющим хозяйствам Таджикистана погасить свою задолженность перед инвесторами по кредитам, взятым под будущий урожай.


Политолог Т. Кабиров считает, что часть вины в сложившейся ситуации лежит на правительстве, которое применяет административные меры даже в рыночных процессах.


"Проблема задолженности хлопководческих хозяйств является исключительно проблемой частного бизнеса, и правительство не должно вмешиваться", - сказал он.


Зафар Абдуллаев - независимый журналист из Душанбе.