Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН ВО ВЛАСТИ СНЕЖНОЙ СТИХИИ

Государственные службы вновь застигнуты врасплох наступлением стихии.
By IWPR Central Asia

Небывалые снегопады, прошедшие в Таджикистане в первой декаде февраля и унесшие жизни 14 человек, вновь остро продемонстрировали беззащитность спасательных служб страны перед ударами стихии.


Подобных снегопадов Таджикистан не видывал с 60-х гг. прошлого столетия. Только за последние две недели с гор обрушилось несколько сотен снежных лавин.


Таджикистан – горная страна, где лавины и оползни являются обычным явлением, но несмотря на это государство делает упор не на профилактику, а на ликвидацию последствий, в значительной степени полагаясь при этом на помощь международных организаций.


1-4 февраля в местечке Дедонак Нурабадского района в 180 км к востоку от Душанбе в результате схода снежных лавин погибли девять человек, еще трое получили ранения.


В тот же день в Раштской долине (восток РТ) в результате схода снежной лавины погиб 17-летний житель Тавильдаринского района. А также двое детей шести и семи лет погибли от переохлаждения, оказавшись заживо погребенными под снегом в своих домах.


6 февраля милицейская машина с гуманитарной помощью для пострадавших от снежной стихии в Рогуне (80 км восточнее Душанбе) сорвалась в обрыв из-за сильного тумана. В результате два человека погибли и трое получили ранения.


Лавинами разрушены 50 жилых домов, в основном - в Раштской долине: 27 в Файзабадском районе и 16 - в Нурабадском.


Сходы снежных лавин на двое суток блокировали около 200 автомобилей на автодороге между Обигармом и местечком Сичарог в Раштской долине.


Еще 12 жилых домов и 1 километр линий электропередач были повреждены в селении Сагирдашт Дарвазского района Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО), что на юго-востоке РТ близ афганской границы.


Стихия нанесла огромный ущерб Муминанабадскому району Хатлонской области на юге страны. Здесь пострадали две средние школы, школа-интернат и четыре жилых дома.


По данным МЧС, в настоящее время движение на всех автодорогах страны восстановлено, исключение составляет лишь трасса Ош-Хорог (связывающая административный центр ГБАО и приграничный город в Кыргызстане), где еще продолжаются работы по расчистке завалов.


«Таджикистан и наше министерство впервые столкнулись с такой проблемой, - заявил 7 февраля в Душанбе министр по ЧС и ГО Мирзо Зиёев, выступая на пресс-конференции по итогам ликвидации последствий снежной стихии. - О масштабах ущерба пока говорить рано, но это - огромные экономические потери».


Согласно официальным данным, экономический ущерб от стихии уже превышает 650 тыс. долларов.


По словам Зиеева, более 2800 человек были эвакуированы из зоны риска в безопасные места в Нурабадском районе. В настоящее время они вместе с родственниками временно размещены в школах, больницах и мечетях.


В разгар трагедии структуры ООН и ряд других международных организаций, действующих в стране, оказали помощь наиболее пострадавшим районам на общую сумму в 105 тыс. долларов США. Пострадавшим были предоставлены около 2 тонн медикаментов и 8 тонн продуктов питания, а также палатки и одеяла.


Эксперты отмечают, что это - не первый случай, когда таджикские власти не в состоянии справиться со стихией. Ранее Таджикистан уже не раз переживал стихийные бедствия, такие, как наводнения, селевые потоки и засуха, и всякий раз спасательным службам оставалось лишь подсчитывать урон.


«Сегодня очевидно, что тяжелые последствия природных катаклизмов в стране в первую очередь связаны с неподготовленностью спасательных служб, их низким уровнем квалификации и материально-технической оснащенности, - заявил в интервью IWPR независимый политолог Равшан Шоазимов. - Спасательные службы не располагают необходимой авиатехникой для немедленного реагирования, специальными приборами и инструментами».


Следует отметить, что обмундирование, спецтехника и средства связи таджикским спасателям все же были представлены в виде помощи от правительств иностранных государств, в частности, - США, России и Японии.


Однако Шоазимов отмечает, что «сами спасатели зачастую не знакомы даже с основами технологии спасения. Кому могут помочь такие спасатели, если им самим требуется помощь?».


Тем временем государственная политика в области предотвращения чрезвычайных ситуаций проникнута своеобразным «детерминизмом» - раз застраховаться от стихии невозможно, то все силы должны быть направлены не на предупреждение стихийных бедствий, а на ликвидацию их последствий.


«Весь Таджикистан находится в зоне риска, а треть наших населенных пунктов вообще полностью зависят от произвола стихии, - говорит бывший вице-премьер Козидавлат Коимдододов, курировавший в правительстве вопросы предотвращения чрезвычайных ситуаций. – Какие могут быть механизмы и средства раннего оповещения, если даже при советской власти такой механизм имелся только в одном месте - на Сарезском озере?».


Коимдододов отметил, что зачастую со стихией не могут справиться даже развитые государства Европы и Азии, что уж говорить об одной из наименее развитых стран, каковой является Таджикистан.


«Сегодня даже самые развитые государства с сильной экономикой зачастую оказываются бессильны перед лицом стихии, - сказал он. - Одна страна не может быть более защищена от стихии, чем другая. Мы можем создать первичные условия для спасения, но предотвратить стихийное бедствие – не в наших силах».


В Таджикистане система раннего оповещения действует вдоль реки Бартанг в районе высокогорного Сарезского озера, грозящего прорвать природную плотину и обрушиться масштабным наводнением на долины Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана. Это озеро в регионе называют не иначе как «бомба замедленного действия» или «спящий дракон».


13-16 июля прошлого года в ряде районов Таджикистана произошли сильные оползни, в результате которых был нанесен значительный ущерб экономике. Тогда премьер-министр РТ Акил Акилов обратился к международному сообществу с просьбой об оказании материальной помощи в ликвидации последствий стихийного бедствия. Общий ущерб превысил 12 млн долларов.


«В сложившейся ситуации в условиях крайней ограниченности возможностей бюджета правительство Таджикистана не имеет возможности за счет собственных средств устранить последствия стихийного бедствия», - сказал тогда Акилов.


На этот раз международным организациям, вероятно, придется вновь взять на себя значительную часть расходов по ликвидации последствий снежной стихии.


А пока угроза схода новых лавин сохраняется, так как температура воздуха в горах не очень низкая, и постоянно светит солнце. По словам директора по РТ британской медицинской организации MERLIN Тарика Кадира, передвигаться в горной местности можно или рано утром, или поздно вечером, когда температура еще низка, и вероятность схода снежных лавин минимальная.


Зафар Абдуллаев - контрибьютор IWPR из Душанбе