Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТАДЖИКИСТАН: ВОЙНА ПРОШЛА, НО БОЛЬ ОСТАЛАСЬ

Сотни тысяч обнищавших таджиков покинули страну, экономика которой разрушена войной.
By Vladimir Davlatov

Уже пять лет Таджикистан живет без войны. Казалось бы – есть чему порадоваться, но пока боль войны не прошла, годовщина лишь напоминает людям о том, какой ценой достался мир.

В то время как политики говорят о пятилетней годовщине установления мира, люди оплакивают братьев, мужей и сыновей, не вернувшихся домой.

«Я до сих пор плачу. Так бы хотелось, чтобы муж был жив», - говорит Зебуниссо Нуриддиновна. Она одна вырастила четверых детей и сейчас молит Бога, чтобы война снова не пришла на таджикскую землю.

Война началась вскоре после распада СССР и объявления Таджикистаном независимости 9 сентября 1991 года и продолжалась пять лет. Ее последствия для экономики страны были губительны и ощущаются по сей день.

По данным международных организаций, 80% населения Таджикистана живет за чертой бедности. До сих пор не работают многие заводы. Здравоохранение и образование находятся на крайне низком уровне.

И все-таки, пятилетие установления мира – дата, знаменательная для многих. Музаффар Зулшоев не был в Таджикистане с 1994-го, когда покинул страну в числе сотен тысяч таджиков, бежавших от гражданской войны в соседние страны - Россию, Казахстан, Туркменистан, Афганистан и Иран. Когда-то он воевал на стороне Объединенной таджикской оппозиции.

Музаффар все эти долгие годы жил в России, но и вдали от родины его память сохранила страшные картины гражданской войны. «До сих пор всё перед глазами стоит - взрывы, выстрелы, паника... Не думаю, что смогу это когда-нибудь забыть», - говорит Музаффар.

Музаффар решил вернуться в Таджикистан, в свой родной дом. «Очень хочется повидать город, родных... У меня здесь родители, братья, сестры и мои горы», - Музаффар пытается из иллюминатора самолета рассмотреть очертания горных вершин.

Последние годы Музаффар работал на стройках в российских городах - обычный род деятельности для таджикских беженцев. В руках - кипа фотографий друзей - точно таких же парней, покинувших Таджикистан. Они предпочли остаться в России, обзавестись там семьями и работой.

Сейчас Музаффар не может сказать, что будет делать дальше. То ли погостит у родных и вернется в Россию, то ли останется в Таджикистане навсегда. Ведь для него фактически мир в Таджикистане наступил не пять лет назад, а только сейчас, когда он не видит на улицах вооруженных людей и военной техники. Но еще не известно, не станут ли его преследовать за оппозиционное прошлое.

Сухроб Негматов вернулся из Ирана в Таджикистан сразу же после наступления мира в 1997 году и до сих пор жалеет об этом. По возвращении на родину он столкнулся с одними проблемами. Все эти годы на нем было клеймо оппозиционера, а это значит, что ни нормальной работы, ни хорошего отношения не дождешься.

«Пятилетие? - переспрашивает Сухроб. - А я даже и не помню об этом. Хорошо, что подписали соглашение, наступил мир, но я, честно говоря, просто решил вычеркнуть годы войны из своей жизни».

Как и многие другие участники гражданской войны, Сухроб считает, что она была развязана теми, кто не поделил государственные посты. Уж очень быстро и охотно променяла оппозиция свои планы строительства исламского государства на министерские портфели в новой администрации.

Мирное соглашение стало важной вехой в истории Таджикистана, но пять лет – слишком небольшой срок, чтобы физические и душевные раны войны могли затянуться. Люди продолжают уезжать из страны.

С начала 90-х годов Таджикистан покинуло около 500 тысяч русскоязычных. Столько же таджиков ежегодно уезжают на сезонные заработки в Россию.

Жительница Душанбе пенсионерка Любовь Ивановна согласна с тем, что ситуация в стране за эти пять лет намного улучшилась, но непреклонна в своей решимости уехать. «Война, слава Богу, закончилась, но мы все же решили в этом году уехать на историческую родину - в Россию, - говорит она. - Сейчас здесь спокойно, но нет ни нормальной медицины, ни образования для детей, и очень маленькая пенсия».

Владимир Давлатов – псевдоним журналиста из Таджикистана