Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

С ТРУДОМ ЗАРАБАТЫВАЯ НА ЖИЗНЬ

При мрачных экономических перспективах низкооплачиваемая, неквалифицированная и опасная работа часто бывает единственным способом выживания.
By IWPR staff
, она протестовала против нищеты, в которой приходилось жить ей и ее детям.



Демонстрации протеста закончились смещением Аскара Акаева, а новый режим обещал изменить жизнь женщин к лучшему. С тех пор прошло всего несколько месяцев, но Орозова уже разочарована.



«[Мы] протестовали потому, что наши дети живут в нищете, - сказала она. «Многие семьи иногда обходятся без мяса целый месяц. Не каждая семья может себе позволить купить сахар. После революции положение этих семей не изменилось». (1)



Хотя подобные события еще не затронули другие страны в регионе, жалобы женщин, подобные тем, которые высказывает Орозова, можно услышать везде, от Таджикистана до Дагестана, Чечни и Азербайджана, так как жизнь женщин в этих странах навсегда изменились с развалом Советского Союза и последующим экономическим спадом.



Многие женщины оказались в роли кормилиц больших и нуждающихся семей, зачастую без всякой помощи от мужей или правительств.



Программа по освещению и обсуждению проблем женщин Института по освещению войны и мира ставила своей целью рассказать именно об их проблемах.



Корреспонденты IWPR беседовали с женщинами со всего региона, вынужденными соглашаться на низкооплачиваемую, неквалифицированную и опасную работу, чтобы выжить. Однако, встречали они и таких, как Елена Штратникова из Таджикистана, которая хоть и была сломленной жизнью и безработной, нашла в себе силы основать успешную неправительственную организацию по оказанию юридической помощи населению, а сегодня эта организация может похвастаться бюджетом, превышающим миллион долларов. (2)



Печально, однако, что такие как Штратникова, в меньшинстве. Более типичен случай Калымкан из Киргизстана, занимающейся челночной торговлей. Ей приходится оставлять одних детей и заниматься куплей-продажей товаров в России и Китае, так как это - единственное занятие, доступное для Калымкан в стране, где население живет в нищете и где по-прежнему высокий уровень безработицы, несмотря на обещания новых революционных властей. (3)



Около 70 процентов людей, занятых челночной торговлей, возникшей в 1991 году после распада Советского Союза, женщины. Они ездят в Россию, Казахстан, Корею, Турцию, Индию, Китай, Пакистан, Польшу и Италию. «Все в то время были растеряны. Многие не знали как обеспечить свои семьи. Многие мужчины просто сдались, но женщины приспособились к новым жестким условиям и пошли на рынки – единственный способ для выживания», сказала политолог Эльмира Ногойбаева.



Хотя челночная торговля неприятна и опасна, она в основном вполне открыта и легальна. Однако, экономические ограничения заставляют женщин искать источник доходов за пределами закона.



В Туркменистане корреспонденты IWPR говорили с женщинами, которые занялись торговлей наркотиками, чтобы накормить и одеть членов своих семей. Одна из типичных представителей таких женщин, Зохра, недавно провела 12 месяцев в тюрьме. Она говорит, что в этот бизнес ее привела подруга. (4)



«Ей было жалко мою семью. Нам практически нечего было есть. Муж не работал уже год, а у нас четверо детей. Тогда она предложила мне «работу».



Чтобы выжить, некоторым пришлось пойти в проституцию. В отличие от Запада, где проституция, как и наркомания, часто является результатом социальных проблем, в этих традиционных и консервативных странах, где проститутки, в случае разглашения их деятельности, рискуют быть опозоренными и отвергнутыми обществом, проституция является прямым последствием экономических трудностей.



Шохсанам Абдухаилова из Андижана предпочитает продавать тело и зарабатывать этим 22 долларов в день, чем жить на «нищенскую зарплату». (5)



Приехав учиться на медицинском факультете в столицу Дагестана Махачкалу, Радмила решила порвать со строгими правилами, к которым ее приучали родители, и бросила учебу, когда узнала, что проститутки в местных саунах зарабатывают 25 долларов в час. (6)



Она сказала корреспонденту IWPR, что стыдилась своей изношенной одежды и скудного скарба, свидетельствовавших о ее происхождении из сельской местности. «Они все были так хорошо одеты, - сказала Радмила о своих однокурсниках. - У них у всех были мобильные телефоны и крутые вещи, а я ходила в обносках моей сестры».



Именно желание приобрести новую одежду и другие предметы роскоши, которые они не могли купить дома, побудили подростков Люду и Свету из южного Казахстана, где сильны мусульманские традиции, поехать в Турцию.



Им обещали работу в качестве продавщиц, но вместо этого их продали в сексуальное рабство и заставляли работать проститутками по 18 часов в сутки. В конце концов, девушки сбежали и вернулись домой, где их ожидает неопределенное будущее в традиционном обществе, с неприязнью относящемся к их положению. (7)



Неудивительно, что экономические трудности, переживаемые многими в регионе и выбор, пред которым они в результате этого оказываются, часто выливаются в чувство безнадежности и безысходности, которое трудно преодолеть.



Все больше киргизских женщин начали пить, чтобы избежать жестких реалий каждодневной жизни. (8) Председатель Комиссии по правам человека при президенте Турсунбек Акун объясняет повышение уровня алкоголизма в Киргизстане повальной безработицей и скучной жизнью в селах, где негде проводить досуг.



Жительница высокогорного села на юге Киргизстана Гульнара Маратова начала пить от безысходности и отчасти в отместку пьянствующему мужу. «Мои дети растут в нищете и иногда от всего этого хочется убежать», сказала Гульнара.



Киргизские специалисты и родители говорят, что другие социальные проблемы, например, повышение числа беременностей среди подростков, можно объяснить непосредственно экономическими проблемами страны. (9) Они утверждают, что раньше, женщины находились дома, присматривая за детьми, а сейчас они вынуждены зарабатывать на жизнь, дети же занимаются чем попало.



«Воспитанием детей никто не занимается. Мать и отец заняты, зарабатывают деньги. Дети предоставлены сами себе, улице, телевидению», говорит домработница, мать четырех школьников, Касиет Садыкова.



В Таджикистане же, все чаще звучат тревожные голоса, утверждающие, что нищета оказывает воздействие на уровень образованности женщин. (10)



Хотя устойчивое уменьшение числа девочек, посещающих школу, отчасти объясняется возвратом к патриархальным обычаям и традициям, определенную роль в этом играет и нищета. Чтобы выжить, многим семьям необходима помощь детей в работе, например жительнице Душанбе Рахиме Кадыровой, поэтому школу часто заканчивают лишь мальчики. Учеба каждого ребенка обходится около 5 долларов в месяц и Кадырова не может позволить всем своим четырем детям ходить в школу. По экономическим причинам она решила, что посещать школу лучше только мальчикам.



«Своим двоим сыновьям я постараюсь дать экономическое образование, чтоб они смогли работать в банке или богатой фирме, где хорошо платят. А зачем мне учить девочек? Скорее всего, мужья их сделают домохозяйками», говорит она.



Если даже таджикским девушкам удается окончить школу и поступить в университет, они выбирают в основном профессии врача и учителя, а не юриспруденцию и финансы, где заработная плата выше. Для Малохат Боевой, бывшей студентки из Куляба, университетский диплом далекая мечта. Она говорит, что была вынуждена бросить учебу, так как стипендии не хватало на жизнь. Она говорит, что без денег получить высшее образование невозможно.



Финансовые проблемы конечно же имели воздействие и на здоровье женщин региона.



В Афганистане, например, показатели материнской смертности самые высокие в мире. В среднем на 100 тысяч родов приходятся 1600 смертей. (11) Однако, даже этот показатель далеко не такой высокий по сравнению с данными по северо-восточной провинции Бадахшан, где зарегистрирован самый высокий показатель во всем мире - 6500 смертей на 100 тысяч родов.



Причин для такой шокирующей статистики по Афганистану несколько, в том числе продолжавшаяся десятилетиями война, отсутствие нормальных дорог и медицинских учреждений. Однако, чрезвычайно плохое состояние экономики является одним из самых решающих факторов.



«Основной причиной смертности женщин при родах является экономическое положение их семей», сказала IWPR доктор Фахрия Хассин, директор Отдела матери и ребенка при министерстве здравоохранения. Она подчеркнула, что не имея денег на врача или лекарства, умирают многие женщины, которых можно было бы спасти. К тому же, если девочка плохо питается в детстве, это грозит проблемами в дальнейшем.



В Чечне больше половины детей, родившихся в центральном роддоме в Грозном, уже имеют серьезные заболевания. Только в первой половине 2005 года таких детей родилось около 1100. Статистика по всей республике так же печальна: каждый пятый ребенок рождается с такими проблемами, как воспаление легких, сердечная недостаточность или расстройства нервной системы. (12)



По утверждению специалистов, причина этой проблемы кроется в плохом состоянии здоровья женщин в Чечне, что вызвано низким уровнем жизни, плохим питанием и безработицей. Очень часто проблемы обнаруживаются после рождения ребенка, так как многие беременные женщины не могут себе позволить регулярно посещать врачей. Даже если б они могли, в хворающей системе здравоохранения Чечни не хватает гинекологических клиник. Времена, когда участковый врач осматривал женщин с самых первых недель беременности до рождения ребенка, остались в прошлом.



В Киргизстане процветают традиционные знахари, в то время как, по утверждению специалистов, многих женщин можно было бы спасти, если б финансовое состояние позволяло им обращаться к врачам. (13)



Корреспондент IWPR встречалась с женщинами, страдающими от рака и обращавшимися к народным целителям, что часто заканчивалось серьезным уроном для их здоровья. Многие из них искренне верят в эффективность такого лечения, но некоторые все-таки полагают, что онкологи могли бы сделать для них больше, если бы лечение у них не было столь дорогостоящим. Государство оплачивает лишь 4 процента расходов на лечение рака, поэтому оно просто слишком дорогое для большинства рядовых киргизов.



«Чтобы лечиться, больные сначала вынуждены продать корову, - сказал врач Дамир Абдылдаев. - Этих денег хватает лишь на один месяц. Затем приходится продавать и вторую корову. Киргизстан - бедное государство. Для полного курса лечения от рака нужно продать целое стадо коров».



Некоторые общины, как, например, племя кучи в Афганистане, страдают больше других от экономических трудностей и вызванных ими проблем.



Представительницы этого кочевого пуштунского племени, влачащего жалкое существование пастухов, рвались сообщить корреспонденту IWPR о своей жизни в Хушал Хане, угрюмом пригороде на западе Кабула. (14) Одна из этих женщин живет в изорванной палатке. Единственное, что в этой палатке имеется, покрывающий пол пластиковый лист.



Племя кучи пострадало больше остальных вследствие катастрофических событий последних лет. Из-за конфликта им пришлось покинуть обжитые места, так как пастбища оказались заминированными, а урожай был уничтожен ужасной засухой последних семи лет. Обещания обеспечить их передвижными клиниками и другими видами услуг, так и остались обещаниями. Поэтому, люди по-прежнему живут в нищете, болеют, остаются безграмотными. Основную тяжесть такой жизни несут на себе женщины.



Азербайджанцы, превратившиеся в беженцев в результате конфликта вокруг нагорного Карабаха, уже более десятилетия пытаются приспособиться к суровым условиям новой жизни. (15)



Корреспондент IWPR встретилась с Нисой, уже 12 лет живущей в разваливающемся здании бывшего студенческого общежития в столице страны Баку. Ее семья живет на ее пенсию в 55 долларов в месяц. Сыну Нисы удалось найти работу на стройке, но мужу не везет. «Всю жизнь работал, а теперь даже не знает чем себя занять», говорит Ниса.

После окончания гражданской войны в Таджикистане прошло 8 лет, но беженки, оказавшиеся в Киргизстане, все еще не могут найти себе места в обществе из-за нищеты и необразованности. (16) Они все - этнические киргизы, но на новом месте жительства не смогли получить гражданства и остались без документов, удостоверяющих личность, необходимых во всех сферах жизни.



«Мы лишены всего, - говорит Алтынай Джамалова, проживающая в расположенном недалеко от Бишкека селе, населенном в основном беженцами. - Мы не можем получить аттестат об окончании средней школы и найти работу. Мы можем только выполнять неквалифицированную работу за мизерную оплату».



Хотя большинство героинь, фигурировавших в статьях выпусков «Перспективы для женщин», заняты неквалифицированным и низкооплачиваемой работой, есть и счастливые исключения, являющиеся хорошим примером для тех, что еще не перестал бороться.



Например, Елена Штратникова из Таджикистана основала неправительственную организацию под названием «Право и благоденствие», а бывшая беженка Малохат Кадырова преодолела множество препятствий и живет теперь в Душанбе, где имеет собственный бизнес. (17) «В течение трех лет мне удалось заработать на квартиру. Сейчас я расширяю свой бизнес», сказала она.



А в Киргизстане женщины, которые в марте участвовали в митингах, имеют новое сообщение для правительства. Эти забытые революционерки говорят, что они не отступят и, если их экономические проблемы не будут решены, они могут еще раз выйти на улицы, чтобы заставить власти прислушаться к их голосам.



«15 лет после обретения независимости Киргизстаном управляют мужчины. И чего они достигли? В стране экономический и социальный кризис, коррупция и безработица. Теперь мы, женщины, должны набраться мужества и начать управлять страной», сказала одна киргизка. Многие женщины во всем этом регионе могли бы повторить ее слова.



Примечания



(1) Киргизстан: забытые революционеры (ПЖ № 11, 6 октября 2005 г.)

(2) Неправительственные организации Таджикистана разрастаются, но им не хватает политической закалки (ПЖ, №12, 20 октября 2005 года)

(3) Челночные торговцы рискуют всем (ПЖ, №2, 2 июня 2005 года)

(4) Туркменские женщины вовлекаются в торговлю наркотиками (ПЖ, №7, 12 августа 2005 года)

(5) Узбекистан: порочный альянс полиции и жриц любви (ПЖ, №6, 29 июля 2005 года)

(6) Дагестан: от сельской жизни к проституции (ПЖ, №9, 9 сентября 2005 года)

(7) Казахских женщин продают в сексуальное рабство (ПЖ, №2, 2 июня 2005 года)

(8) Подавленные киргизки находят утешение в бутылке (ПЖ, №10, 22 сентября 2005 года)

(9) Киргизстан: число беременных несовершеннолетних увеличивается из-за их невежества (ПЖ, №13, 3 ноября 2005 года)

(10)Таджикские девушки исчезают из классных комнат (ПЖ, №4, 30 июня 2005 года)

(11)Афганистан: жить для того, чтобы жить (ПЖ, №9, 9 сентября 2005 года)

(12)Больные дети - одна из многих проблем Чечни (ПЖ, №12, 20 октября 2005 года)

(13) Больные раком киргизские женщины обращаются к целителям (ПЖ, №15, 1 декабря 2005 года)

(14)Женщины племени кучи борются за выживание (ПЖ, №8, 25 августа 2005 года)

(15)Азербайджанские беженки мечтают о возвращении домой (ПЖ, №7, 12 августа 2005 года)

(16)Киргизские беженцы требуют признания (ПЖ, №12, 20 октября 2005 года)

(17)Таджикистан: в поисках прибежища от мужской войны (ПЖ, №7, 12 августа 2005 года)