Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СУД НАД «ВАХАББИТАМИ» В ТАШКЕНТЕ

Спецслужбы Узбекистана обвиняют религиозных лидеров ташкентской мечети в организации заговора, направленного на свержение правительства
By IWPR Central Asia

Тринадцать человек, подписавшие признательные показания по делу о заговоре с целью переворота в Узбекистане, заявили, что следователи применяли к ним пытки.


Все подзащитные по этому делу, рассматриваемому Акмал-Икрамовским судом в Ташкенте, отказались от своих показаний, в которых они ранее признавались в принадлежности к радикальному исламскому движению вахаббитов.


Подсудимым также предъявлено обвинение в поставке оружия сторонникам движения и прослушивании программ «подрывного характера», транслировавшихся на волнах Би-Би-Си, Радио «Свобода» и «Голоса Америки».


Прокурор утверждает, что группа из тринадцати человек собиралась в Тухтабойвочинской мечети в Ташкенте под предводительством имама Абид-кори Назарова.


Назарова, местонахождение которого до сих пор не известно, спецслужбы называют духовным лидером ваххабитов и одним из вдохновителей Исламского движения Узбекистана.


В обвинении также утверждается, что ячейка ваххабитов в Тухтабойвочинской мечети составила заговор, целью которого являлось свержение правительства Узбекистана путем государственного переворота и создание на территории республики исламского государства.


В ходе подготовки к восстанию заговорщики закупали оружие, которое впоследствии распространяли среди посвященных в их планы. Они также призывали молодых людей посещать мечеть, где проповедовали им экстремистские доктрины, говорится в обвинении.


Однако Хамид Зайнутдинов, адвокат троих обвиняемых – Абдулвахида Юлдашева, Шухрата Таджибаева и Дилмурата Сагуллаева, говорит, что единственным «преступлением» его подзащитных является то, что они посещали или работали в мечети, которую власти считают местом сбора исламских фундаменталистов.


Мечеть, по словам Зайнутдинова, «была открыта с надлежащего разрешения властей и работала в Узбекистане на законном основании с 1996 года».


Новый оборот ходу событий придали прозвучавшие на суде заявления подзащитных о физическом воздействии, применявшемся к ним следователями. Абдулвахид Юлдашев заявил на заседании суда, что он «сломался под пытками» и именно поэтому подписал признание о своей причастности и причастности других к террористической организации.


Выпускник Исламской семинарии Юлдашев проходил в Тухтабойчинской мечети обучение, которое должно было продолжаться два года. Однако в июле прошлого года его арестовали.


На суде он рассказал, что 24 июля его задержали и отвезли в подвал здания МВД, где от него потребовали раскрыть местонахождение 200 пулеметов, якобы, полученных членами группы.


Когда Юлдашев сказал, что ничего не знает об этом оружии, следователи надели на него наручники и начали его избивать. «У меня до сих пор на голове пятисантиметровый шрам от удара, но я не сознался в преступлении, которого не совершал», - заявил подсудимый.


После первого допроса Юлдашева отвели в другой кабинет. «Сопровождающий Ботир Радьяпов вытер кровь с моей головы. Там я увидел министра иностранных дел Узбекистана Закира Алматова. Он спросил меня, почему я отказываюсь рассказать правду об оружии, но я сказал, что ничего об этом не знаю».


Юлдашев также рассказал на суде, что после этого пытки стали еще более жестокими. «Они жгли мои половые органы и дважды запирали меня в одиночную камеру, - сказал он. – В конце концов, чтобы положить конец пыткам, я сказал им, что мы получили оружие, и назвал несколько мест, где, как я утверждал, оно хранится».


Каждый раз, когда следователи выезжали в одно из названных мест и возвращались с пустыми руками, Юлдашев менял свои показания. Они остались удовлетворены ответом только тогда, когда Юлдашев сказал им, что оружие спрятано в Казахстане. По словам обвиняемого, следователи сами посоветовали ему сделать именно такое заявление.


Затем в Ташкент приехал представитель МВД Казахстана с сообщением, что в указанных местах оружие найдено не было. «Скорее всего, он хотел со мной побеседовать, - говорит Юлдашев. – Но я выглядел ужасно – от побоев у меня распухла половина лица, и ему не разрешили со мной встретиться».


Рассказ второго подзащитного Хусана Максудова не слишком отличается от истории Юлдашева. Максудов работал в мечети ночным сторожем до момента ее закрытия в 1996, когда ему передали на хранение некоторые книги и аудиокассеты с записями религиозных служб. Из страха перед арестом он впоследствии все это уничтожил.


На суде Максудов заявил, что следователи применяли к нему недозволенные методы физического и психологического воздействия. «Они угрожали мне, что приведут сюда мою жену, дочь и невестку и изнасилуют на моих глазах», - сказал он.


“После этого я согласился оговорить себя и Юлдашева. Я сказал, что мы оба раздавали оружие нашим последователям». Максудов говорит, что после избиений он до сих пор страдает от невыносимых болей в ноге и не может спать на левом боку.


Он утверждает, что никогда не был связан ни с какими вахаббитскими группировками: в первый раз он услышал о таких формированиях во время допроса. Подзащитные также жаловались, что им было отказано в доступе к адвокату.


В беседе с корреспондентом IWPR Хамид Зайнутдинов заявил: “Шухрата Таджибаева и Абдулвахида Юлдашева заставили отказаться от моих услуг. Я сразу же стал добиваться встречи с ними, и увидел, как сильно их избили. Во время нашей беседы в комнате постоянно находился следователь, и у нас не было возможности разговаривать с глазу на глаз».


Обвинение в прослушивании “сепаратистских, экстремистских радиопередач” также вызвало неоднозначную реакцию общественности. «Никто в Узбекистане никогда не говорил о том, что запрещено слушать Би-Би-Си, Радио «Свобода» и «Голос Америки». Правительство даже аккредитовало корреспондентов этих станций», - возмущается Заайнутдинов.


На заявления о пытках, применявшихся к подозреваемым в ходе следствия, уже отреагировали международные правозащитные организации. Американская «Хьюман Райтс Уотч» заявила, что недозволенные методы ведения дознания и вымышленные обвинения уже давно стали в Узбекистане неотъемлемой частью любого судебного процесса, связанного с религиозным экстремизмом.


В январе прошлого года Ташкент посетил исполнительный директор этой организации Кеннет Рот. Он выступил против применения пыток правоохранительными органами республики. Впоследствии он рассказал, что во время его встреч с представителями МВД, спецслужб и МИДа, должностные лица утверждали, что необходимость применения пыток оправдывается серьезностью угрозы, представляемой экстремистскими организациями.


Такая позиция официальных лиц оставляет мало надежды на то, что суд в Ташкенте примет во внимание заявления подсудимых, или что самим следователям когда-либо придется понести наказание за свои действия.


Галима Бухарбаева – редактор проекта IWPR в Узбекистане