Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Судьба российского вещания в Казахстане

Астана собирается сократить ретрансляцию российского вещания.
By Slujan Ismailova

Жители Казахстана с удовольствием слушают и смотрят российские радио­ и телепередачи. Они занимают первые места по популярности, но вскоре ситуация может измениться и объем ретрансляций, возможно, значительно сократится.


В нижней палате парламента рассматриваются проекты поправок к закону о средствах массовой информации. Предлагаемые изменения в законе ограничат долю ретранслируемых российских программ до 20 процентов от общего объема вещания.


Общественность республики этим недовольна. 30 процентов населения страны составляет русское меньшинство, а большинство телеканалов в Казахстане ­ российские ОРТ, НТВ и РТР.


Среди радиослушателей наибольшей популярностью пользуются радиостанции Европа плюс Казахстан и Русское радио.


По словам пенсионерки Евдокии Самохиной, она "чаще всего смотрит ОРТ или НТВ, потому что их программы интереснее, новости ­ честнее. Местные телеканалы показывают мало интересного, а их новостям я не доверяю совершенно".


Как заявил министр иностранных дел Казахстана Касымжомарт Токаев, поправки к закону нужны для защиты отечественного СМИ.


"В настоящее время мы практически ретранслируем российские телепрограммы бесплатно, используя для этого теле­ и радиочастоты, в которых остро нуждаются казахстанские станции," заявил представитель президентской администрации.


"Не может быть и речи об ограничении прав и свобод в этом вопросе, так как мы не запрещаем людям смотреть российские телеканалы. Они могут смотреть их по кабельному или спутниковому телевидению. Я считаю, что государство вправе защищать собственных журналистов."


Однако Сергей Власенко, адвокат неправительственной организации Интерньюс Казахстан, считает, что поправки к закону могут нанести ущерб и местным средствам массовой информации. "Ретрансляция привлекает рекламу из-за того, что российские программы столь популярны. Благодаря этому местные каналы имеют доход и средства на создание собственных передач."


Власенко также предупреждает, что предлагаемый закон противоречит соглашению между Астаной и Москвой от марта 1996 года о совместном создании благоприятных условий для телевизионных и радиопрограмм. "Мы должны выполнять эти соглашения документы," считает он.


Сергей Дуванов, независимый журналист, также считает, что новый закон приведет к новым проблемам для местных каналов.


"Местные станции лишатся какой-либо защиты," утверждает он. "Запрет на ретрансляцию российских каналов приведет к падению популярности местных коммерческих каналов. А это означает автоматическое снижение привлекательности частных каналов для рекламодателей. Ясно, что это приведет к дальнейшему значительному сокращению финансовых ресурсов, необходимых для создания собственных программ."


По словам С. Дуванова, государственные каналы, например, Хабар, возглавляемый дочерью президента Даригой Назарбаевой, получат от нового закона преимущество.


"Этот канал не зависит от рекламы, а предлагаемые изменения будут означать, что он увеличит аудиторию, не улучшая качество вещания," говорит он. "Количество рекламы также значительно возрастет. Соответственно, улучшится и финансовое положение Хабара."


С 1997 года, когда в результате перераспределения теле­ и радиочастот было закрыто несколько телеканалов, выступавших с критикой правительства, наблюдается явная тенденция оказания давления на независимые средства массовой информации.


Только за последний год были закрыты такие популярные газеты как "Начнем с понедельника", "СолДат" и "ХХI Век", а против их руководства возбуждены уголовные дела. По сути дела, программы всех местных телеканалов уже сейчас подвергаются цензуре.


На этом фоне обсуждаемые поправки к закону о средствах массовой информации представляются дальнейшим закручиванием гаек.


Сергей Дуванов считает, что за этими предложениями стоит желание администрации подчеркнуть свою независимость от Москвы.


"Ситуация, сложившаяся в информационной сфере в стране, не устраивает правительство Казахстана, поскольку, как я считаю, примерно 70 процентов эфирного времени занято российскими телепрограммами," говорит он. "А это означает, что, хотя государству принадлежат тела граждан, оно не владеет их душами."


По словам С. Дуванова, поправки к закону являются еще одной попыткой заткнуть рот средствам массовой информации. "Сокращение вещания из зарубежа означает, что критика Казахстана будет сокращена до минимума. А это обеспечит режиму Назарбаева спокойную жизнь."


Шаги по пересмотру закона ставят под серьезное сомнение будущее многих коммерческих каналов вещания. Как сказал заведующий рекламным отделом телеканала Рахат, "мы в панике ­ если они примут этот закон, мы просто можем обанкротиться. Если премьер­министр озабочен защитой местных средств массовой информации, то почему бы ему не предложить сокращение налогов или других выплат, которые приходится делать телеканалам?"


Однако Арманжан Байтасов, президент 31 Канала, считает, что ретранслирование нарушает неписанные законы свободы конкуренции.


"Наши телевизионные и радиокомпании должны участвовать в создании собственных программ, " говорит он. "Или же они должны ретранслировать другие программы, созданные в Казахстане. Только так можно будет реализовать творческий потенциал, имеющийся в республике."


В конечном счете успех нового закона определят слушатели и зрители.


"По казахскому телевидению я смотрю только сериалы," говорит пенсионерка Евдокия Самохина. "Если они запретят российские программы, то большинство моих знакомых вообще перестанут смотреть телевизор."


Служан Исмайлова ­ постоянный автор Института по освещению мира и войны.