Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Стоимость приватизации энергосектора Кыргызстана

Правовые сложности в привлечении иностранных инвесторов для завершения амбициозного гидроэнергетического проекта преодолены, однако осталось еще множество вопросов о политической и экономической стороне приватизации.
By Jipara Abdrakhmanova
, когда главные электростанции Кыргызстана выставлены на продажу, некоторые политики озабочены перспективой передачи большей части энергетической отрасли страны иностранным владельцам.



Все осложняется тем, что гидроэнергетическая система, которая является основным объектом в процессе денационализации – две связанные электростанции Камбарата-1 и Камбарата-2, - построена только наполовину, и, по словам аналитиков, для завершения работ требуется вложение крупных инвестиций, а это означает, что пройдет еще много времени, прежде чем на этом объекте можно будет заработать.



Вопрос был решен 19 июня, когда парламент Кыргызстана принял закон, разрешающий иностранным инвесторам участвовать в работе по вводу электростанций в эксплуатацию. Приватизация крупнейшей электростанции страны так же оговорена в принятом законе.



Масштаб и значимость проекта «Камбарата» можно оценить по его потенциальной энергетической мощности в 6 миллиардов киловатт/час в год, что почти равно половине сегодняшней годовой производительности страны в 13 миллиардов киловатт/час.



Однако у Кыргызстана нет острой необходимости производить такое большое количество электроэнергии для собственных нужд; благодаря наличию гор, в стране достаточно воды для работы гидроэлектростанций, производящих 80 процентов электроэнергии, производимой в стране. Камбаратинские гидроэлектростанции же сконструированы таким образом, чтобы производить электроэнергию на экспорт для соседних государств, и как только их строительство будет окончено, ожидается, что количество производимой электроэнергии для экспорта увеличится вдвое.



Как бы привлекательно ни выглядел данный проект на бумаге, члены кыргызстанского парламента очень неохотно дали на него разрешение. Они утверждали, что до сих пор все действия, совершенные в отношении приватизации объекта, были неправильными, и озвучили опасение, что Кыргызстан может потерять контроль над своим главным достоянием – водой.



28 мая, столкнувшись с необходимостью принятия решения, парламент решил отложить его на месяц и продолжил обсуждать этот вопрос. После того, как и 15 июня решение все еще не было принято, в дело вмешался президент страны Курманбек Бакиев. Лично появившись в парламенте, он предпринял попытку убедить парламент изменить мнение.



В своем обращении к членам парламента 19 июня он сказал, что лучше делать инвестиции в будущее, чем зависеть от имеющихся электростанций.



«Гидроэнергетика – главный национальный ресурс, наша надежда, сказал он. – Раньше ничего не делалось для развития энергосектора. Токтогульские ГЭС оставались единственным энергоактивом страны, который мы эксплуатировали, ни разу не проведя реконструкцию и даже ремонт».



Президент пообещал, что с этого момента процесс приватизации станет прозрачным, и объявил, что члены парламента будут приглашены в совет, который будет заниматься рассмотрением тендеров.



Чтобы убедить членов законодательного органа в том, что правительство преследует серьезные цели, Бакиев сказал, что оно будет работать с российским РАО «ЕЭС» и казахстанским КазКуат, которые помогут подготовить технико-экономическое обоснование по Камбаратинским ГЭС.



При отсутствии нескольких оппозиционных членов парламент в тот же день принял законопроект.



ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРОЦЕССА ПРИВАТИЗАЦИИ



Голосование могло бы стать переломным моментом в затянувшемся спорном процессе приватизации. В 1998 году правительство начало программу денационализации электросети “Кыргызэнерго», которая на тот момент была единственной, принадлежавшей государству, после того как множество других отраслей перешло в частные руки.



В первую очередь организация была превращена в акционерное общество, в котором доля правительства составляла 94 процента. Впоследствии «Кыргызэнерго» распалось на несколько частей, некоторые из них планировалось отдать под приватизацию, а другие должны были остаться в руках государства.



В финальной стадии приватизации имеются следующие нерешенные вопросы: как именно государство будет передавать Камбарату и бишкекские заводы – путем полной продажи акций (при том, что у государства будет своя доля), передачи в концессию или доверительное управление.



МНОГИЕ ДЕПУТАТЫ ОСТАЛИСЬ НЕДОВОЛЬНЫ



Противники приватизации опасаются потери контроля над выработкой электричества и водными ресурсами страны. Они предвидят будущие масштабы коррупции в процессе приватизации и предупреждают, что стоимость электроэнергии, вырабатываемой в стране, может резко подскочить, если этот рынок превратится в источник дохода.



В статье, опубликованной американским исследовательским центром Джеймстоун Фаундейшн, аналитик по Центральной Азии Эрика Марат сказала, что гидроэнергетическая отрасль «поражена крупномасштабной коррупцией», это вопрос, ставший темой публичных дебатов после мартовской революции 2005 года.



«Из-за детально разработанных пирамидных схем, приносящих пользу только немногим избранным в этом секторе, Кыргызстан собирает только 30 процентов выплат за производимую электроэнергию, тогда как даже по грубым подсчетам более 40 миллионов долларов прибыли ежегодно присваивается обманным путем», - сказала Марат.



Омурбек Текебаев, бывший спикер парламента, находящийся теперь в оппозиции, считает, что сейчас нужно установить четкие правила, чтобы избежать появления подобных проблем в будущем.



«Спустя пять лет после принятия этого законопроекта Кыргызстан, возможно, и получил бы положительный результат, были бы созданы рабочие места, произошел подъем в производстве, но через 10-15 лет страна может полностью потерять контроль над водными ресурсами, - сказал он. - Без четких механизмов нельзя допустить иностранных и даже местных инвесторов к строительству таких важных объектов».



В ходе дебатов другие депутаты напомнили о более ранней приватизации энергосектора, прошедшей в начале 90-х годов, которая привела к повышению цен и к отключению от электричества людей, не имеющих средств заплатить за него.



Группа депутатов из Союза демократических сил намерена оспаривать принятие закона о приватизации в Конституционном суде Кыргызстана - они ставят под сомнение тот факт, что во время проведения голосования в парламенте был кворум – присутствовали 50 депутатов.



ОШИБКИ ЭКОНОМИКИ?



Даже если приватизация пройдет гладко, остается еще много вопросов об экономических предпосылках, лежащих в основе проекта развития Камбаратинских ГЭС.



Во-первых, суммы инвестиций в проект ошеломляют – около 2,5 миллиарда долларов, что более чем в три раза больше ВВП страны.



Несмотря на это, политик Алманбет Матубраимов считает, что Кыргызстан сам может найти необходимые средства. По его мнению, было бы разумно выпустить акции на 1 млрд. долларов, чтобы сами же кыргызстанцы смогли их выкупить и стать акционерами этого стратегического объекта.



Принимая во внимание тот факт, что требуюемая сумма больше, чем внешний долг страны, правительство, очевидно, полагает, что стратегические инвесторы, возможно, иностранные, являются единственными вероятными инвесторами.



Другой вопрос - даже если предположить, что найдется инвестор, готовый вложить деньги, и две Камбаратинских ГЭС будут построены, пройдет, по некоторым подсчетам, очень много времени, прежде чем вложенные средства окупятся – около 30 лет.



Сапар Орозбаков, директор Бишкекского центра экономического анализа, считает, что расчетные затраты выработки электроэнергии на Камбаратинских ГЭС будут выше, чем может понести региональный рынок.



По его словам, Кыргызстан реализует электроэнергию соседним странам по 1,1 цента за киловатт/час, тогда как затраты на выработку 1 киловатт/часа электроэнергии на Камбаратинской ГЭС инвесторам обойдутся почти 8,5-9 центов.



Крупные гидроэнергетические системы, которые соседний Таджикистан планирует возвести на реке Вахш, выглядят более выигрышным объектом для вложения инвестиций, поскольку ожидается, что электричество, которое они будут вырабатывать, будет стоить не больше 2 центов за киловатт/час.



«Камбаратинские ГЭС выглядят неконкурентоспособными по сравнению с заводом “Рогун” в Таджикистане и некоторыми другими», - сказал Орозбаков.



Высокая стоимость камбаратинского электричества объясняется размером инвестиций, необходимых для запуска ГЭС в эксплуатацию. «Затраты на строительство огромные, да и само оно рассчитано на 8-10 лет, а это слишком длительный срок», - сказал Сапар Орозбаков.



СТРАТЕГИЧЕСКОЕ МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ



Работы на Камбаратинских ГЭС начались еще в советское время, когда строительство таких гигантских объектов имело смысл, потому что это было экономически выгодно для всего региона, а не для отдельно взятых республик. Так же, как и существующая Токтогульская ГЭС и связанное с ней водохранилище, а также несколько других небольших ГЭС, Камбаратинские гидроэлектростанции расположены на реке Нарын - основном притоке реки Сырдарьи.



Сырдарья – одна из двух крупнейших рек Центральной Азии, протекает по территории Узбекистана и Таджикистана в Казахстан и является самым главным источником воды для ирригации в этих трех странах.



То, как Кыргызстан распоряжается Токтогульской плотиной, давно является для него яблоком раздора в отношениях с Узбекистаном и Казахстаном, которым весной и летом требуется большое количество воды. Кыргызстану же нужно вырабатывать больше электроэнергии во время холодных зимних месяцев, а для этого требуется, чтобы в течение лета вода накапливалась в водохранилище, а затем, в конце года, сбрасывалась из него. Это может привести к тому, что зимой возможны затопления, а летом – дефицит воды в соседних государствах.



Этот дисбаланс теоретически решается достижением ежегодных соглашений, по которым Узбекистан и Казахстан поставляет уголь, нефть и газ – топливо для кыргызстанских ГЭС, в обмен на воду, накапливающуюся в Токтогульском водохранилище.



Однако эти соглашения часто не выполняются – например, соглашение на будущий год должны были заключить 15 июня этого года, однако этого не произошло. Четыре дня спустя монопольная компания-производитель электроэнергии «Электрические станции» опубликовала предупреждение о том, что из-за необходимости укрепления уровней водохранилища компания, возможно, не сможет обеспечить своих соседей нужным количеством воды.



Не раз поступали предложения о выработке долгосрочной региональной стратегии по поставке воды и электричества для урегулирования разногласий между производителями электричества (Кыргызстаном и Таджикистаном) и потребителями воды (Казахстаном, Узбекистаном и Туркменистаном), однако это еще предстоит реализовать.



И хотя Камбаратинские ГЭС создадут дополнительные помехи для течения Нарына, маловероятно, что они изменят существующую схему водных потоков для Узбекистана и Казахстана. Новые ГЭС будут расположены на реке выше Токтогульской ГЭС, и поэтому вода, которую они будут сбрасывать, будет сначала попадать в водохранилище и накапливаться там, после чего ее поток можно будет регулировать.



ГОСУДАРСТВА РЕГИОНА ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ В КЫРГЫЗСКОМ ЭЛЕКТРИЧЕСТВЕ – И ВОДЕ



Стоимость проекта может отпугнуть большинство инвесторов, однако правительства некоторых стран региона все-таки готовы поддержать эту схему из экономических и политических соображений.



«Камбаратинские каскады позволят регулировать водные потоки в регионе, - говорит таджикский политолог Парвиз Муллоджанов. - Кто будет ими владеть, тот будет контролировать весь центральноазиатский регион».



Кыргызстан наряду с Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном уже экспортирует электроэнергию в Россию и Китай.



Китай, по-видимому, испытывает большой интерес к источникам энергии.



Россия так же заинтересована в дешевой электроэнергии, в то время как у Кремля есть свои политические причины для получения большего контроля над стратегическими экономическими объектами Кыргызстана. РАО «ЕЭС» уже подключили для подготовки технико-экономического обоснования по Камбаратинским ГЭС, а другая российская компания - «Ринко Холдинг» - в прошлом месяце внесла на рассмотрение правительства Кыргызстана проект стоимостью 3,2 миллиарда долларов США. Проект включает в себя строительство алюминиевого завода и ГРЭС для его работы.



Наконец Казахстан заинтересован не только в кыргызстанской электроэнергии, но и в том, чтобы иметь контроль над сезонными уровнями воды в реке Сырдарья.



По мнению Орозбакова, «интерес Казахстана как раз-таки очевиден - казахи хотят иметь доступ к регулированию водных потоков. У остальных стран, видимо, присутствует чисто геополитический интерес».



Политолог Турат Акимов считает, что как только инвесторы начнут становиться в очередь, чтобы получить этот проект, неизбежно возникнут вопросы о том, достаточно ли надежны и мощны электрические системы для того, чтобы выдержать возросший экспорт электроэнергии – не говоря уже о том, кто будет оплачивать прокладку новых линий электропередач, если она потребуется, например, в Китай или на юг - на полуостров Индостан.



«Инвесторы никогда не придут туда, где существует угроза риска, - добавляет экономический комментатор Базарбай Мамбетов. – Тут риск связан с тем, куда пойдет электричество, выработанное на Камбаратинских ГЭС».



И хотя выход из тупиковой ситуации с приватизацией найден, президент Кыргызстана Курманбек Бакиев будет бороться против продолжающихся возражений его политических оппонентов за достижение баланса геополитических интересов, особенно в свете неясных проектов для Камбаратинских ГЭС как коммерческих объектов.



Парламентарий Алманбет Матубраимов предпочел бы, чтобы проект строительства Камбаратинских ГЭС финансировался внутренними фондами страны. Главное, по его мнению, это показать, что Кыргызстан не продает свои жизненные интересы вместе со своими объектами.



«Понятно, что и президенту, и правительству Кыргызстана тяжело, поскольку на них давят соседи - экономически более развитые страны. Но прежде всего в этом вопросе нужно руководствоваться национальными интересами» - говорит Матубраимов.



Жипара Абдрахманова, независимый журналист в Бишкеке.