Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СТАТУС УЗБЕКСКИХ ЖЕНЩИН СУЩЕСТВЕННО ПОНИЗИЛСЯ

Узбекские женщины теряют работу и подвергаются дискриминации.
By IWPR Central Asia

Учительнице Татьяне Гуревич, как и многим другим женщинам Узбекистана, с трудом удается прокормить свою семью. Она зарабатывает $12 в месяц – этого не хватает даже на еду.


“Я никогда не думала, что образованная работающая женщина может влачить нищенское существование, - говорит она. – На свою зарплату я даже не могу кормить свою семью”.


Когда-то большая часть государственного сектора Узбекистана держалась на женщинах, которые, в основном, работали учителями, врачами и в сельском хозяйстве.


Но с обретением независимости в 1991, в период рыночных реформ и перехода к новому типу экономики, государству пришлось сократить бюджетные организации. В результате, произошло вытеснение женщин с наиболее прибыльных мест, и возможности трудоустройства начали катастрофически сокращаться.


Во времена Советского Союза большинство женщин работало, сейчас не работают больше половины. “Бюджетная сфера подверглась большому сокращению, здесь начались перебои с зарплатой, а на ту, которая выдается, ничего нельзя купить”, - говорит руководитель женского ресурсного центра Марфуа Тохтаходжаева.


В среднем женщины получают 70 % от зарплаты мужчин. На ответственные должности их не берут и возможности повышения у них органичены.


К тому же предоставленные женщинам льготы превратились в препятствие, так как декретные пособия и длительный декретный отпуск отпугивают работодателей как частных, так и государственных организаций.


” Я думаю, что нежелание брать на работу женщин вполне понятно, если учесть, что не хватает средств для выплаты зарплаты основным работникам», - говорит специалист Центра изучения занятости Ольга Немировская.


Выпускница американской Бизнес школы Умида Умурзакова после окончанияучебы вышла замуж, но детей она заводить пока не собирается. Она считает, что с детьми ей будет тяжелее найти работу: “Когда я проходила собеседование в одной иностранной фирме, мне сказали, что скорее всего им нужен парень. Я думаю, что они просто боялись, что я уйду в декрет. ”


Людмила Решетникова - пенсионер, в прошлом продавец, несмотря на то, что


уже несколько лет как вышла на пенсию продолжает работать, торгует на рынке.


Она с грустью вспоминает старые времена: ”В советские времена даже уборщица


могла кормить себя и свою семью, а сейчас мы катимся в какую-то пропасть.


Я на пенсии, но работаю, чтобы не умереть с голоду. А дочь моя не может найти


работу. Предлагают маленькую зарплату, которая будет уходить только на дорогу


и обеды ”.


У сельских женщин возможностей еще меньше. По данным социологических опросов Института занятости проведенных в сельских районах Узбекистана, 50 % из них с радостью бросили бы работу, если бы их мужья зарабатывали достаточно.. Это потому, что им приходится тяжело и много работать как и раньше, но вот денег они за это получают даже меньше.


“В колхозах много работы, даже слишком много. Во время посевов и уборки мы не успеваем ходить домой. Это очень тяжело, и платят нам мало, - говорит продавщица зелени на ташкентском рынке Рано Ибрагимова. - Прошлый год весь работала в поле, государству нужен план по хлопку, нас не выпускали из поля все лето, и всю осень, но я не заработала даже детям на зимние вещи”.


По мнению Тохтаходжаевой, на сокращение числа работающих женщин повлияло и возрождение традиционных исламских ценностей.


“С обретением независимости в Узбекистане началось возрождение запрещенного Советской властью ислама. Мусульманские ценности преподносятся как национальные ценности узбеков, и одно из первых мест среди них занимает традиционное отношение к женщине как подчиненному мужчине существу”, - говорит она.


Исламизация узбекского общества, по мнению Марфуа, привела к дальнейшему сужению горизонтов узбекской женщины. “Приверженцы ислама, а их в стране стало много, начали говорить: “Зачем женщине работать, пусть сидит дома и заботится о детях”, - говорит Марфуа.


Экономический кризис в совокупности с религиозным фактором привели к понижению статуса узбекской женщины.


Как говорит Марфуа Тохтаходжаева: “Зависимая от мужчины, оставшись без возможности хорошо зарабатывать, узбекская женщина оказалась на периферии социальной и экономической жизни страны. Ее авторитет упал даже в рамках семьи”.


Галима Бухарбаева - корреспондент агентства новостей AFP в Ташкенте.