Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СТАНЕТ ЛИ ТАДЖИКИСТАН ГОСТЕПРИИМНЫМ ХОЗЯИНОМ ДЛЯ ИНДИЙСКОЙ БАЗЫ?

Несмотря на неоднократные опровержения слухов о том, что официальный Дели выражает желание иметь аванпост в Центральной Азии, разговоры о создании индийской военной базы не утихают.
By Rukhshona Alieva
Слухи о том, что Индия заинтересована в создании военной базы в Таджикистане, не прекращаются, несмотря на попытки властей замять этот вопрос. Велись переговоры об этом или нет, аналитики, опрошенные IWPR, полагают, что таджикское правительство не пойдет на это из тех соображений, что это не понравится влиятельным соседям Таджикистана по региону.

В советские времена эта страна была окраиной Советского Союза, и стратегическое значение получила в конце 2001 года, когда ВВС Франции разместили несколько своих самолетов в самом начале военной операции НАТО в Афганистане для решения задач технической поддержки французского военного контингента.

Появляющиеся сообщения касаются роли, которую играет Индия в модернизации военного аэродрома «Айни», находящегося в 15 километрах к западу от таджикской столицы, который долго не использовался. Аэродром прекратил функционирование в 1985 году, когда Советский союз завершил свой злосчастный захват Афганистана. Индийская сторона начала реконструкцию аэродрома и строительство новых ангаров в 2002 году, и, как говорят, сейчас объект готов к эксплуатации.

Самый большой вопрос на сегодня – кто будет его использовать. Велись разговоры как о главном партнере Таджикистана – России, так и о том, чтобы расположить на базе контингент индийских и французских ВВС.

Разговоры о том, что Дели имеет определенные планы на таджикский аэродром, возобновились после того, как 17 июля в издании «Times of India» появилось сообщение о том, что эскадрон Военно-воздушных сил Индии, включающий в себя многоцелевые военные вертолеты и несколько учебных самолетов, будет размещен на базе «Айни».

По сообщениям неназванных источников из газеты, это может произойти до конца текущего года, и это, возможно, будет только началом – в конечном счете, Индия ищет возможность разместить на этой базе свои истребители МИГ-29 российского производства. «Сейчас это может быть просто аванпост, однако в будущем он превратится в полноценную базу», - сообщил источник.

Из того же источника стало известно, что Индия ищет возможность "большего стратегического присутствия" в Центральной Азии по политическим и экономическим причинам. Присутствие индийского военного контингента в Таджикистане позволило бы наблюдать за давним соперником Индии – Пакистаном, а так же за Афганистаном, страной, часто служившей ареной, на которой разворачивалась конкуренция между Исламабадом и Дели. В статье, вышедшей в «Times of India» даже высказывалось предположение, что база может использоваться в качестве стартовой площадки для проведения операций индийских войск специального назначения.

В материале также отмечалось, что Министерство обороны Индии отвергло предположения о намерениях Дели расположить военную базу в «Айни». То же отметили и чиновники в Таджикистане.

Таджикский министр иностранных дел Хамрохон Зарифи заявил на следующий день после выхода статьи в «Times of India»: «Аэродром Айни нам действительно помогает реконструировать Индия, однако это не предполагает открытия военной базы, - сказал министр на пресс-конференции 18 июля. - Никто переговоров об открытии базы не ведет».

Генерал-майор Маруф Хасанов, начальник Управления по международным связям Министерства обороны Таджикистана, отметил, что между двумя странами даже не существует соглашения о взаимодействии, и что соглашение 2002 года на восстановление военного аэродрома не предполагает его дальнейшее использование индийскими военными.

Хотя в Министерстве обороны утверждают, что таких разговоров не было, источник IWPR в Министерстве отметил, что подобные обсуждения все же велись. Обсуждалось создание тренировочного центра на территории базы «Айни», где индийские пилоты могли бы обучать своих таджикских коллег.

Двумя днями позднее чиновникам Таджикистана пришлось столкнуться с другим сообщением. На этот раз оно касалось передислокации французского и российского военного контингента с гражданского аэропорта Душанбе на военный «Айни».

Россия, главная супердержава в Центральной Азии, в настоящее время имеет четыре истребителя СУ-29 и два транспортных вертолета МИ-8 как часть постоянного военного присутствия в Таджикистане, которое сохранилось еще с советских времен.

Французское присутствие обеспечивают три истребителя «Мираж» и три истребителя «Рафал», а также два военно-транспортных самолета. Хотя присутствие французских военных является частью военной операции НАТО в Афганистане, их наличие не вызывало особых споров, так как французам не приписывают таких же региональных замыслов, как американцам.

На пресс-конференции, проведенной 20 июля, Фируз Хамроев, первый заместитель генерального директора государственного унитарного авиапредприятия «Tajik air», сообщил, что самолеты передислоцируют, так как они занимают большую часть взлетно-посадочной и рулежной полосы аэропорта в Душанбе.

27 июля Министерство обороны Таджикистана выпустило опровержение, в котором сообщалось: «В последнее время в СМИ довольно часть фигурируют сообщения о размещении на аэродроме «Гиссар» [«Айни»] авиационного военного контингента РФ, Индии и Франции. В настоящее время вопрос об эксплуатации аэродрома «Гиссар» иностранным контингентом не поднимается вообще».

Интерес Дели к Таджикистану возрос в 2001 году, когда государства, находящиеся ранее в составе Советского Союза, поднялись из руин после того, как Союз развалился. Этот интерес частично связан с исторически сложившейся поддержкой, которую Индия оказывает политическим фракциям на севере Афганистана, в противоположность южным пуштунским областям, которые имеют более тесные связи с Пакистаном, как географические, так и прочие.

«Индия опасается, что если Афганистан прейдет в руки пропакистанских талибов, то сфера влияния Пакистана может раздвинуться вплоть до границ с Таджикистаном», - считает таджикский политолог Парвиз Муллоджанов.

По его словам, тот факт, что разговоры вокруг базы «Айни» появляются снова и снова, позволяет предположить, что между властями двух стран действительно ведутся переговоры на протяжении нескольких лет. В 2005 году сообщалось, что Сергей Иванов, в те годы занимавший пост министра обороны, говорил о том, что Москва и Душанбе обсуждали возможность совместного с Индией использования базы «Айни».

Независимый аналитик Аслиддин Джумаев считает, что такое соглашение было бы в любом случае невозможно без согласия Москвы. «Если Индия и сможет использовать военную базу в Айни, то только совместно с Россией», - заявил он.

Однако, таджикские аналитики, опрошенные IWPR, пришли к мнению, что Москва не поддержит намерение Дели о создании аванпоста в Центральной Азии. Дели и Москва исторически находились в хороших отношениях, однако нахождение Индии на территории, которую Россия расценивает как собственную сферу влияния – это совсем другой вопрос.

По мнению Муллоджанова, Россия не одобрит наличия в регионе базы, принадлежащей посторонней стране.

Аслиддин Джумаев, независимый аналитик, прибавил, что подобное соглашение потребует одобрения двух региональных групп безопасности, членом которых является Таджикистан: организации договора о коллективной безопасности, состоящей из нескольких государств, входящих ранее в состав Советского Союза, и ШОС – Шанхайской организации сотрудничества, в которой состоят Россия, Китай и четыре центральноазиатские республики. Москва имеет большое влияние в обеих структурах.

К тому же, Таджикистан должен принимать во внимание интересы Пакистана, своего ближайшего соседа, кроме одного.

И Исламабад и Дели заинтересованы в инвестировании средств в Таджикистан, и более всего – в сферу гидроэнергетики, для развития которой эта горная страна имеет все предпосылки, и в которой обе страны испытывают потребность.

Муллоджанов считает, что это дает Пакистану значительное влияние. «Пакистан в качестве потенциального инвестора ряда таджикских мега-проектов также может притормозить реализацию договоренностей по военной базе», - сказал он.

Другая внешняя сила – Соединенные штаты – имеет военную базу в Кыргызстане.

Аналитики так же отметили, что США, чья финансовая поддержка является важной для Таджикистана, возможно, не понравится смещение баланса в ситуации с региональным размещением сил, спровоцированное индийским присутствием.

Рухшона Алиева, контрибьютор IWPR в Душанбе.