Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СРЕДИ УЗБЕКСКИХ ЖЕНЩИН УЧАСТИЛИСЬ СЛУЧАИ САМОУБИЙСТВА

Узбекские женщины не видят иного способа прекратить свои страдания, кроме самоубийства.
By Bobomurod Abdullaev

В последнее время в Узбекистане резко возросло число самоубийств среди женщин. Главными причинами этого, по мнению специалистов, являются морально-психологическое и физическое давление, оказываемое на женщин в семьях, и продолжающееся падение уровня жизни.


Согласно официальным данным, за первые четыре месяца нынешнего года в Узбекистане покончили с собой 322 женщины. Только в Самаркандской области произошло 20 самоубийств, в то время как за этот же период прошлого года было зарегистрировано 12.


В феврале нынешнего года 21-летняя жительница поселка Хишрау Самаркандской области Сурайе Холикова повесила своих двух дочерей – 2-летнюю Шаходат и годовалую Шахзоду, а затем повесилась сама. По словам ее отца Бобокула Холикова, причиной самоубийства стали невыносимые условия в доме мужа, где жила Сурайе с детьми.


Рост самоубийств в Узбекистане стал главной темой заседания правительства страны в апреле 2002 года в Ташкенте, посвященного вопросам социальной защиты семьи, материнства и детства.


Участники заседания отметили, что основной причиной участившихся случаев самоубийства среди женщин является морально-психологическое и физическое насилие над ними со стороны мужей и их родителей. По их мнению, случаи суицида никак не связаны с экономическими и социальными проблемами.


«99% самоубийств среди женщин происходят из-за насилия в семье. Экономические проблемы тут ни при чем», - заявила заместитель премьер-министра Узбекистана Дильбар Гулямова.


Заседание правительства, состоявшееся под ее председательством, обозначило не только серьезную проблему узбекского общества, но и показало нежелание властей придавать этот вопрос общественной огласке. Во время заседания Гулямова удалила из зала приглашенного корреспондента негосударственного информационного агентства, который отказался выключить диктофон и прекратить записывать выступления. «Это - наши внутренние разговоры. Они не предназначены для публикации», - сказала заместитель премьер-министра.


По мнению международной правозащитной организации «Хьюман Райтс Вотч», женщины Узбекистана испытывают давление со стороны не только своих мужей, но и государства.


«Главной целью государственной политики провозглашается «сохранение семьи», - говорится в отчете «Хьюман Райтс Вотч» «Узбекистан: семья или женщина?». – Добиваясь этого, чиновники принуждают страдающих от насилия женщин оставаться во враждебном окружении, игнорируют случаи насилия в отношении женщин и фактически узаконивают безнаказанность их мужей».


Как сказала руководитель одной из общественных организаций, занимающихся гендерными проблемами, женщинам, страдающим от насилия в семье и безразличия властей, не остается иного выхода, кроме самоубийства.


Согласно традициям узбекского общества, жизнь женщины считается состоявшейся только в том случае, если она выходит замуж. Развод воспринимается как позор. Страх оказаться изгоем в обществе заставляет многих женщин терпеть унижения и физическое насилие со стороны мужа.


Если женщина решается развестись с мужем или пожаловаться на него, то часто власти, особенно местные органы самоуправления, обвиняют в семейных проблемах самих женщин и призывают их к терпению и смирению. Как правило, действия мужей остаются безнаказанными.


Согласно данным, оглашенным на заседании правительства Узбекистана, по 322-м фактам самоубийств женщин в 2002 году уголовные дела были возбуждены только в 12-ти случаях, и лишь в двух из них возможно привлечение виновной стороны к ответственности.


Осознавая серьезность проблемы, правительство Узбекистана, тем не менее, видит ее решение только в усилении воспитательно-пропагандистской работы среди населения. В последние годы это выражается в объявлении каждого наступившего года Годом женщины, Годом матери и ребенка, Годом семьи и так далее. Эти программы малоэффективны, о чем говорит неутешительная статистика самоубийств.


Бобомурод Абдуллаев, независимый журналист из Ташкента


Камильжон Ашуров, активист правозащитного движения в Самарканде