Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Спустя пять лет, Грузия расследует факты войны 2008 года

Михаилу Саакашвили, который все еще занимает пост президента, грозит расследование со стороны враждебного правительства.
By Shorena Latatia
  • Российская техника в Южной Осетии, август 2008 года. (Фото: Яна Амелина /Wikimedia Commons)
    Российская техника в Южной Осетии, август 2008 года. (Фото: Яна Амелина /Wikimedia Commons)

Пять лет назад, ночью 7 августа, президент Грузии Михаил Саакашвили дал войскам приказ войти в Южную Осетию и восстановить контроль над регионом, который объявил о своей независимости после вооруженного конфликта, произошедшего два десятилетия назад. Спустя несколько дней его армия отступила перед превосходящими ее по численности российскими войсками, которые были направлены для оказания помощи южноосетинским союзникам.

Саакашвили остается президентом до выборов, назначенных на октябрь этого года, в которых он уже не может принять участия. Правительство, пришедшее к власти после выборов в октябре 2012 года, одержав победу над его Единым Национальным Движением, лишило Саакашвили значительной части полномочий.

В то время как грузины оглядываются на конфликт 2008 года, вылившийся в незамедлительное признание Россией Южной Осетии и Абхазии, за которым последовали годы враждебных взаимоотношений между Тбилиси и Москвой, наблюдатели обсуждают вероятные последствия расследования роли Саакашвили в качестве главнокомандующего. 

Ранее в этом году, главный прокурор Грузии учредил рабочую группу для изучения правовой основы конфликта с Россией.

На пресс-конференции, прошедшей в апреле, премьер-министр Бидзина Иванишвили указал, что расследование может привести к началу судебного процесса против Саакашвили. 

«Я считаю, что должна быть расследована причина начала этой, войны, - заявил он. – По этому поводу существует множество вопросов». 

Он обвинил президента и тогдашнее правительство в «неадекватных» действиях, предпринятых до вступления в Южную Осетию российских войск.

«Я считаю, что осуществление военными частями операций до того как русские перешли границу, было неоправданно», - заявил он.

Правительство Саакашвили всегда настаивало, что решение об отправке войск было вызвано нападениями со стороны Южной Осетии и секретной переброской российских войск.

Несмотря на то, что администрация Иванишвили ограничила власть Саакашвили и арестовала нескольких его близких союзников, пересмотр его версии о событиях августа 2008 года, вероятно, является самым конфронтационным шагом.

Саакашвили ответил, призвав премьер-министра не распространять «ложь о том, что войну начала Грузия» и не использовать этот вопрос для возвращения благосклонности Москвы.

Спустя два дня после первичных комментариев Иванишвили пояснил, что за разворачивание конфликта он считает ответственной Москву. 

«Россия нарушила территориальные границы суверенного государства и осуществила агрессию, [но] почему господин Саакашвили поддался на явную провокацию», - задал он вопрос.

В результате принятия конституционных поправок, часть президентских полномочий была передана парламенту, и Саакашвили оказался бессилен блокировать расследование.

«Необходимо задать президенту Грузии вопрос о событиях августовской войны и президент должен смотреть на это с пониманием», - заявил Иванишвили.

Со своей стороны президент категорически заявил, что он «ни на секунду не станет сотрудничать с антигосударственным расследованием, которое пытается подорвать имидж Грузии и напрямую направлено против нашей территориальной целостности».

Парламент Грузии ведет свое собственное расследование конфликта отдельно от прокуратуры.

По словам главного прокурора Арчила Кбилашвили: «Наша обязанность заключается в изучении правовых аспектов и выявлении военных преступлений. То, чем занимается или будет заниматься парламент - совершенно другой вопрос и у него нет ничего общего с нами».

Сразу после конфликта завершившегося в 2008, тогдашний парламент учредил комиссию по его расследованию. Председатель комиссии Пата Давитаиа заявил, что проверка возможных военных преступлений не была проведена, и все внимание было сосредоточено на политических аспектах.

Оппоненты Саакашвили заявляют, что результаты работы комиссии были шиты белыми нитками.

«Парламентская комиссия, созданная прошлым парламентом, была направлена только на покрытие вины Саакашвили, - заявил лидер партии Свободная Грузия Каха Кукава. - Если бы комиссия расследовала вопрос объективно, виновность России не встала бы под сомнение, но это не значит, что мы не должны были также расследовать вину Саакашвили».

По заявлениям сторонников президента, в проведении нового расследования нет никакой необходимости, и оно имеет под собой политическую подоплеку.

Нугзар Циклаури, член Единого Национального движения представляющего парламентское меньшинство, считает, что «абсолютно неприемлемо проводить какое-либо расследование, обвиняющее Грузию в развязывании войны».

Администрация Саакашвили опубликовала заявление, предупреждая правительство Иванишвили, что оно рискует подвигнуть больше государств – помимо России и нескольких стран – официально признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Это еще больше затруднит осуществление конечной цели Грузии, которая состоит в восстановлении контроля над двумя республиками. 

«Подход нового правительства может принести нашей стране катастрофические результаты ответственность ляжет на тех, кто инициировал это расследование», - сказано в заявлении. 

Натиа Кацитадзе из Ассоциации молодых юристов Грузии заявляет, что Саакашвили может быть подвергнут судебному разбирательству только по истечении срока президентской неприкосновенности или в случае, если парламент объявит ему импичмент.

По результатам внешних расследований войны 2008 года были составлены отчеты, в которых в нарушении конвенций по защите прав человека и международного законодательства, в том числе в насильственном изгнании, пытках, мародерстве и нанесении материального ущерба, были признаны виновными обе стороны конфликта.

Теоретически, преступления совершенные обеими сторонами конфликта могли быть расследованы обвинителями Международного уголовного суда в Гааге, либо по требованию правительства Грузии, либо если Международный суд счел бы, что национальные суды не в состоянии решить этот вопрос.

Международный уголовный суд рассмотрел события, о которых идет речь, но его обвинители не начинали собственное расследование. Это противоречит сообщениям в некоторых грузинских СМИ о том, что МУС намерен начать расследование.

Министр юстиции Грузии Теа Цулукиани заявила, что вопрос должен быть рассмотрен национальными судами, хотя представители ее ведомства сотрудничают с Гаагским судом.

Директор Центра по правам человека в Тбилиси Алеко Цкитишвили отметил, что ключевой вопрос состоит в том, как будет вестись расследование.

По его словам, сейчас «очень трудно говорить о том кто виноват в преступлениях, которые не были расследованы. Все мы знаем, что правительство Грузии в совершении преступлений обвиняет правительство России, а правительство России обвиняет правительство Грузии».

«Если вопрос состоит в том, виноват ли президент Саакашвили, это никого не удивит, - продолжил он. - Но специфика, вопросы отдельных преступлений - вот что должны быть расследовано. Необходимо установить выполняли ли министерство обороны и генералы приказы главнокомандующего когда, например, использовали кассетные бомбы, как, насколько я помню, в этом призналось правительство Грузии».

Он добавил, что если будут выявлены факты, подтверждающие такие преступления, «грузинская сторона должна выплатить компенсацию, а лица, которые отдали приказ об использовании этого вооружения, должны будут понести наказание».

Бывший министр образования и политический аналитик Гиа Нодиа заявил, что правительство должно действовать очень осторожно, во избежание обвинений со стороны международного сообщества в том, что оно приступает к политической охоте на ведьм.

«Если уже сложившееся впечатление о войне в целом не изменится, то значительной реакции вероятно не последует. Но если окажется, что расследование является средством наказания и преследования оппонентов, то оно вызовет серьезную критику», - сказал он.

Шорена Лататиа, участница журналистских тренингов IWPR в Грузии.