Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СПОРЫ ВОКРУГ БЕСЛАНА ПРОДОЛЖАЮТСЯ

Бесланцы отмечают очередную годовщину трагедии, унесшей жизни их родных, а споры о том, кто виноват, все не прекращаются.
By Alan Tskhurbayev
1 в Беслане нескончаемым потоком идут люди – отдать почести тем, кто погиб во время трагических событий, которые потрясли мир два года назад. Они зажигают свечи и оставляют здесь цветы и бутылки с водой, поминая заложников, которым террористы не давали даже пить.



Спортзал бесланской школы, где держали заложников, весь обклеен изнутри фотографиями жертв – детей, учителей и бойцов спецслужб, отдавших свои жизни в тщетной попытке спасти захваченных террористами людей. Всего тогда погибло 332 человека, в том числе 186 детей.



Возле фотографии своего 13-летнего сына Заура стоит Сусанна Дудиева, лидер общественной организации "Матери Беслана". Сусанна принимает соболезнования от проходящих по залу людей и со слабой улыбкой вслух вспоминает о Зауре. Многие матери, так же как Сусанна одетые в черное, стоят возле фотографий своих близких. Это происходило в годовщину трехдневной осады бесланской школы 1-3 сентября.



3 сентября в 13:05, когда два года назад в здании школы прогремел первый взрыв, из школьного двора в небо были запущены 332 белых шара – по числу погибших людей. В Северной Осетии наступила минута молчания.



Сегодня – по прошествии двух лет – в республике все еще живо обсуждаются те кровавые события и ход расследования, которое до сих пор не завершено.



«Два года нам врали..., и мы уже никому не верим, ни Путину, ни нашему прокурору», – сказала Рита Сидакова, у которой в школе погибла 9-летняя дочь.



Незадолго до второй годовщины появилась новая версия случившегося в школе №1. Член федеральной парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане Юрий Савельев опубликовал результаты собственного расследования в докладе «Беслан: правда заложников» общим объемом 700 страниц. Автор исходит из показаний бывших заложников и очевидцев и производит сложные технические вычисления.



Основные выводы доклада Савельева прямо противоречат официальной версии событий, согласно которой боевики – намеренно или случайно – первыми привели в действие взрывные устройства в спортзале школы, после чего начался штурм здания спецслужбами. Савельев же доказывает, что причиной первых двух взрывов в спортзале школы были выстрелы по школе из огнемета и гранатомета с крыши соседнего дома. В результате этих выстрелов и пожара, к которому они привели, в спортзале школы погибли 106-110 заложников. Приказ на тушение пожара поступил только через два часа после его начала.



2 сентября, когда в Беслане проходили траурные мероприятия, тираж доклада Юрия Савельева был арестован в бесланском аэропорту, – сказала IWPR главный редактор сайта «Правда Беслана» Марина Литвинович. По ее словам, сотрудниками правоохранительных органов было изъято около 300 экземпляров книги, которые были возвращены только после вмешательства потерпевших – жителей Беслана. Доклад предназначался для бесплатной раздачи родственникам погибших во время теракта. В Беслане этому докладу верят больше, чем официальному.



«В Беслане эту правду знают давно, этот доклад имеет ценность для жителей остальной России, пусть теперь и там узнают, что здесь произошло», – сказал житель Беслана Виссарион Асеев.



Доклад Юрия Савельева содержит выводы, общие с теми, что излагаются в докладе северо-осетинской парламентской комиссии под руководством Станислава Кесаева.



«Это ведь не случайно, что два человека независимо друг от друга пришли к одним и тем же выводам, – сказал IWPR Эльбрус Тедтов, у которого в школе погиб сын одиннадцати лет. – Савельев – эксперт, ему можно верить».



«Это колоссальный труд, – сказала IWPR председатель комитета «Голос Беслана» Элла Кесаева. – За два года никто в федеральной парламентской комиссии не проделал такого труда, как Савельев. Доклад содержит столько технического материала, что он просто должен стать для нас настольной книгой. Основные выводы нам известны давно, мы знаем, что по школе начали стрелять военные, но теперь это подтверждено научно».



Между тем комитет «Голос Беслана» подал кассационную жалобу на приговор Нурпаши Кулаеву, который, как утверждается официально, является единственным оставшимся в живых участником нападения на школу. В мае этого года Кулаев был приговорен к пожизненному заключению по статьям «терроризм» и «убийство».



«Голос Беслана» не оспаривает сам приговор Кулаеву, но настаивает на том, что суд не исследовал в полной мере показания заложников и свидетелей, касающихся истинной причины первых взрывов и действий сотрудников силовых структур. По мнению комитета, в ходе суда над Кулаевым были представлены достаточные свидетельства для возбуждения уголовных дел против руководителей российских силовых структур.



«Мы будем до конца судиться с этим государством, – сказала Кесаева. – У нас претензии и к Путину, который включился в это вранье. Мы никого не собираемся жалеть. Мы будем спрашивать его, неужели ему не хватило власти не допустить бойню в Беслане? И почему он внушает всем, что жить без терактов нельзя?»



В настоящее время жалоба рассматривается в Верховном суде России. По словам Эллы Кесаевой, в случае, если жалоба будет отклонена, «Голос Беслана» планирует обратиться в международные судебные инстанции.



А в Беслане между тем до сих пор не могут решить, что делать с руинами школы №1, в частности с ее спортзалом. Многие люди, потерявшие тогда родных, против того, чтобы спортзал был снесен. «Когда я прихожу сюда, я как будто успокаиваюсь», – сказала Аннета Гадиева, потерявшая в те дни 4-летнюю дочь.



В последнее время активно обсуждается возможность постройки на месте спортзала школы православного храма. Но и эту идею поддерживают не все.



«Я не против храма, – сказала Сусанна Дудиева, – но пусть он будет во дворе школы, где угодно, но не на месте спортзала, в котором погиб мой сын. Это нельзя забыть».



«Мы считаем, что школу нужно сохранить в ее сегодняшнем виде до тех пор, пока не будет закончено расследование и не будут названы имена всех виновников, – считает Элла Кесаева. – Власть заинтересована в том, чтобы спортзал не напоминал им об их преступлении, поэтому так усиленно и муссируется эта тема с храмом, но этого нельзя допустить. Спортзал школы это самая большая улика против действий силовиков».



С этим не соглашается психолог Олег Кисиев, который работает в Беслане. «Каждый, кто потерял в школе близкого человека, переживает эту травму вновь, приходя в школу. Это делает страдания сильней и затрудняет процесс психического выздоровления», – сказал он.



Алан Цхурбаев, независимый журналист