Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ: ПОДПИСАН ЭПОХАЛЬНЫЙ ДОГОВОР ПО КАСПИЮ, НО ЭТО ТОЛЬКО НАЧАЛО

Восемь лет кропотливой работы увенчались подписанием природоохранной конвенции по Каспийскому морю, но что это означает на практике?
By IWPR correspondents

Пять прикаспийских государств подписали долгожданное рамочное соглашение о предотвращении экологического ущерба Каспийскому морю, однако экологи выражают по этому поводу весьма осторожный оптимизм.


Рамочная конвенция о защите морских ресурсов Каспийского моря была подписана 4 ноября в Тегеране, где встретились министры правительств Азербайджана, Ирана, Казахстана и России. Через четыре дня к конвенции присоединился и Туркменистан.


Согласно документу стороны «обязуются принять все необходимые меры для предотвращения, снижения и контроля за уровнем загрязнения Каспийского моря».


Каспийское море – самое большое внутреннее море в мире с особо чувствительной экосистемой. В числе природных богатств Каспия – 90 процентов мировой популяции осетровых, множество уникальных видов морских животных и птиц. Каспийский регион снабжает весь мир черной икрой.


С момента распада СССР экосистеме Каспийского моря нанесен огромный ущерб. В результате бесконтрольного загрязнения и браконьерского отлова значительно сократилась популяция осетровых.


Подписание природоохранной конвенции увенчало собой восемь лет напряженного переговорного процесса и восемь встреч представителей заинтересованных государств. Конвенция была подписана при содействии Экологической программы ООН (ЭП ООН), под эгидой которой сформирован секретариат для контроля за выполнением соглашения.


Но это только начало работы по спасению Каспия. Конвенция устанавливает экологические нормы, которых обязаны придерживаться все государства-участники, но ее еще предстоит ратифицировать парламентам всех пяти государств, и только после этого можно будет говорить о практических шагах по ее реализации.


«Честно скажу – я невероятно доволен тем, что к конвенции присоединились все пять государств, - сказал региональный директор ЭП ООН по Европе Фриц Шлингеманн в телефонном интервью IWPR из Женевы. - Есть надежда, что процесс ратификации пройдет без задержек. В идеале конвенция должна быть ратифицирована в течение двух лет, но пока рано что-либо говорить, так как ратификация – это внутреннее дело каждой из стран-участниц».


«Существует крайне мало областей, по которым у этих пяти государств с различными политическими системами существует общий стратегический план действий, и проблема Каспия – одна из них».


«Данная конвенция создает базу для решения целого ряда юридических вопросов», - сказал заместитель министра экологии и охраны окружающей среды Казахстана Нурлан Искаков.


Искаков выразил удовлетворение по поводу того, что отныне все пять государств будут координировать свои усилия по предотвращению дальнейшего ухудшения экологической обстановки на Каспии. «Документ постулирует принцип «нулевого загрязнения». Это означает, что отныне всякий сброс отходов в каспийские воды воспрещен», - отметил он.


«Видимо, страны региона осознали, в каком катастрофическом положении оказался Каспий», - говорит азербайджанский эколог Рустам Мамедов, положительно оценивший подписанную конвенцию. Мало кто верил, что подобный документ может быть подписан еще до урегулирования правового статуса Каспийского моря.


В тексте конвенции отдельно оговаривается тот момент, что ее положения не будут противоречить будущему договору о разделе и юридическом статусе Каспия независимо от итогов переговоров.


При этом общественность и даже официальные структуры пока слабо информированы как о факте подписания природоохранной конвенции, так и о ее содержании. Тегеранская встреча прошла без участия неправительственных организаций (НПО), хотя некоторые из них принимали участие в предшествующих переговорах и, по словам Шлингеманна, были приглашены на встречу в иранской столице.


Ведущий казахстанский эксперт по Каспию Иса Байтулин сказал IWPR: «Мы, ученые, не участвуем в официальных встречах такого уровня. Это – дело чиновников».


«Ничего не слышал о конвенции, но в составе группы ученых принимал участие в разработке национальной стратегии по Каспию».


«НПО – это независимые организации, могущие дать реальную, объективную картину существующего положения. У них накоплен большой опыт и багаж научных данных», - сказал он.


Даже некоторые государственные чиновники заинтересованных государств находятся в неведении. 490 км. Каспийского побережья проходят по территории Дагестана, однако трое высокопоставленных дагестанских чиновников, в том числе заместитель начальника главного управления Министерства природных ресурсов республики Ахмед Мунгиев признались IWPR, что не получали никакой информации о подписанном от их имени документе.


Некоторые эксперты расценили появление конвенции довольно скептически, считая ее не более, чем жестом доброй воли. Например, бакинский политолог Расим Мусабеков, который считает подписанный документ важным шагом вперед, добавил: «Пока трудно сказать, насколько успешно и эффективно это соглашение будет выполняться».


По мнению ведущего казахстанского эколога Мелса Элеусизова, спектр экологических проблем на Каспии настолько широк, что потребуется еще множество встреч и переговоров, прежде чем будут урегулированы вопросы промышленности, рыболовства и добычи нефти в Каспийском бассейне.


Элеусизов так же заметил, что интересы пяти прикаспийских государств нередко вступают в противоречие. Россия, Азербайджан и Казахстан, располагающие обширными запасами нефти в своей части моря, заинтересованы прежде всего в нефтедобыче, тогда, как для Ирана и Туркменистана превалирующее значение имеют морские и прибрежные ресурсы.


Экологи констатируют, что бесконтрольное загрязнение промышленными и бытовыми отходами вкупе с нерегулируемой добычей нефти превратили Каспийское море в один из самых загрязненных морских бассейнов в мире.


По данным ЭП ООН, более 200 обитающих на Каспии видов животных, раб и птиц оказались сегодня на грани исчезновения.


За последние 15 лет запасы осетровых на Каспии сократились почти в десять раз. Наряду с сокращением популяции экологи отмечают общее ухудшение здоровья осетровых в результате роста загрязненности вод, в том числе снижение их способности к воспроизводству.


Уникальный каспийский тюлень, обитающий исключительно на Каспии, также чувствителен к загрязнению вод и прибрежной полосы.


В ноябре этого года экологи зарегистрировали массовую гибель птиц в результате проведения испытательных работ на нефтяном месторождении Атырау в западном Казахстане. По данным областного отдела охраны окружающей среды, пробы воды после проведения испытаний выявили повышенное содержание в ней вредных для живого организма химических веществ, а в пробах воздуха было отмечено высокое содержание копоти.


Аналогичное положение сложилось на противоположном берегу Каспийского моря, в Дагестане. Сотрудник республиканского управления по охране окружающей среды Маргарита Борисова сообщила IWPR, что случаи массовой гибели тюленей в результате загрязнения моря промышленными отходами отмечаются здесь регулярно.


По данным представителя министерства природных ресурсов России Магомеда Гуруева, ежегодно в воды Каспийского моря сбрасывается почти 30 тонн углеводородов, 50 тонн железа и 5 тонн меди и цинка.


Наиболее остро стоят в Дагестане проблемы сброса в каспийские воды неочищенных отходов, а также загрязнения нефтью и дизельным топливом рек, протекающих по территории Чечни и впадающих в Каспийское море. В связи с начавшейся в Чечне войной был приостановлен проект экологического оздоровления прибрежной зоны Каспия, финансировавшийся Европейским банком реконструкции и развития. Стоимость проекта составляла 15 млн. долларов.


От ухудшения экологической обстановки на Каспии страдает и местное население, использующее грязную воду, вдыхающее отравленный воздух и возделывающее загрязненную почву. В Казахстане у жителей прикаспийских районов заболевания крови отмечаются в 2-4 раза чаще, чем в среднем по стране. Но, несмотря на предупреждения органов здравоохранения, многие по-прежнему с риском для здоровья купаются в каспийских водах.


На Каспии процветает браконьерская добыча икры осетровых и иные нелегальные промыслы, наносящие невосполнимый урон дикой природе. Нелегко будет заставить людей, для которых подобный промысел является единственным источником дохода, выполнять положения конвенции.


К югу от столицы Азербайджана, города Баку, расположена Нефтьчалинская область, где река Кура впадает в Каспийское море. Баснословно выгодный браконьерский вылов осетровых является для 72-тысячного населения области основным источником дохода.


«Когда-то - 13 лет тому назад - я работал на Нефтьчалинском консервном заводе. Зарабатывал неплохие деньги, - рассказывает 50-летний местный житель, назвавшийся Хусейном. - В свободное время с удовольствием рыбачил. А теперь вынужден этим заниматься постоянно, иначе не прокормить семью».


А по другую сторону моря - в Казахстане - домохозяйка из города Атырау Ирина Рудакова не ждет и не желает перемен. «У нас тут люди мрут от рака, болеют чудовищными кожными болезнями, но большинство из нас об этом не думает. Что мы можем изменить?…


А главное – большинство из нас против жестких мер борьбы с браконьерством. Рыба и икра нас кормят и приносят доход. С тех пор, как здесь начали добывать нефть, жить стало лучше, поднялась зарплата. Если от всего этого отказаться в пользу экологии, мы просто умрем от голода».


В подготовке материала участвовали: корреспондент алматинской газеты «Мегаполис» Роман Иванов; корреспондент алматинской газеты «Начнем с понедельника» Айткен Кадырбеков; директор проекта IWPR по Казахстану Эдуард Полетаев (Алматы); корреспондент «Радио франс интернэшнл» в Баку Камил Пириев; независимый бакинский журналист Самира Гусейнова; независимый журналист из г. Махачкала (Дагестан) Муса Мусаев и директор кавказской службы IWPR Томас де Валь (Лондон).