Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СОТРУДНИКИ РОДДОМОВ ПОДОЗРЕВАЮТСЯ В ТОРГОВЛЕ ДЕТЬМИ

Два недавних ареста усилили озабоченность общественности, что коррупция и халатное ведение записей может приводить к краже детей из больниц для последующего нелегального усыновления или удочерения.
By IWPR Central Asia
Расследование Министерства здравоохранения Кыргызстана выявило слабые места в системе, которые могли использоваться для продажи детей людям, желающим усыновить или удочерить ребенка.

Министерство здравоохранения создало комиссию для проведения расследования в больницах Бишкека и прилегающей Чуйской области, после того как по подозрению в попытке продажи новорожденного ребенка были арестованы двое медицинских работников.

Заведующая отделением и акушерка были арестованы после расследования, проведенного Главным управлением по борьбе с организованной преступностью. Сейчас подозреваемые отпущены под залог.

Касымбек Мамбетов, статс-секретарь Министерства здравоохранения, заявил, что речь идет о ребенке, которого забрали у матери в родильном отделении Национального госпиталя.

По словам Мелиса Турганбаева, начальника Главного управления по борьбе с организованной преступностью, позже сотрудники госпиталя сказали матери ребенка, что младенец умер.

После арестов в отдел поступило множество заявлений от людей, которым сказали, что их новорожденные дети умерли, и которые хотели, чтобы их случаи расследовала милиция.

В марте комиссия, созданная министерством здравоохранения, изъяла медицинские документы трехлетней давности как из родильных домов и отделений интенсивной терапии для новорожденных города Бишкека, так и из областных больниц Чуйской области.

Министерство обнародовало результаты проведенного расследования на пресс-конференции 28 марта. Заместитель министра здравоохранения Мадамин Каратаев заявил, что организованной схемы торговли детьми выявлено не было, однако были обнаружены нарушения в документации при регистрации рождений и передач детей в детские дома.

Случаи, перечисленные на пресс-конференции, - это выдача свидетельств о рождении мертворожденным младенцам и свидетельств о смерти для новорожденных, которые не фиксировали случаи смерти.

Некоторые письменные свидетельства указывают на то, что часть детей передали в детские дома Бишкека, однако записей о том, что они действительно прибыли туда, нет. В других случаях медицинский персонал даже не спрашивал документы у людей, приезжающих в больницы, чтобы забрать детей, называя себя их опекунами или родственниками.

По результатам расследования главные врачи больниц, в которых были зафиксированы должностные преступления, были подвергнуты административным взысканиям. Им также было предписано принять дисциплинарные меры в отношении сотрудников, замешанных в данных преступлениях.

Чтобы детей не нужно было отправлять в детские дома, министерство также приняло решение о создании специальных центров по усыновлению при родильных домах, откуда их легально могут забрать приемные родители.

По словам Турганбаева, он убеждал министерство провести расследование в течение нескольких месяцев. Сотрудники его ведомства провели собственное расследование после получения конфиденциальной информации о продаже детей сотрудниками родильных домов.

Отдельные работники данных учреждений предполагают, что сотрудников заставили пойти на такой шаг мизерные зарплаты, выплачиваемые работникам здравоохранительного сектора.

«Средняя заработная плата врача составляет 1200 сомов (35 долларов США). Разумеется, это не повод для уголовных преступлений, но этот вопрос нужно иметь в виду», - говорит Талант Мамытов, хирург одной из бишкекских больниц.

Рождение ребенка вне брака в Кыргызстане считается постыдным, и медики говорят, что, если женщина планирует отдать своего ребенка на усыновление после его рождения, она предпочтет вообще не регистрировать факт его рождения. А риск похищения детей без документов более высок.

«Если дочь родила без мужа, считается, что это клеймо на всю жизнь не только для этой девушки, но и для ее родителей, всех родных», - говорит Мария Асанова, врач-акушерка родильного дома в Бишкеке.

Асанова отмечает, что это происходит как в бедных, так и в обеспеченных семьях – по ее словам, есть много случаев, когда девушки из обеспеченных семей сбегают из родильных домов после рождения ребенка.

С таким видом социального давления столкнулась Гульнара Жураева, 18-летняя жительница Ноокенского района южной Жалалабадской области страны: она находится на восьмом месяце беременности и собирается отдать ребенка после его рождения, так как отец отказался признать его.

«У нас считается позором, если девушка родит без мужа… Теперь я вынуждена родить и отдать своего ребенка кому-то. Я очень переживаю, в какие руки попадет мой ребенок. Но у меня нет другого выхода», - сказала она.

По словам Гульнары Жураевой, ее мама «боится разного рода слухов и стыдится родственников».

Жамиля Кубатова, работница Дома малютки города Бишкека, говорит, что в основном матери многих детей, поступивших в их учреждение, занимаются проституцией, употребляют наркотики или алкоголь, что увеличивает риск врожденных заболеваний у детей.

Потенциальные родители хотят усыновить здорового ребенка, поэтому многие дети из Дома малютки никогда не обретут своего дома.

Недостаток здоровых детей, которых можно усыновить легальным путем, заставляет потенциальных родителей задумываться о покупке ребенка. Даже если они находят ребенка, для которого хотят стать приемными родителями, процесс получения разрешения на это очень длительный и сложный.

Каныкей Осмонова, главный специалист отдела опеки и попечительства Свердловского района г.Бишкека, перечислила 17 справок и других документов, необходимых для усыновления. Как только документы собраны, их проверяет специальная комиссия, для того чтобы решить, можно ли разрешить усыновление.

Кубанычбек Айдаров и его жена Атыркуль Имашева столкнулись с таким проявлением бюрократизма, когда попытались усыновить новорожденного, которого они обнаружили у своих дверей однажды утром. Пара девять лет не могла завести детей, поэтому они были рады случаю усыновить ребенка.

«При этом мы столкнулись с массой проблем, связанных со сбором документов", - сказал Кубанычбек Айдаров.

Каныкей Осмонова утверждает, что если порядок получения разрешения на усыновление упростят, это может негативно отразиться на безопасности детей. «Мы должны быть убеждены, что усыновляемый попадает в надежные руки», - говорит она.

Азиза Турдуева, сотрудник IWPR в Бишкеке.