Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СОСЕДЯМ КЫРГЫЗСТАНА ЕСТЬ О ЧЕМ ЗАДУМАТЬСЯ

Произошедшее в Кыргызстане продемонстрировало, что даже самый прочный политический режим может рассыпаться в одночасье.
By IWPR Central Asia

Видя стремительное развитие событий в Кыргызстане, правительства соседних государств начинают беспокоиться за свое будущее - и не даром.


Официальная реакция соседей неоднородна - от открытой враждебности до призывов к восстановлению порядка и законности. Однако политическая оппозиция и гражданские активисты по всему региону в один голос приветствуют почти бескровную "тюльпановую революцию".


Учитывая социально-политические различия между странами региона, "эффекта домино" ожидать не приходится, и в основном все это понимают. И все же есть надежда, что события в Кыргызстане покажут авторитарным правителям региона, что их власть не вечна.


Как полагает таджикистанский политолог Мамудани Абдугазизов, "Отныне руководители государств Центральной Азии будут относиться к Кыргызстану с большим подозрением".


Пожалуй, в наибольшей степени ощутили на себе последствия событий в Кыргызстане его ближайшие соседи - Казахстан и Узбекистан.


25 марта президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, выступая по государственному телевидению, поделился с зрителями своими соображениями по поводу произошедшего. "Совершенно очевидно, что социально-экономические проблемы, которые годами накапливались в этой стране, привели к массовой бедности и безработице, - сказал он. - Свою негативную роль сыграла слабость власти, которая позволила бунтовщикам и погромщикам действовать, как им вздумается".


Горькие слова: Ведь Казахстан и Кыргызстан традиционно связывают узы дружбы, подкрепленные этническим и лингвистическим родством, отсутствием территориальных споров, а также теплыми личными отношениями между Назарбаевым и его кыргызским коллегой Аскаром Акаевым.


Решение Казахстана о закрытии границы с Кыргызстаном больно ударило по множеству кыргызских граждан, работающих в экономически более развитом Казахстане, или занимающихся "челночной" торговлей.


Как и следовало ожидать, казахстанская оппозиция с радостью восприняла весть об успехе своих кыргызстанских собратьев.


Уже 24 марта оппозиционная партия "Ак жол" распространила заявление, в котором подчеркивает судьбоносность прихода к власти демократических сил и призывает не позволить авторитарным режимам других государств бывшего СССР дискредитировать эти силы. Это - явно "камень в огород" Назарбаева, который, судя по всему, намерен вновь баллотироваться на свой пост в 2006 г.


При этом большинство оппозиционных политиков в Казахстане отдают себе отчет в том, что "народный бунт" по кыргызстанской модели вряд ли возможен в их огромной стране, где сложились совершенно иные социально-экономические реалии.


"В Казахстане все иначе, - говорит известный независимый журналист Сергей Дуванов. - У нас есть довольно прочная позиция власти, есть средний класс, конечно, по нашим меркам, который кормится от режима. Население пока остается в неведении их действий и не выражает особого желания участвовать в политическом процессе".


Нестабильность в Кыргызстане не может не беспокоить и Узбекистан, связанный с этой страной тесными экономическими взаимоотношениями. На юге Кыргызстана проживают около 800 тысяч этнических узбеков, поддерживающих связи с родственниками в Узбекистане. В Ошской и Жалалабадской областях Кыргызстана многочисленные представители местного узбекского сообщества принимали активное участие в антиправительственных выступлениях.


Официальный Ташкент осудил события в Кыргызстане, охарактеризовав произошедшее как "государственный переворот". Государственные СМИ выставляют новую кыргызстанскую власть в крайне негативном свете.


Объясняя причины закрытия границы с Кыргызстаном, один ферганский чиновник был резок и немногословен. "Мы приняли превентивные меры, дабы не допустить проникновения террористических формирований на территорию Узбекистана", - заявил он.


Активист одной из неправительственных организаций Ферганской области на условиях анонимности рассказал, как реализуется позиция официальных властей на местах.


"Вся пропагандистская машина приведена в действие. На всех уровнях - в махаллинских комитетах, в школах и на предприятиях - проводится "разъяснительная" работа, как это бывает после каждого очередного теракта".


"Но простые люди понимают - то, что произошло, явилось следствием недовольства населения Кыргызстана, где социально-экономические условия - не лучше, чем у нас, в Узбекистане".


По мнению гражданских активистов, события в Кыргызстане дают надежду демократически настроенной общественности других стран региона.


"События в Кыргызстане стали для всех нас уроком, - говорит ферганский правозащитник Мамуржан Аминов. - Кыргызский народ не потерпел фальсификации выборов".


В Узбекистане политическая оппозиция, жестко преследуемая режимом и действующая подпольно, воспрянула духом. Активист партии "Бирлик" Хамдам Сулайманов сказал: "Результаты парламентских выборов в Кыргызстане были сфальсифицированы, как это обычно происходит и в Узбекистане. Это и послужило причиной недовольства и массовых народных волнений".


В Узбекистане многие понимают, что произойди нечто подобное у них в стране, ответ власти был бы незамедлительным и жестким. "В Узбекистане все было бы по-другому, - считает активист гражданского движения Агзама Тургунова. - Власть организовала бы страшные провокации и наказала бы всех".


В Таджикистане, граничащим с Кыргызстаном с юга, в феврале также прошли парламентские выборы, оставившие неприятный осадок. Здесь оппозиция тоже обвиняла власть в подтасовке результатов голосования.


Шокиржон Хакимов, заместитель председателя Социал-демократической партии - одной из нескольких оппозиционных партий, пытавшихся опротестовать результаты выборов - сказал IWPR: "Важно отметить, что если бы в Кыргызстане не были сфальсифицированы итоги выборов, народ не вышел бы на улицы".


"Это - хороший урок лидерам государств Центральной Азии".


23 марта правительство Таджикистана через МИД распространило заявление, в котором выражается обеспокоенность по поводу происходящего в Кыргызстане, а также надежда на скорейшее мирное и конституционное урегулирование кризиса.


В Таджикистане, пережившем в 90-х кровопролитную гражданскую войну, выросшую из аналогичных народных волнений, и власть, и население привыкли соблюдать осторожность и сдержанность. Многие здесь испытали облегчение, видя, что правительство Кыргызстана воздержалось от применения силы.


"Это прекрасно, что хоть одна страна в Центральной Азии, наконец, "проснулась", - говорит жительница Душанбе Мунира Олимова. - Прекрасно, что люди встали на защиту своих прав. Думаю, что без западной финансовой поддержки там не обошлось, но это - неважно. Важно, что люди сделали правильный выбор и отказались быть пешками в руках власти".


К востоку от Кыргызстана простирается огромный Китай, с которым у Бишкека с момента обретения независимости сложились достаточно тесные политические и экономические отношения.


Возможно, у Пекина есть основания беспокоиться о воздействии кыргызских событий на уйгурское население своей западной провинции Синьцзян. 12-милионное уйгурское население исповедует ислам и говорит на языке тюркской группы, что естественным образом роднит его с народами Центральной Азии. В Кыргызстане и Казахстане имеются достаточно многочисленные уйгурские диаспоры. Кроме того, многие уйгуры часто бывают в этих странах по торговым делам.


Во время беспорядков в Бишкеке был нанесен серьезный ущерб китайским гражданам и имущественным интересам.


По сообщению Китайского государственного информационного агентства, в кыргызской столице разграблены и разгромлены два китайских супермаркета; многие граждане КНР получили травмы, в том числе четверо - тяжелые. Китайские студенты пытаются покинуть Кыргызстан, но последний самолет на родину улетел 25 марта, а сухопутная граница будет закрыта, как минимум, до 28 марта.


Филипп Нубель - руководитель проекта IWPR по Центральной Азии (Лондон),



Лидия Исамова - директор IWPR по Таджикистану



Эдуард Полетаев - директор IWPR по Казахстану



Матлюба Азаматова, Зокиржон Ибрагимов, Кудрат Бабаджанов и Сид Янышев - корреспонденты IWPR в Узбекистане.