Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Сельское Хозяйство Узбекистана в Кризисе

Государство реквизирует урожай зерновых по сниженным ценам. Земледельцам грозит обнищание.
By Said Khojaev

Сбор урожая пшеницы в Узбекистане, продолжающийся в эти дни, оборачивается полным разорением для узбекских дехкан. По закону о фермерском хозяйстве дехкане имеют право оставлять себе часть выращенного урожая для своих собственных нужд или для свободной продажи на рынке, однако для выполнения государственного заказа местные власти порой реквизируют у дехкан абсолютно все зерно.


«Что мне делать? Как я буду кормить свою семью? Я работал 9 месяцев и остался ни с чем», - сокрушается фермер Абдурахмон Буронов из Джизакской области Узбекистана.


Согласно первоначальному договору с местной администрацией Абдурахмон Буронов должен был вырастить зерно на 8 гектарах земли. При этом урожай, собранный с 2-х гектаров, должен был остаться в его распоряжении, но однажды ночью по приказу хокима области на его участок приехал комбайн и собрал остававшееся зерно. Просто хокиму области нужно любой ценой выполнить государственный заказ, иначе он рискует потерять должность.


Подобные действия властей уже стали причиной акции протеста дехкан поселка Манас Дустликского района Джизакской области. 27 июня дехкане, возмущенные повальной реквизицией зерна, перекрыли местную автодорогу, в результате чего было приостановлено движение транспорта.


В середине июня в Джизакской области произошло столкновение между дехканами и курсантами военного училища, охранявшими собранное зерно. Дехкане рассчитывали распорядиться остававшейся пшеницей по своему усмотрению, однако местные власти приказали всю пшеницу сдать государству. Отчаявшиеся дехкане напали на солдат, начали ломать технику.


В Узбекистане зерно и хлопок являются стратегическими видами сырья. Политика узбекского руководства направлена на обеспечение полной зерновой, а значит, и хлебной, самодостаточности страны, однако в этом году борьба за объявленную правительством зерновую независимость проходит в условиях сильнейшего маловодья, погубившего тысячи гектаров посевов пшеницы. Завышенный госзаказ по зерновым культурам не оставляет дехканам ничего.


Мобилизованные до предела правоохранительные органы республики готовы покарать любого, кто посягнет на урожай - 2001. Целая армия журналистов ежедневно рапортует об успехах дехкан, обличает тех, кто ставит под удар выполнение государственного плана, и с гордостью сообщает об огромном количестве уголовных и административных дел, открытых против «нарушителей закона».


Как сообщило Министерство сельского и водного хозяйства Узбекистана, узбекские дехкане обязаны в этом году сдать государству 2 млн. 300 тыс. тонн зерна. Уже собрано около 2 млн. тонн. Ожидается, что сбор урожая зерна завершится к середине июля. Руководители областей и районов Узбекистана рассчитывают, что им удастся выполнить госзаказ и сохранить свои посты.


Курс на зерновую независимость был взят Узбекистаном в начале 90-х годов. По мнению специалистов Всемирного банка, к этому шагу Узбекистан подтолкнули два обстоятельства: во-первых, после распада Советского Союза прекратились традиционные поставки зерна, так как рухнули установившиеся экономические связи между республиками. Во-вторых, Узбекистан столкнулся с необходимостью покупать зерно по рыночным, а не советским ценам, а в то время, международные цены на пшеницу вне региона были весьма высоки.


Но это было в начале 90-х. В последние годы налажены стабильные поставки пшеницы на региональном уровне, в основном со стороны Казахстана, а цены на этот стратегический товар упали. По мнению специалистов мировых финансовых институтов, эти изменения лишили проводимую правительством Узбекистана политику зерновой независимости логической обоснованности.


Как утверждают специалисты, политика, нацеленная на достижение зерновой независимости, приносит сельскому хозяйству больше ущерба, нежели пользы, так как узбекские дехкане лишились возможности выращивать другие культуры, традиционно приносившие им доход. Раньше они могли выращивать овощи, часть из них сдавать на перерабатывающие предприятия, а остаток продавать на рынке, даже за пределами Узбекистана. Новая зерновая политика правительства, а также возникшие после распада Союза таможенные барьеры, привели к потере узбекскими дехканами своей ниши на рынках России и Казахстана.


Курс на зерновую независимость отразился также на животноводческом секторе сельского хозяйства, так как земельные площади были засеяны пшеницей за счет сокращения почти наполовину земель, которые ранее были отданы под кормовые культуры. Отсутствие кормов в свою очередь привело к почти полной ликвидации животноводческого сектора в сельском хозяйстве. Все животные были переведены в домашнее хозяйство, продуктивность которого значительно ниже, чем в производственном секторе.


Как результат, сегодня в Узбекистане отсутствуют в продаже молочные продукты собственного производства. Созданная в советский период процветающая мясо-молочная отрасль фактически прекратила свое существование.


При этом заниженные закупочные цены, установленные государством на зерно, разоряют сельское хозяйство, так как производители зерна получают лишь 30% от его рыночной стоимости.


По словам дехкан, они приобретали зерно для посева по 100 сумов за килограмм, а сейчас государство покупает у них килограмм зерна по 33 сума. Между тем, на рынках республики цена 1 килограмма зерна с оставляет до 120 сумов (13 центов США).


Тем самым государство обрекает своих сельских жителей на нищету, превращая их в рабов, работающих с раннего утра до поздней ночи за мизерную плату, а иногда и бесплатно, и отнимая у них последнее, что осталось на столе - хлеб.


Семья Нуралиевых из Ургутского района Самаркандской области недавно устроила митинг возле здания областной администрации и объявила голодовку. Они требовали выплатить им долги по заработной плате, сетуя на то, что уже в течение долгого времени не могут позволить себе покупать нормальный хлеб. Вся семья Нуралиевых питается комбикормом для животных, в состав которых входят низкосортный ячмень, шелуха от пшеницы и минеральные удобрения. Нуралиевы пекли из комбикорма некое подобие очень жесткого черного хлеба и питались им.


По мнению специалистов Всемирного банка, чтобы стимулировать развитие сельского хозяйства, в том числе зерноводства, в республике, государство должно выступать в роли конкурирующего покупателя на внутреннем зерновом рынке, тем более что реальный объем госнужд меньше, чем нынешний госзаказ. Оставшееся же зерно должно продаваться на рынке по цене, определяемой соотношением спроса и предложения.


При таком положении дел, несомненно, в выигрыше оказались бы сельские жители, составляющие более 60% населения Узбекистана.


При этом многие специалисты полагают, что лучше было бы увеличить объемы закупок зерна и муки в Казахстане, который производит зерно более высокого качества и в достаточном объеме, чтобы обеспечить потребности Узбекистана. Тогда Узбекистан мог бы позволить развивать другие отрасли сельского хозяйства.


По официальным статистическим данным, в 2000 году Узбекистан импортировал из Казахстана более 0,5 млн. тонн пшеницы и около 100 000 тонн муки на общую сумму 87 млн. долларов США. При этом, как полагают специалисты в области узбекско-казахских отношений, объемы контрабандных поставок казахской муки и пшеницы в Узбекистан, как минимум, равны объемам поставок, осуществляемых в рамках межгосударственных соглашений.


Однако власти Узбекистана неуклонны в своем стремлении достичь полной зерновой независимости, хотя дается она стране, а вернее, узбекскому народу, очень нелегко.


Сокрушаются даже работники прокуратуры, которым поручено следить, чтобы ни одно зернышко не было потеряно. Прокурор одного из районов Джизакской области, не выполнившего план, говорит о том, что теперь он потеряет работу.


«Был бы сейчас пистолет рядом, застрелился бы», сказал он, и тут же бросился звонить хокиму района и требовать, чтобы тот «достал зерно, где хочет». Известно где - у дехкан, если конечно еще есть, что брать.


Саид Ходжаев (псевдоним журналиста из Узбекистана).