Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ: ПРИГРАНИЧНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

Расширение приграничной зоны на Северном Кавказе наносит ущерб местной экономике.
By Zurab Markhiev
Новые ограничения на передвижения людей в пограничной зоне Северного Кавказа вызывают негодование местного населения.

В рамках общих мер по укреплению границ власти ввели правила, затрудняющие доступ на большие территории, тянущиеся вдоль южной границы страны на Кавказе.

В марте 2006 года директор ФСБ России Николай Патрушев издал приказ, в соответствии с которым расположенное в горах Ингушетии Джейрахское ущелье официально стало частью приграничной зоны России. В самой Ингушетии это решение восприняли весьма болезненно, поскольку Джейрах – четверть всей небольшой территории автономной республики, и именно из этого горного района, теперь провозглашенного приграничной зоной, ведут начало многие ингушские роды. В результате, доступ в Джейрахский район, славящийся своими старинными башенными комплексами, ограничен.

Свое решение ФСБ мотивировала стремлением повысить безопасность в приграничных зонах, однако правозащитники с беспокойством отмечают, что эти меры напоминают им советские времена.

Напряжение, возникшее в республике в связи с нововведениями, усугубляется из-за недостатка информации. В прошлом месяце на единственном независимом ингушском сайте ingushetiya.ru появилось сообщение, всколыхнувшее общественность Ингушетии. В нем говорилось, что большинство служащих в Джейрахском ущелье пограничников якобы составляют осетины.

В республике стали всерьез обсуждать возможную готовящуюся передачу Джейрахского района соседней Северной Осетии, с которой у Ингушетии уже существуют противоречия по поводу принадлежности Пригородного района.

Однако начальник погрануправления по Ингушетии Юрий Стрединин в беседе с IWPR назвал эту информацию не соответствующей действительности. По его словам, только четверо из пограничников осетины, а остальные – более 60 человек – ингуши.

Не имея прописки в Джейрахском районе, корреспондент IWPR потратил целую неделю на то, чтобы получить разрешение на поездку туда. Юрий Стрединин сказал, что пропуск выдается в течение семи – десяти дней после подачи заявления.

Въехать в специальную зону IWPR разрешили в сопровождении чиновника из погрануправления и офицера пресс-службы. По словам самих сопроводителей, их присутствие было необходимым – иначе, объяснили они, пограничники и начальники застав откажутся что-либо рассказывать IWPR.

Население Джейрахского района составляет немногим более двух с половиной тысяч человек. Основным источником дохода для местных жителей является скотоводство. Прежде была популярна и охота, однако теперь эти занятия оказались затруднены из-за всякого рода ограничений касательно выпаса скота и передвижения людей.

Заместитель главы администрации Джейраха Беслан Льянов сказал, что с пограничниками у местного руководства сложились хорошие отношения, тогда как военнослужащие 58-ой федеральной армии доставляли ему немало неприятностей. Последние, по его словам, оскверняли памятники и дважды подбросили у одной из местных мечетей мертвые тела, принадлежавшие, как они сами утверждали, иностранным наемникам.

В районе есть еще одна неразрешенная проблема – мины, на которых до сих пор время от времени подрывается отбившийся от стада скот. Существует некоторая путаница в данных относительно местоположения этих мин, которые были заложены в разное время с тех пор, как начался конфликт в соседней Чечне. Военные уверяют, что пытаются бороться с этой проблемой, однако результатов их трудов пока не видно.

Больно ударили новые ограничения по экономике Карачаево-Черкесии – расположившейся к западу от Ингушетии автономной республике с более многочисленным населением. Теперь любоваться захватывающими дух горными пейзажами туристско-рекреационной зоны Домбай-Архыз туристы могут только имея специальный пропуск от Федеральной службы безопасности.

Архыз лежит в горной котловине у подножия хребта Абишира-Ахуба, в окружении многовекового соснового леса. Архыз издревле славится целительным воздухом, голубыми горными озерами, лесами, горными вершинами и серебристыми потоками Софийских водопадов. Любителям активного отдыха эти места предлагают богатый выбор спортивных развлечений – восхождение, скалолазание, рафтинг и прогулки верхом.

«Естественно, это отразилось на количестве приезжающих туристов, – сказала заместитель главы администрации поселка Архыз Полина Пилярова. – Ведь перемещение без пропуска возможно только в черте Архызского муниципального образования. А за пределами необходим пропуск, который выдается только в Черкесске [столице Карачаево-Черкесии]».

32-летний Амин Чочуев, инструктор по рафтингу, сказал IWPR, что, по сравнению с прошлым годами, туристический бизнес в Архызе «практически сошел на нет». «Если в разгар сезона на занятия рафтингом в 2005 году в неделю приезжало более 100 туристов, то в это же время в 2006 году эта цифра уменьшилась более чем в два с половиной раза», – сказал он.

«Люди приезжают сюда, чтобы отдохнуть от городской суеты и работы, а тут их не пропускают, – сказал 46-летний Бахмут Хачиров, который всю жизнь прожил в поселке Архыз. – А ведь мы живем за счет обслуживания этих туристов. Наши женщины продают им вязаные изделия и консервы – маринованные грибы, варенье из шишек. Другой работы здесь просто нет».

«И это еще не все. Я всю жизнь прожил здесь, а сейчас вынужден постоянно при себе носить паспорт. Получается, что я по своему родному селу не могу ходить без паспорта».

По словам представителя пограничного управления ФСБ России по Карачаево-Черкесии Рашида Байрамукова, новые правила ни в коей мере не нарушают конституционных прав граждан, а также их права на свободу передвижения.

«Процедура получения пропуска занимает от трех часов до трех суток – в зависимости от количества поступивших заявок, – сказал он IWPR. – То есть мы оформляем пропуск в соответствии с законодательством. Просто о пропуске, и вообще о своем отдыхе, нужно похлопотать заранее, заполнить заявление и, пожалуйста, отдыхайте на здоровье».

«Это не катастрофа» – так говорит об ограничениях чиновник из министерства по физической культуре, спорту и туризму Мухадин Аубеков.

«Конечно, – добавляет он, – можно понять и местных жителей. Но утверждение правил пограничного режима – это, прежде всего, федеральный закон. Негатив, конечно, проявляется, но мы уже привлекли некоторые инвестиционные компании и туристические фирмы. Стараемся довести новые правила и до приезжих туристов, пропагандируем».

Но 26-летняя жительница республики Светлана Даниленко, которая прежде с подругами постоянно ездила на отдых в горы, в этом году изменила этой традиции – из-за канители с получением пропусков.

«Чтобы получить их, не один день в беготне потратишь, вот мы и отказались от этой идеи. Отпуск нужен для того, чтобы отдыхать, а не бегать с бумажками и тратить себе нервы, и мы поехали в Сочи», – сказала она.

Зураб Мархиев, корреспондент российского информационного агентства REGNUM в Ингушетии
Бэлла Ксалова, корреспондент газет "Абазашта" и "Вести Гор", Черкесск