Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ В ГНЕВЕ

Оплакивающие родных осетины изливают свой гнев на местное руководство и соседей-ингушей.
By Valery Dzutsev

"Мы похороним наших людей, выполним наш долг перед ними, а потом придет время для разбирательства, почему это случилось, и что с этим делать", - сказал лектор Руслан Бзаров, беседа с которым происходила перед спортзалом бесланской школы, где 3 сентября погибли свыше 300 человек.


Только сейчас Северная Осетия начинает понемногу осознавать истинные масштабы выпавшей на ее долю ужасной трагедии. Но уже в сознании возмущенного народа вырисовываются две мишени: североосетинские власти и этнические соседи осетин ингуши.


Последствия кризиса в Беслане не заставили себя ждать.


8 сентября перед домом правительства во Владикавказе проходил многотысячный митинг. Выступая перед собравшимися, президент Александр Дзасохов заверил их, что в течение двух дней правительство Северной Осетии будет уволено. Между тем в СМИ прошла информация, пока не подтвердившаяся, о том, что Дзасохов якобы обещал своему окружению также уйти в отставку.


Спустя несколько дней после известных событий 3 сентября по-прежнему громко звучит критика властей, не сумевших обеспечить должный контроль над разворачивавшейся в осажденной школе ситуацией. По всеобщему мнению, местное руководство продемонстрировало свою неэффективность, ибо оказалось абсолютно неподготовленным к такой развязке кризиса.


Сразу после того, как начался штурм и из здания хлынул поток раненых, IWPR видел всего несколько карет скорой помощи, на которых увозили пострадавших. Доставкой раненых в больницы в основном занимались добровольцы.


Однако самым спорным остается вопрос, почему погибло столько людей, а также почему изначально занижались данные о количестве заложников в осажденном здании. На второй день после захвата школы глава информационно-аналитической службы североосетинского правительства представил данные, согласно которым в школе находилось всего 354 человека. Более высокую цифру незадолго до штурма назвал сам президент Дзасохов - "свыше 500 человек". На непреложности этой информации настаивали несмотря на то, что и те, кому удалось бежать из школы, и побывавший внутри здания экс-президент Игушетии Руслан Аушев утверждали - правильно, как теперь оказалось - что заложников было более тысячи.


6 сентября российская "Новая газета" процитировала трех заложников, говоривших о том, что террористы были "разгневаны", услышав по телевидению неверные данные о количестве заложников и выдвинутых ими требованиях. Якобы после этого они и запретили своим пленникам пить воду.


Местные правозащитники высказывают предположения о том, что власти пытаются с выгодой для себя использовать внимание, в центре которого оказалась Северная Осетия.


Один из правозащитников Руслан Магкаев сказал: "Они собирают деньги по всему миру. Куда пойдут эти деньги? Известно, что в Осетии эти деньги никогда не доходили до пострадавших, всегда разворовывались в высших эшелонах власти.


Магкаев похвалил голландского министра иностранных дел Бернарда Бода, посмевшего выступить с открытой критикой оплошавших при штурме школы российских властей.


Некоторые критикуют президента Путина за то, что он не позволяет провести открытое расследование бесланских событий. Между тем Дзасохов объявил, что в субботу - 11 сентября - для проведения внутреннего, на уровне правительства, расследования во Владикавказ прибудет федеральная комиссия.


Сам президент Путин прибыл с коротким визитом в Беслан ранним утром на следующий день после штурма. Он посетил бесланский госпиталь, где проходят лечение многие бывшие заложники, а также пообщался с местными официальными лицами, однако, правильно оценив настроения в народе, на улицы решил не выходить.


Гораздо более опасными в потенциале являются анти-ингушские настроения, начавшие нарастать после того, как стало известно об участии в теракте ингушей.


Участники митинга 8 сентября требовали изгнания - в течение трех дней - всех проживающих на территории Северной Осетии ингушей. Ситуация представлялась тем более тревожной, что почти все митингующие были жителями Владикавказа, а не Беслана или, скажем, Пригородного района, население которых является не столь однородным.


"Это их рук дело - ингушей и чеченцев, - сказал а автобусе в Беслане один из пассажиров 77-летний осетин Артур Дзгоев. - С Россией мы дружим, без России нам не выжить. И если сегодня Россия бросит Осетию, они нас задавят".


В 1992 году населенный ингушами и осетинами Пригородный район стал причиной кровавого конфликта между двумя этими народами, в результате которого погибли около 800 человек. Разногласия между ними сохраняются и сегодня, однако за последние 12 лет ситуация ощутимо улучшилась.


4 сентября во Владикавказе уже имели место беспорядки. Очевидцы рассказывали, что сотни молодых людей пытались пробиться в столичный пригород Карца, население которого является преимущественно ингушским. Их целью было побить тамошних ингушей, а затем вернуться во Владикавказ и организовать у здания дома правительства митинг с требованиями отставки Дзасохова.


Попытки полиции, местных чиновников и небольшого отряда российского министерства внутренних дел остановить напиравшую толпу не удались, но, к счастью, там оказался президент соседней Южной Осетии Эдуард Кокойты, который и убедил молодежь повернуть обратно.


Редактор газеты "Зеркало" Вячеслав Гобозов сказал: "Я очень боюсь, что в этой ситуации может начаться процесс дестабилизации. Все эти стихийные выступления, скорее всего, продолжатся. И с каждым разом, боюсь, в них будет участвовать еще больше людей. Я уже слышал несколько антироссийских лозунгов, антипутинских".


Один из участников митинга, назвавшийся Батразом, выразил мнение, что разрешить возникшую проблему можно будет только в условиях большей открытости. "С ингушами можно урегулировать межнациональный вопрос, но не так как они делают - подспудно, тайно от народа, - сказал он. - Если бы напрямую было общение президента с народом, если бы он советовался с народом - отношение народа и к ингушам, и к представителям других наций было бы другим".


Между тем митинги продолжаются, и особенно активные их участники, по всей видимости, взявшие на себя роль лидеров, все настойчивее требуют отставки Дзасохова и выдворения ингушей из республики. Прежде эти люди были практически неизвестны широкой публике, однако складывается впечатление, что теперь они пытаются заполнить вакуум, создавшийся на сегодняшний день в Северной Осетии.


Валерий Дзуцев, координатор IWPR's на Северном Кавказе, Владикавказ


As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >