Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Сближение с НАТО не вызовет ревности других партнеров

By IWPR
Одновременное тесное сотрудничество с НАТО, ШОС и ОДКБ - организациями военной направленности Запада и Востока - не несет в себе угрозы конфликта интересов для Таджикистана, считают обозреватели.

На прошлой неделе Душанбе посетил специальный представитель генерального секретаря Северо-Атлантического альянса (НАТО) Роберт Симмонс, с которым таджикский президент Эмомали Рахмон договорился о продолжении сотрудничества.

При этом Рахмон четко очертил границы сотрудничества – совместные военные учения, работа по чрезвычайным ситуациям и стихийным бедствиям, охрана границ, противодействие наркотрафику и научно-технические проекты.

Сейчас Таджикистан участвует в программе НАТО «Партнерство во имя мира». С 2001 года в душанбинском аэропорту расположен французский контингент НАТО, оказывающий техническую поддержку антитеррористической деятельности в соседнем Афганистане.

По словам Маъруфа Хасанова, начальника Управления международного военного сотрудничества Министерства обороны, Таджикистан одним из последних на постсоветском пространстве начал сотрудничать с НАТО, и приезд Симмонса - «свидетельство того, что НАТО хочет более тесного сотрудничества с Таджикистаном, [как] и мы тоже».

Между тем за день до встречи президента с представителем НАТО генеральный секретарь Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), куда входит и Таджикистан, Николай Бордюжа заявил на форуме в Бишкеке, что растущая активность таких «внерегиональных структур», как НАТО, является одним из «привнесенных извне» рисков и вызовов стабильности в регионе.

Таджикистан также входит в другой военно-политический блок - Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), где главные роли играют Россия и Китай. Летом 2005 года на саммите ШОС его участники высказали твердое пожелание, чтобы США определились со сроками вывода своих военных из Центральной Азии.

Несмотря на это, по мнению таджикских обозревателей, Таджикистану, скорее всего, удастся безболезненно балансировать, участвуя в разных организациях.

«Новые предложения расширят сотрудничество [с НАТО], но в принципиальном плане ничего не меняют и вряд ли они скажутся на сотрудничестве в рамках ОДКБ и других структур», - говорит политолог Ходи Абдуджаббор.

На взгляд другого политического наблюдателя Шокирджона Хакимова, одновременно сотрудничая с военно-политическими блоками, имеющими разные цели, Таджикистан лишь придерживается заявленной ранее «многополярной внешней политики».

Став объектом жесткой критики после расстрела правительством местных жителей в Андижане в мае 2005 года, Узбекистан сократил сотрудничество с Западом. Таджикистан должен использовать появившиеся в этой связи дополнительные шансы на сближение с НАТО, считает он.

Политолог Парвиз Муллоджанов отмечает, что уставные документы ОДКБ и ШОС не запрещают своим государствам-членам сотрудничать с другими международными организациями и альянсами, а времена открытого противостояния НАТО и советского блока стран Варшавского договора давно прошли.

«Несмотря на анти-НАТОвскую риторику ряда российских политиков, с официальной, юридической точки зрения им нечего возразить против расширения сотрудничества остальных государств СНГ с Североатлантическим альянсом», - сказал он.

(NBCA предоставляет комментарии и анализ широкого круга политических обозревателей со всего региона)