Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РУКОВОДСТВО УЗБЕКИСТАНА НЕ СДАЕТ ПОЗИЦИЙ

Ташкент остался глух к призывам ЕБРР изменить политику в области экономических реформ и прав человека.
By Galima Bukharbaeva

4 мая в Ташкенте завершилось XII ежегодное заседание Совета управляющих Европейского банка реконструкции и развития, но до сих пор не утихает критика в адрес выбранной банком стратегии содействия реформам в Узбекистане, ставшем на этот раз местом проведения форума.


Руководство Узбекистана приветствовало проведение двухдневного заседания на своей территории как свидетельство вхождения страны в мировое сообщество. Однако еще задолго до начала встречи ЕБРР подвергся жесткой критике со стороны многих международных организаций за оказанное Узбекистану необоснованно высокое доверие.


Руководство банка оправдывало свой выбор тем, что форум позволит получить от властей Узбекистана твердые гарантии реформ. Ожидалось, что президент Ислам Каримов выступит с речью, в которой публично заклеймит применение пыток и другие случаи нарушения прав человека.


Критика в адрес ЕБРР продолжалась и в дни проведения совещания. Исполнительный директор Human Rights Watch Кеннет Рот отметил, что выбор места проведения «представляется весьма сомнительным, ведь Узбекистан и близко не соответствует политическим и экономическим критериям ЕБРР».


По его мнению, участие в работе заседания ЕБРР представителей около 300 НПО Узбекистана, в основном – правозащитного толка - является одной из заслуг банка.


«Участие местных НПО – это позитивный шаг, но до начала заседания в Ташкенте ЕБРР так и не удалось выработать меры с тем, чтобы добиться более существенных уступок от правительства», - сказал Рот.


Вопреки ожиданиям, Каримов в своем выступлении ограничился перечислением значительных, по его мнению, успехов страны на пути демократического развития – в частности – реструктуризации парламентской системы и отмены официальной цензуры. При этом, он ни словом ни обмолвился о систематических и вопиющих нарушениях прав человека, практикуемых правоохранительными и судебными органами Узбекистана.


Общее, обтекаемое выступление Каримова, по мнению экспертов, поставило руководство ЕБРР в неловкое положение. Оно было призвано стать свидетельством реальных сдвигов в Узбекистане в вопросах соблюдения прав человека, а также свидетельством заинтересованности узбекской стороны в сотрудничестве с ЕБРР.


Отказ от практики пыток является основным требованием ЕБРР к руководству Узбекистана. Специальный докладчик ООН по вопросам пыток Тео ван Бовен, посетивший Узбекистан в декабре 2002 г., в своем докладе отмечает, что применение пыток в пенитенциарной системе Узбекистана носит «систематический» характер.


«То, что мы услышали, не отвечает требованиям Совета управляющих банка, в которых ясно указывается, что точкой отсчета для нас служит доклад ООН по пыткам в Узбекистане», - сказал президент ЕБРР Жан Лемьерр на пресс-конференции, состоявшейся после закрытия заседания.


Лемьерр подтвердил стратегию банка по Узбекистану, впервые обнародованную в марте, которая предусматривает выполнение этой страной семи требований по линии политических и экономических реформ. Это, в первую очередь – либерализация экономики, прекращение применения пыток и расширение демократических свобод. По словам Лемьерра, ЕБРР дает год Узбекистану на выполнение этих требований. При отсутствии положительных сдвигов банк ограничит предоставление кредитов.


По словам президента ЕБРР, в течение года банк намерен проводить мониторинг экономической и политической ситуации в Узбекистане. «Через год мы рассмотрим тенденции, и будет принято решение. Либо мы пойдем дальше, либо будем вынуждены снизить степень риска, как мы это уже делали в других странах», - сказал Жан Лемьерр.


Тем временем, исполнительный директор Human Rights Watch Кеннет Рот полагает, что банк может отступить от поставленных им самим жестких условий. Существует, например, вероятность того, что банк признает наличие серьезного политического и экономического прогресса в Узбекистане в то время, как на самом деле, улучшения будут незначительными.


Согласно своему уставу, ЕБРР имеет право кредитовать лишь страны, доказавшие свою приверженность демократии и рыночной экономике. Узбекистан явно не соответствует этому требованию и, тем не менее, ЕБРР уже предоставил этой стране кредитов на общую сумму 612 млн. Евро. Для сравнения, МВФ отменил кредитную линию Узбекистану в 1996 году, когда экономические реформы зашли в тупик, и с тех пор не дал Ташкенту ни цента.


В ходе совещания представителям узбекистанского руководства и ЕБРР не удалось сблизить позиции ни по экономическим вопросам, ни по правам человека.


Главный экономист ЕБРР Виллем Бюитер заявил, что если Ташкент не выполнит требований банка, а продолжит прежнюю экономическую политику, «Узбекистан будет самой бедной страной региона».


ЕБРР требует от Узбекистана вывести курс валюты из-под государственного контроля, либерализовать торговлю, приватизировать промышленность, реформировать банковский сектор и дать сельским производителям возможность самостоятельно реализовывать свою продукцию по своему усмотрению.


Узбекистану пока не удается привлечь в свою экономику иностранные инвестиции. По данным Бюитера, в 2002 году общий объем иностранных инвестиций в экономику пяти бывших центрально-азиатских республик СССР составил 2,4 млрд. долларов США, из них 2,1 млрд. были инвестированы в Казахстан, и всего 150 млн. - в Узбекистан. «На душу населения в Узбекистане пришлось в 2002 году по 6 долларов иностранных инвестиций. Это даже меньше, чем в Туркменистане», - отметил Бюитер.


При этом Министр финансов Узбекистана Мамаризо Нурмурадов с гордостью заявляет: «Узбекистан достиг высоких результатов в области экономических реформ. Для иностранных инвесторов в стране созданы все необходимые условия».


Прожиточный минимум в Узбекистане составляет около 11 долларов на человека в месяц, что, по мнению Нурмурадова, не так уж мало. «Вы не учитываете, что у узбекских граждан есть еще и огороды», - заявил он, вызвав оглушительный смех журналистов.


Эксперт по Центральной Азии «Международной кризисной группы» Дэйвид Льюис сомневается, что правительство Узбекистана уделит серьезное внимание политическим и экономическим требованиям ЕБРР. В беседе с IWPR он предположил, что, скорее всего, Ташкент ограничится чисто «косметическими» мерами. Например, зарегистрирует несколько неправительственных организаций, амнистирует нескольких политзаключенных, и т.п. В плане экономики, считает Льюис, Узбекистан ни при каких обстоятельствах не пойдет на либерализацию валютного курса и торговли.


Пессимизм эксперта основан на том, что «на протяжении всего совещания власти Узбекистана ни словом не обмолвились о том, как именно они намереваются претворять данные реформы в жизнь».


В то же время Льюис видит несомненную заслугу форума в том, что впервые государственные чиновники Узбекистана столкнулось со столь ошеломляющей критикой по всем фронтам.


«Жаль только, что эта критика не достигла ушей простых узбекистанцев», - добавил он.


Репортажи о ходе совещания в проправительственных СМИ носили только положительный и оптимистический характер – порой в ущерб правде. «ЕБРР готов сотрудничать с Узбекистаном. Жан Лемьерр заявил, что в Узбекистане создан благоприятный климат для иностранных инвестиций», - передавал один телеканал.


Не удостоился внимания прессы и пикет, организованный 20-ю правозащитниками напротив здания, где проходило заседание ЕБРР. Узбекские власти не препятствовали проведению пикета, но зачастую количество находившихся рядом сотрудников органов безопасности – в форме и в гражданской одежде - превосходило число пикетчиков.


Генеральный секретарь Общества по правам человека Узбекистана (ОПЧУ) Талиб Якубов полагает, что как только Узбекистан окажется вне поля зрения мировой общественности, положение в стране может ухудшиться. «Мы боимся, что благодаря политике правительства ЕБРР отвернется от нас, и тогда для Узбекистана настанут черные дни, хотя, казалось бы, хуже, чем сегодня, быть уже не может».


Ближайший год покажет, готово ли ЕБРР в жесткой форме потребовать от правительства Узбекистана проведения в стране реальных политических и экономических реформ. Если намерения банка действительно столь серьезны, совещание в Ташкенте наглядно продемонстрировало, что официальному Ташкенту пока что далеко даже до осознания собственной политической и экономической ущербности.


Галима Бухарбаева – директор проекта IWPR по Узбекистану