Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РОССИЯ ПЕРЕШЛА РУБИКОН

После того, как российская армия переправилась через Терек, Москва явно
By

поражения.


Александр Гольц из Москвы (CRS No. 3, 22-Oct-99)


В середине октября река Терек в Чечне стала рубиконом для российских


военных руководителей и политиков. И он был перейден.


Следует ожидать дальнейшего усиления боев. Российская авиация продолжает


бомбить позиции боевиков, находящиеся к югу от Грозного, в то время как


российские боевые части заняли позици дня наступления на город с севера.


Представители российской армии признали факт нападения на грозненский рынок


21 октября. Чеченские официальные лица заявили, что от взрывов также


пострадали роддом и мечеть. Согласно сообщениям корреспондентов в Грозном,


спасатели подтвердили, что было убито более 100 человек.


В то время, как федеральные силы действуют на северном Кавказе с позиций,


усиленных с начала их наступления на чеченских боевиков в августе,


российское руководство встало перед жестким выбором: следует ли укрепиться


на северном берегу реки Терек или углубиться на чеченскую территорию?


Переход российской армии 20 октября через реку Терек знаменует собой


важнейшее стратегическое решение, которое будет иметь серьезные последствия


для нынешней войны. Тем самым российская армия еще глубже втянулась в


войну, и тем труднее будет найти выход из нее.


Некоторые российкие военные обозреватели находились под впечатлением, что


Москва извлекла основные уроки из оглушительного поражения в войне с


мятежной Чечней 1994-96 годов. Быстрая победа в чеченских горах невозможна.


Чеченские боевики, знающие каждый уголок своей земли, похоже, начинают


долгую партизанскую войну, на которую неспособна неповоротливая российская


армия.


В самом начале этой кампании премьер-министр Владимир Путин публично принял


на себя ответственность за руководство военной операцией. Он обозначил


четкую цель, используя недвусмысленную формулировку "полная ликвидация"


того, что он назвал "террористическими группами" из Чечни. Армейская


верхушка легко может интерпретировать выполнение такой политической цели


как воинский приказ.


Такая четкая, если не амбициозная цель никогда не ставилась в 1994-96 годы.


Во время прежнего конфликта цель, официально определенная Москвой -


"восстановление конституционного порядка", - была просто слишком


расплывчатой для русских генералов, противостоявших решительным полевым


командирам.


На этот раз на российское военное руководство произвело впечатление то, что


Кремль не установил для него невыполнимых сроков для завершения нечетко


обозначенной военной операции. Правительство также не ввело ограничений ни


на вооружения, ни на воинские части для использования в этом конфликте.


Российская армия сейчас полностью использует то вооружение, в котором она


имеет абсолютное превосходство: авиацию и артиллерию.


Впервые в русской военной истории, с самого начала боевых действий было


открыто объявилено, что одной и основных задач является сохранение жизни


российских военнослужащих.


Все эти факторы явно указывали, что Москва намерена создать зону


безопасности в Чечне и соседних территориях и создала предпосылки,


необходимые для успеха. Что касается районов Чечни и Дагестана, остающихся


под контролем сепаратистов, некоторые обозреватели предположили, что, по


крайней мере, до конца зимы Россия ограничится военной и экономической


блокадой.


Гуманные соображения заставляют также предположить, что федеральные силы


должны будут заняться обеспечением приемлемых условий жизни для жителей в


районах под российским военным контролем. Это означает обеспечение


функционирования школ и больниц. Сама армия должна будет гарантировать


безопасность, снабжение продуктами питания и иные виды жизнеобеспечения.


Некоторые из лишения, которые испытывают жители, возникли во время


фактической автономии Чечни по завершении последней войны; другие трудности


являются результатом нынешней войны.


Но армия перешла Терек и тем самым вынудила Москву принять совершенно иную


- и намного более сложную - стратегию. Сейчас может начаться


полномасштабная военная операция в Чечне.


В начале октября политические и военные руководители начали обсуждать


вопрос о тотальной войне.Но оптимисты в Москве надеялись, что такие


заявления были всего лишь блефом и частью пропагандистской войны против


чеченских боевиков, которую Россия вела вполне успешно.


Другие с беспокойством отмечали внутренние политические факторы, которые


могли ввергнуть Москву в еще одну катастрофическую операцию, как это


произошло в 1994-96 гг.


Грядут важные парламентские и президентские выборы. Премьер-министр Путин,


назначенный президентом Ельциным своим преемником, проявляя жесткость в


отношении чеченских сепаратистов, только набирает политический вес.


Продолжающаяся стратегическая кампания по укреплению позиций не оставляет


места для смелых действий. Будет также большим политическим риском начать


полномасштабную военную операцию следующей весной, как раз перед июньскими


президентскими выборами.


Все эти факторы указывают на вероятность решительного наступления именно


сейчас.


Нынче в северной Чечне собраны армейские боевые части из нескольких районов


России. Как признают военные руководители, их длительное содержание там


обходится очень дорого. Стоимость военной операции только в Дагестане с


начала августа нынешнего года, уже возросла до 2 млрд рублей (80 млн


долларов), согласно официальным оценкам министерства обороны.


Уже в начале октября имелись признаки того, что армия может не остановиться


на северном берегу реки Терек. Генерал Александр Косован, заместитель


министра обороны, подтвердил, что в этих местах не запланированы какие-либо


значительные строительные работы, необходимые для длительного пребывания


армии. На эту зиму был дан заказ на поставку утепленных палаток.


Воздействие на местное население длительного пребывания армии на севере, в


любом случае, может привести к обратным результатам. Всеобщие недовольство


и негодование, не говоря уж об обычной преступности и поголовном вооружении


населения, что обычно сопровождает армию, могут только привести к росту


поддержки чеченских боевиков населением.


Укрепленные позиции сами по себе могут стать целью для диверсий, похищений


людей и других нападений со стороны чеченских боевиков.


Российское руководство явно пришло к выводу, что усиление позиций на


территории севернее реки Терек было слишком рискованным и что стратегию


"динамичной обороны" будет невозможно проводить в течение длительного


срока. Оно склонилось в пользу продолжения наступления, в надежде достичь


безусловной и скорой победы над чеченскими боевиками.


Однако раннее наступление зимы в чеченских горах означает, что


неблагоприятные погодные условия ограничат применение авиации, от которой


до сих пор сильно зависил успех боевых действий. Переход через реку Терек в


данное время и дальнейшее продвижение вглубь территории Чечни приведет к


тяжелым потерям среди российских военнослужащих, не говоря уже о гибели


гражданского населения и беженцев.


Александр Гольц - военный корреспондент московского еженедельника "Итоги".