Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РОССИЯ «ЗАБЫЛА» СВОИХ ГРАЖДАН В ОБМЕН НА ГАЗ

Такой вывод напрашивается сам собой, если взглянуть на положение русскоязычного населения Туркменистана.
By the.iwpr

Приближается срок окончания действия соглашения о двойном гражданстве между Туркменистаном и Россией, и судьба более 100 тысяч россиян, постоянно проживающих на территории Туркменистана, еще больше осложнится. Им придется раз и навсегда выбрать себе гражданство.


Но, как утверждают некоторые наблюдатели, Москва слишком озабочена поставками туркменского газа, чтобы интересоваться судьбой своих граждан в этой стране.


Россия готова отстаивать свои стратегические интересы даже ценой отказа от защиты интересов русскоязычного населения Туркменистана.


Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов по прозвищу Туркменбаши известен своей непоследовательностью и непредсказуемостью в международных отношениях, но в том, что касается России, он предпочитает жестко обозначить правила игры, хотя сам не всегда их соблюдает. Наверняка он понимает, что в обмен на газ Москва как бы дала молчаливое согласие махнуть рукой на своих соотечественников.


По соглашению от 1993 года Туркменистан является единственной страной на постсоветском пространстве Центральной Азии, где граждане могут иметь наряду с туркменским российское гражданство и пользоваться упрощенным режимом въезда в Россию.


В апреле 2003 года лидеры России и Туркменистана неожиданно решили прекратить действие соглашения о двойном гражданстве, вызвав панику среди русскоязычного населения Туркменистана, которая еще более усилилась, когда Туркменбаши дал лицам с двойным гражданством всего два месяца на то, чтобы определиться с выбором.


Мгновенно образовались многотысячные очереди желающих покинуть страну, но тут стало известно, что, выбрав российское гражданство, люди окажутся фактически депортированными и лишатся всего нажитого имущества.


Тогда наихудшего развития ситуации удалось избежать. Вмешался российский парламент, потребовав для русскоязычных граждан Туркменистана более человечных условий выбора гражданства.


Но с приближением срока окончания действия соглашения туркменские русские вновь начинают тревожиться за свое будущее и будущее своих детей.


Схема двойного гражданства действует только до 18 мая, после чего туркменские власти твердо намерены потребовать от русскоязычных сделать свой выбор.


Медсестра одной из центральных столичных больниц Людмила рассказывает: «В первых числах мая всем сотрудникам нашей больницы раздали анкеты. Там есть и вопрос о наличии российского гражданства с просьбой указать номер и серию паспорта. Я боюсь, что это делается для выявления обладателей двух паспортов».


Как всегда в Туркменистане, поведение властей нельзя предсказать с точностью, так как слухов значительно больше, чем достоверной информации, но русскоязычные туркменистанцы по привычке ждут самого худшего.


«Я в панике от того, что не смогу поехать в Москву к сыну-студенту. Мы планировали поехать в середине мая, чтобы навестить его перед летней сессией, - говорит жительница Ашгабада Анжела. - Выясняется, что все, кто выедет из страны по российскому паспорту до 18 мая, при въезде обратно в Туркменистан должны будут сдать свои российские паспорта на границе. Я не хочу рисковать, поэтому все мои планы увидеться с сыном рухнули».


Российская сторона заявляет, что обладатели двойного гражданства до истечения срока соглашения могут продлить действие своих российских паспортов, но российское посольство в Ашгабате не дает никакой информации российским гражданам в этой стране.


Жительница столицы Мария говорит: «Я не знаю, как мне быть. Скорее всего, я просто ничего не буду делать, спрячу свой российский паспорт, и все. Я и так никому не говорю, что имею два гражданства, чтобы не было проблем на работе. Многие мои знакомые поступят так же, потому что идти в посольство и требовать разъяснений бесполезно - только лишний раз привлечешь к себе внимание спецслужб».


На заре независимости обладание российским паспортом наряду с туркменским носило достаточно символический характер, однако с годами российское гражданство стало своего рода спасительной «соломинкой» для людей, желающих поддерживать связь с остальным миром и дать своим детям нормальное образование. Туркменистан – единственная страна региона, имеющая визовый режим со всеми бывшими соседями по СССР, но при этом владельцы российских паспортов все это время находились на привилегированном положении и могли пересекать границы беспрепятственно.


Положение русскоязычного населения в Туркменистане является, пожалуй, самым сложным на всем постсоветском пространстве. Здесь нет высшего образования на русском языке. Действует единственная российская школа, а преподавание русского языка в обычных туркменских школах сведено к минимуму. А ведь носителями русского языка являются не только этнические русские, но и армяне, азербайджанцы, татары, казахи, украинцы, дагестанцы, чьи диаспоры довольно значительны.


Многие семьи предпочитают отправлять детей учиться в Россию, невзирая на то, что те, скорее всего, никогда не вернутся. В прошлом году указом Туркменбаши Туркменистан перестал признавать дипломы иностранных вузов.


Вопреки официальной статистике, согласно которой в Туркменистане проживает всего два процента русскоязычных, такие города, как Ашгабад, Красноводск, Чарджоу, Небитдаг остаются полностью «русскоязычными». Здесь русская речь слышна повсюду - на базарах, в магазинах, в больницах и в других общественных местах.


На сей раз официальная Москва хранит зловещее молчание по вопросу о судьбе своих туркменистанских подданных, а ведь в 2003 году правозащитники и новоизбранные парламентарии подняли по этому поводу большой шум.


По мнению наблюдателей, интересы русскоязычных граждан Туркменистана отошли для Москвы на второй план, а на первом месте – туркменский газ.


В апреле 2003 года между Россией и Туркменистаном был подписан договор сроком на 25 лет, дающий российскому «Газпрому» фактически монопольное право на закупку всего туркменского газа.


Не было простым совпадением и то, что в рамках той же встречи Ниязов и Путин решили завершить действие двустороннего соглашения о двойном гражданстве.


Но сегодня – два года спустя – вопрос о поставках туркменского газа до сих пор не является делом решенным. Туркменбаши предпринимает попытки пересмотреть условия сделки с Россией.


В начале нынешнего года туркменская сторона потребовала от «Газпрома» на 30 процентов увеличить закупочные цены, прописанные в договоре.


В середине апреля разногласия были урегулированы. На первый взгляд, Туркменистан пошел на уступки, ибо цены на газ остались на прежнем уровне. Однако на самом деле страна получила значительную выгоду, так как теперь оплата за газ будет полностью производиться в денежной форме, а ранее предусматривалась 50-процентная оплата товарами по бартеру.


Однако сам факт возникновения разногласий после подписания договора внушает опасение, что Туркменбаши будет требовать все новых и новых уступок.


Вопреки всем договоренностям туркменская сторона не спешит передать российской результаты аудита собственных месторождений, проведенного двумя независимыми американскими компаниями. По поводу размера своих запасов газа туркменская сторона делает самые амбициозные заявления, но точные данные получить фактически невозможно.


«Туркменбаши будет и дальше затягивать передачу этих данных, вплоть до того, чтобы найти предлог для разрыва контракта с “Газпромом”», - полагает ответственный чиновник Министерства экономики Туркменистана.


По его мнению, туркменская сторона нарочно «темнит» с Россией, так как легкодоступных и дешевых месторождений газа в стране практически не осталось.


«Все понятно – в Туркмении не осталось дешевого газа, - говорит чиновник. - Для его дальнейшей добычи и сероочистки нужны колоссальные инвестиции. Туркменбаши не обладает такими свободными средствами – они ушли на фонтаны и грандиозные здания. Отрасль в упадке, уже все об этом знают, но Туркменбаши и дальше пытается делать хорошую мину при плохой игре».


Аналитики убеждены: рано или поздно, но по газу Россия и Туркменистан договорятся, только вот ценой этого компромисса может стать забвение Россией судеб ста тысяч ее граждан, навсегда забытых в резервации под названием Туркменистан.


«Нет сомнений, что рано или поздно Ниязов пойдет на уступки, но интересно, что он попросит взамен? – сказал на условиях анонимности один туркменистанский политолог. - Скорее всего, среди прочего - и согласие России впредь не поднимать вопрос о судьбах собственных граждан, которые после 18 мая фактически лишатся возможности по российским паспортам без визы выезжать в Россию».


Наблюдатели полагают, что в обмен на соблюдение туркменским лидером условий соглашения с «Газпромом» Москва готова не вмешиваться в его внутреннюю политику. К тому же у России множество других, более глобальных проблем.


«К серьёзным осложнениям в отношениях с Ниязовым Кремль пока не готов, – считает один туркменский политолог, проживающий в Москве. - Россия находится в поиске своего нового самоопределения и озабочена прежде всего экономическими проблемами и геополитикой. Права человека, в том числе – права русскоязычных граждан за границей - одно из направлений политики Кремля, но далеко не самое главное».


Какого бы мнения ни было российское руководство о Туркменбаши и его режиме, возможно, российские политики считают, что могло быть хуже.


«Кремль рассматривает ситуацию в Туркменистане как относительно стабильную и геополитически сравнительно благоприятную с точки зрения российских интересов. Соединённые Штаты не имеют военного присутствия в Туркменистане, и Ниязов, похоже, не собирается менять свою позицию в этом вопросе», - говорит московский политолог.


«Ниязов – не Саакашвили, и не будет разногласия с Москвой возводить в принцип. Он предпочтёт уступить в малом, удерживая власть. При всей деспотичности и экстравагантности своего правления, Ниязов не позволяет себе открыто ссориться с Москвой и, после неудачного демарша по поводу отмены двойного гражданства, предпочитает проводить политику постепенного выдавливания русскоязычного меньшинства», - заключил политолог.


Бывший сотрудник российского посольства в Ашгабате с горечью констатирует: «Наша беда в однобокости – в погоне за мифическими выгодами от газового сотрудничества мы забыли про поддержку русской культуры, русской диаспоры, защиту интересов наших граждан от произвола властей.


От собственных граждан мы отгородились глухим забором».


Коллектив IWPR из Лондона