Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Российский кризис ударил по Абхазии

По мнению некоторых экономистов, столь тесная связь с российской экономикой может смягчить некоторые самые сложные последствия кризиса.
By Anaid Gogoryan

Абхазия предстала перед лицом непосредственного влияния девальвации рубля в России, которая является ее главным покровителем, хотя, по мнению некоторых экономистов, все не так плохо, поскольку товары местного производства должны стать более конкурентоспособными.

Россия единственная крупная страна, которая признала независимость Абхазии, после того как она вышла из-под контроля Грузии в начале 90-х годов прошлого века. В значительной степени зависящие от помощи и субсидий Москвы, абхазы также используют рубль в качестве своей валюты.

В ноябре президент России Владимир Путин подписал с президентом Абхазии Раулем Хаджимбой договор, который усиливает сотрудничество в сфере безопасности, а также предусматривает и оказание дальнейшей экономической помощи. Путин дал обещание, что в течение трех следующих лет финансовая помощь превысит 270 миллионов долларов США.

В 2009-2013 годах Абхазии была оказана государственная помощь в размере 300 миллионов долларов, но Абхазия стоит перед риском того, что Россия может уже не быть в том положении, чтобы оказывать ей столь щедрую помощь как раньше. Введение западных санкций против Москвы из-за ее действий по отношению к Украине совпало с падением мировых цен на нефть до 50 долларов за баррель. В прошлом году обменный курс рубля по отношению к доллару снизился на 40%. Для компенсации низких доходов правительство рассмотрит снижение расходов.

Экономист, преподаватель Абхазского Государственного университета Тенгиз Джопуа предупреждает, что сокращение расходов может нанести удар по Абхазии.

«Скорее всего, будут урезаны социальные программы, возможно, будет иметь место снижение финансирования Абхазии и Южной Осетии. В России будет сложное социально-экономическое положение, пока будет держаться такая цена на нефть», – сказал он IWPR.

На вопрос о запланированном сокращении расходов политолог Института Востоковедения Российской Академии Наук Андрей Арешев в интервью сайту sukhum-moscow.ru сказал, что правительство России сделает все возможное, чтобы выполнить все прежния соглашения с Абхазией.

Жители Абхазии реагируют на быстрое падение рубля, переводя свои сбережения в другую более стабильную валюту или покупая потребительские товары. 

«Мы видели ажиотаж на рынке, в магазинах, поскольку люди хотели избавиться от накопленных сбережений в рублях, чтобы сохранить их покупательную способность, – сказал IWPR председатель Нацбанка Абхазии Беслан Барателиа. – Поэтому сметались товары, особенно, долгосрочного пользования: бытовая техника, телефоны, которые реализовывались еще по старым ценам. То же самое мы видели в обменных пунктах, когда люди скупали доллары и евро, чтобы сохранить свои накопления».

По оценкам министерства экономики Абхазии, доля во внешнеторговом обороте товаров, которые приобретаются за иностранную валюту, составляет порядка 18%, а это значит, что для покупки тех же товаров сейчас надо будет платить большую сумму в рублевом эквиваленте. Барателиа отметил, что цена товаров российского производства осталась прежней, а стоимость товаров импортируемых из других стран возврасла вдвое.

Заместитель министра экономики Джансух Нанба сказал IWPR, что импортерам, которые закупают товары не у российских источников, будет нанесен сильный урон. 

«Очевидно, что при таком повышении цены на товар, он становится неконкурентоспособным на нашем рынке. Поэтому предприниматели столкнутся перед выбором: переждать валютный кризис или, изъяв все свои финансовые активы, перенаправить их в другой вид деятельности, который не будет связан с курсовыми рисками», – сказал он.

Цены растут на фоне экономической неопределенности. Некоторые торговцы отреагировали на кризис, подняв цены на товары, которые были закуплены и оплачены до его начала. Это коснулось и товаров, которые были куплены на рубли. По официальной статистике, цены выросли на мясо, сахар, крупы и овощи. Это продукты в основном завозятся из России.

Продовольственные товары российского производства стали дороже и потребители перешли на местные продукты, но как объяснил Барателиа: «спрос растет и как реакция на возросший спрос, поднимается цена и на отечественный товар».
Государство регулирует цены на бензин и на хлеб, которые остались прежними, хотя Нанба заявил, что министерство экономики внимательно отслеживает этот процесс.

«Мы импортируем муку из России, собственного зерна и переработки у нас нет. Цена на муку в Российской Федерации за последний период возросла на 20-30%, это притом, что Россия получила рекордный урожай по зерну – порядка 104 миллионов тонн. Цена поползла вверх, производителям выгодней экспортировать свою продукцию за рубеж и продавать ее за доллары, – сказал Нанба. – Ввиду этого, правительство России пока неофициально, на устном уровне, принимает ряд мер, которые позволят удержать цену внутри российского рынка на приемлемом уровне». 

По словам Нанба, правительство Абхазии будет «изыскивать все методы и возможности, которые у нас есть, чтобы не допустить повышения цены на хлеб. Что касается бензина – цена изначально пошла вверх в России, но включились определенные правительственные рычаги, и сейчас цена стабильная. Она остается на том же уровне, так что не думаю, что нам придется увеличивать цены на ГСМ».

«Очевидно одно, что это кризис, – заявил Нанба. – Самое главное, чтобы валютный кризис не перерос в экономический. Хотя, на мой взгляд, избежать экономического кризиса не удастся».

Нанба пытался подчеркнуть, что все не так плохо, поскольку более дешевый рубль может означать более конкурентоспособную экономику.

«Не все так плохо, как кажется и из всякой ситуации нужно извлекать положительные моменты, – сказал он. – Изменение курса рубля дает нам конкурентные преимущества, мы должны их использовать. Один фактор – туризм, который мы должны использовать, плюс сельское хозяйство. У наших местных производителей появляется возможность занять свою нишу именно на российских рынках. Именно в этих целях, мы разрабатываем комплекс мер, направленных на развитие местного производства, чтобы у людей появилась возможность создать какое-то производство. Приоритет отдается проектам в сельском хозяйстве, сфере курорта. Наша задача – дать толчок, который позволит нашему населению создавать, производить что-то не только для потребления на внутреннем рынке, но и для экспорта».

Барателиа выразил аналогичный осторожный оптимизм, утверджая, что раз Россия продолжает оказывать государственную помощь, то это сбалансирует некоторые негативные последствия.

«Безусловно, государство будет делать все, чтобы держать цены на социально-значимые товары как можно дольше стабильными. А то, что касается повышения цен в экономике и снижение реальных доходов, этот вопрос будет частично решен за счет социальной помощи, которая идет, несмотря на кризис в России, в Абхазию. В следующем году ожидается увеличение заработной платы бюджетникам и пенсии пенсионерам. Поэтому, я думаю, что потери будут нивелированы».

Однако Джопуа прогнозирует наступление сложных лет.

«В условиях кризиса повлиять на процессы, несколько смягчить влияние кризиса удастся за счет повышения заработной платы работникам бюджетной сферы. Но государственные расходы, инвестиции в реальный сектор экономики в условиях кризиса имеют всегда низкий мультипликативный эффект. Люди, в условиях нестабильности, не любят вкладывать деньги в какое-либо производство, вообще заниматься рискованными проектами. Будет наблюдаться снижение деловой активности населения», – заключил он.

Анаид Гогорян, сотрудница газеты Чегемская правда в Абхазии.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >