Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Российские силы продолжают наступление на Грузию

Спустя сутки после соглашения о прекращении огня, посредником которого выступила Франция, поступают сообщения об актах насилия и мародерства
By IWPR Reporters
13-го августа очевидцы из Грузии сообщили, что российские силы продолжают наступление, несмотря на то, что обе стороны приняли мирный план

Сообщалось, что российские солдаты и южноосетинские бойцы совершают акты насилия и занимаются мародерством в северном городе Гори и его окрестностях – через день после того, как при посредничестве Франции было заключено перемирие.



В беседе с репортерами в Тбилиси президент Михаил Саакашвили сказал: “С утра российские танки продвигались вперед и вошли в город Гори. Они уничтожили здания, взорвали и разрушили дома. Российские войска мародерствовали, стреляли в людей, крали мебель, компьютеры, все, что считали ценным”.

“Сейчас они находятся на главной дороге, ведущей с запада на восток. Они разделили Грузию надвое... Сейчас столица в некотором смысле находится в экономической блокаде.”



Было неясно, что стояло за действиями российских вооруженных сил и до какой степени они координировались Москвой.

Один из очевидцев рассказал корреспонденту IWPR об инциденте, произошедшем вечером 12-го августа, когда микроавтобус, везший гражданское население из Тбилиси в Зугдиди, был обстрелян с воздуха, в результате чего погибли 13 из 17 пассажиров.



«Мы услышали шум самолетов, два самолета пролетели над нами и сбросили бомбы», - сообщил IWPR Гия, один из выживших, попросив не указывать своей фамилии. «Бомбы в нас не попали, но потом нас обстреляли с воздуха. Рядом со мной сидела молодая девушка, позади меня – мужчина. Они оба погибли. Когда я оглянулся, все были мертвы».



Из расположенных возле Гори сел сообщалось о мародерстве российских военных, но с мобильных телефонов трудно было получить достоверную информацию.

Турецкий журналист, связавшийся с общественным грузинским телевидением по телефону, сообщил, что многие российские солдаты занимаются мародерством в селе Каралети, за пределами Гори.



«К нам поступили сообщения о серьезных актах насилия в этом регионе, есть информация о поджоге сел и убийствах невинных граждан»,- сказал помощник заместителя госсекретаря США Мэттью Брайза. «Я не там, я в Тбилиси, но мы уверены в достоверности этих данных и в течение следующих минут и часов мы попытаемся подтвердить эту информацию».



В черноморском порту Поти 13-го августа российские военные взорвали три корабля службы береговой охраны пограничного департамента Грузии, все это происходило на глазах у журналистов. Также был взорван корабль, подаренный департаменту правительством Болгарии. Накануне несколько грузинских судов были потоплены в открытом море.



Первый российский десант вступил на территорию Поти 11 августа, поздно вечером они уже были в городе. В первую очередь они осуществили мониторинг в офисах силовых структур, осмотрели здания военных баз, полицейского управления города, железной дороги. Нигде они не встретили сопротивления.



Сообщается, что большинство жителей и многие полицейские покинули город, отправившись в соседний регион Гурия – один из немногих районов Грузии, которых не коснулось нападение российских войск.



Российские войска покинули Поти утром 13-го августа.



Тем не менее, поступали сообщения о том, что российские силы продолжают продвижение в других районах западной Грузии. По словам корреспондента IWPR, российские войска захватили ГЭС Ингури, расположенную на административной границе с Абхазией.



Эту информацию подтвердили два чиновника из районной администрации города Зугдиди.



“Пока по отношению к нам нет никакой агрессии [со стороны солдат], но нам сказали, что если мы хотим жить в мире, нам лучше взять российские паспорта”,- сказал житель села Джвари, расположенного у границы с Абхазией.



Лаша Заргинава, корреспондент IWPR.

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

The effects are proving particularly acute in countries already under stress - whether ethnic division, economic uncertainty, active conflict or a lethal combination of all three.

Our unparalleled local networks, often operating in extremely challenging conditions, look at how the crisis is affecting governance, civil liberties and freedoms as well as assessing policy responses to tackle the virus.

VIEW FOCUS PAGE >