Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РОССИЙСКИЕ ПОГРАНИЧНИКИ УХОДЯТ ИЗ ТАДЖИКИСТАНА

В этом месяце начинается поэтапный вывод российских пограничных войск с таджико-афганской границы.
By Turko Dikaev

В Таджикистане принято историческое решение о поэтапном выводе российских пограничных войск с таджико-афганской границы, где они дислоцируются с момента распада СССР.


Некоторые наблюдатели задаются вопросом, сможет ли Таджикистан эффективно защитить свою чрезвычайно протяженную границу с Афганистаном, откуда потоком идут наркотики.


12 мая первый заместитель министра иностранных дел РФ Вячеслав Трубников подтвердил намерение Москвы вывести своих пограничников из Таджикистана.


"Мы уходим из Таджикистана, - сказал он в интервью "Независимой газете", - И тем самым оголяем границу. А это значит - пойдут наркотики".


Вывод пограничников не означает конец российского военного присутствия в Таджикистане, где также - отдельно от пограничников - дислоцируется армейская дивизия.


О решении вывести российские погранвойска 30 апреля публично объявил президент Таджикистана Эмомали Рахмонов в своем ежегодном послании парламенту. Признавая заслуги российских пограничников, он заявил: "Согласно договору от 1993 г., российские погранвойска десять лет несут службу в нашей республике. В течение этого времени они сыграли важную роль в обеспечении безопасности нашей страны. Однако, статья 9 договора предусматривает постепенный переход всей госграницы под контроль наших погранвойск".


Присутствие российских войск в долинах рек Пяндж и Амударья, по которым проходит граница современного Таджикистана, имеет вековую историю. В 1895 г. было подписано историческое соглашение, разграничившее владения Российской Империи, Афганистан и британскую Индию. А двумя десятилетиями ранее Москва обязалась не продвигаться дальше на юг.


С распадом в 1991 г. СССР, который унаследовал имперские границы, два из вновь образовавшихся государств - Узбекистан и Туркменистан - взяли свои границы под собственный контроль, но нестабильность в Таджикистане, вскоре переросшая в гражданскую войну, потребовала продолжения российского военного присутствия в этой стране, в том числе вдоль ее границ.


В настоящее время российский контингент численностью 11 с половиной тысяч военнослужащих охраняет практически всю таджико-афганскую границу, протяженность которой составляет 1344 км, и которая по большей части пролегает по труднопроходимой горной местности. Под контролем таджикских пограничников находится участок протяженностью 77 км примерно посередине границы. Таджикистан также самостоятельно прикрывает более спокойную 512-километровую границу с Китаем.


Председатель Комитета по охране государственной границы (КОГГ) генерал-лейтенант Абдурахмон Азимов приветствует вывод российских пограничников. "В мае этого года мы планируем взять под охрану памирский участок границы, а к середине следующего года - все остальные участки", - сообщил он.


Памирский участок границы расположен в Горно-Бадахшанской автономной области на юго-востоке страны и является самым высокогорным на таджико-афганской границе.


При этом Азимов подчеркнул, что сдача границы под охрану таджикских пограничников не означает полного ухода российских военных из страны. "Мы не намерены полностью отказываться от участия российских пограничников в охране границы с Афганистаном. Присутствие российских коллег сохранится в качестве советников".


"Что касается увеличения численности таджикских погранвойск, уже три тысячи военнослужащих готовятся поменять службу в Президентской гвардии на погранзаставы".


Таджикские и российские военнослужащие, с которыми удалось побеседовать IWPR, а также жители приграничных областей, считают, что таджикским пограничникам будет очень не просто заменить своих российских коллег. Основной вопрос - хватит ли у таджикских погранвойск личного состава и ресурсов, чтобы сдерживать поток наркотрафика из соседнего Афганистана.


Конфликтолог из города Куляба Додарбек Сайдалиев в принципе приветствует переход границы под охрану таджикских пограничников, но не уверен, хватит ли у государства средств обеспечить эффективную охрану рубежей.


"Без сомнения, каждое государство обязано собственными силами защищать свои границы. Но вопрос в том, готов ли сегодня к этому Таджикистан, прежде всего - экономически, - говорит он. - Ведь содержание границы на должном, безопасном уровне требует больших финансовых затрат. При этом не забудьте, что это - граница с Афганистаном".


Сайдалиева беспокоит не столько возможная агрессия со стороны соседа, сколько контрабанда наркотиков. "По таджикской территории проходит один из многочисленных каналов наркотрафика, а это - огромные деньги".


По данным Управления ООН по контролю за распространением наркотиков и противодействию преступности, в прошлом году в Афганистане произведено 3,600 т. опиума, что на 6% превышает показатель предшествующего года. За год российским и таджикским пограничникам удалось перехватить почти шесть тонн героина и значительное количество опиума-сырца. При этом отмечается как продолжение общего роста контрабанды, так и возрастание доли более дорогостоящего готового продукта - героина. По мнению ряда экспертов, пока пограничникам удается задерживать не более 1/10 общего объема наркотрафика.


"Обстановка на таджико-афганской границе остается сложной. Проведение международной антитеррористической операции в Афганистане не оказало положительного влияния на масштабы выращивания опиумного мака", - говорит командующий российским пограничным контингентом в Таджикистане генерал-майор Александр Баранов.


На вопрос, готовы ли таджикские пограничники принять под охрану свою государственную границу, Баранов заявил: "Если они считают, что справятся - это их дело. Процедура передачи участков границы отработана".


Но его подчиненные были более откровенны. Офицер штаба погранвойск в районе Хамадони Хатлонской области на условиях анонимности выразил IWPR сомнение в боеспособности и готовности таджикских пограничников: "У них нет ни одного вертолета, незаменимого в горах, да и в остальном, таджикские военные обеспечены плоховато".


Эта информация вызывает тревогу, ибо идущие через границу наркокурьеры, как правило, хорошо вооружены и готовы к бою. По данным ООН, наркокурьеры, пересекающие таджико-афганскую границу, зарабатывают большие по местным меркам деньги - до тысячи долларов в зависимости от количества и качества груза. Они почти всегда идут с сильным прикрытием - афганские боевики хорошо оснащены и не боятся вступать в бой. У них имеются мобильные и спутниковые телефоны, современное оружие и приборы ночного видения.


Пополнение рядов таджикских пограничников должно произойти за счет таджикских военных, уже несущих службу в российских частях в качестве "срочников", или по контракту. Российский контингент на 99% укомплектован таджикскими солдатами срочной службы и на 71% - таджикскими контрактниками.


"Высвободятся тысячи ребят, подготовленных в российских погранотрядах, - говорит начальник военной кафедры Кулябского университета подполковник Абдулло Халимов, - Но трудно будет создать им соответствующие условия, в том числе - обеспечить высокие заработки, к которым они привыкли у россиян".


К примеру, солдат-срочник в составе российского контингента получает $52 в месяц, а контрактник - от $206 до $275, в зависимости от воинского звания, выслуги лет и места службы. Прапорщик зарабатывает от $345 до $414 в месяц. Таких денег в таджикских войсках не платят. Даже сам глава КОГГ генерал-лейтенант Азимов получает зарплату, эквивалентную $42 в месяц.


Немногие захотят служить на таких условиях, тем более на такой протяженной и неспокойной границе. Сайдалиев полагает, что многие работоспособные таджики предпочтут ездить на сезонные работы в Россию. "Легче в ту же Россию на заработки податься, вдруг повезет - не убьют, не заболеешь, а вернешься с деньгами!"


Другая проблема состоит в нехватке подготовленного командного состава. В российском контингенте лишь семь процентов офицеров и 17% прапорщиков составляют таджикские граждане. Все остальные, скорее всего, с выводом погранвойск уедут в Россию.


Таджикское правительство попытается частично обеспечить содержание погранвойск за счет местных бюджетов. В прошлом году президент Таджикистана подписал указ, по которому главы приграничных районов страны обязаны выделять средства на содержание госграницы из своих бюджетов, а также предоставить земельные участки под посевы овощей и фруктов для нужд таджикских пограничников.


"Признаться, мы сами сидим на государственных дотациях, но готовы последним поделиться с пограничниками", - говорит руководитель аппарата главы Шуроабадского района Розык Содыков.


Однако Содыков считает, что с уходом российских войск жить в области станет легче, так как в настоящее время граница поделена на зоны ответственности российских и таджикских пограничников, и это создает определенные трудности для местного населения.


"Когда утрясется вопрос о том, кто на границе "хозяин", станет легче, - говорит он. - А то сегодня более половины района мы не в состоянии задействовать, так как эта территория находится под контролем российских пограничников, кое-где заминирована, а в некоторых местах из-за опасности бандитских налетов с афганской стороны не можем даже зерновые посадить, урожай фисташковых, плодовых деревьев собрать, пастбища для частного и общественного скота организовать".


Амрохон Назаров - председатель общины Йол Шуроабадского района, в которую входят 10 деревень - считает, что границу в настоящее время по сути никто не контролирует.


"Мы в окружении пограничников двух государств, но при этом абсолютно беззащитны. Такое впечатление, что пограничников или вовсе нет на границе, или они, как шутят наши старики, закрыли границу на замок, а ключ отдали афганцам".


"В любое время дня и ночи афганцы хозяйничают в наших селах, угоняют скот целыми гуртами, уводят в заложники людей, забирают домашнее имущество, отнимают даже тот скудный урожай зерновых, что наши люди с угрозой для жизни умудряются вырастить", - сказал он.


По его словам, в ночь с 18-го на 19-е апреля 2004 года афганские контрабандисты захватили в заложники 63-летнего Халила Джалилова из селения Навочиен и 66-летнего Зоира Ниезова из селения Мульев. Попутно забрали и 4 коров. Он возмущен: "Как могли пограничники не заметить этот вояж из одного государства в другое, ведь все тропы изучены вдоль и поперек?"


Бывший начальник штаба погранбригады КОГГ на Шуроабадском направлении полковник запаса Рахмон Чолов отмечает недостаток координации между таджикскими пограничниками и их российскими коллегами. "Я семь лет возглавлял штаб погранбригады, и все это время действовал строгий приказ не проверять машины и технику российских пограничников", - говорит он.


А еще местные правоохранительные органы отмечают общее отсутствие содействия со стороны российских военных. "То обстоятельство, что охрану границы осуществляют пограничники двух государств, приносит нам, спецслужбам, большие неудобства, - говорит пожелавший остаться неназванным ответственный сотрудник Шуроабадского отдела министерства безопасности РТ. - Даже при преследовании контрабандистов мы не имеем права доступа на территорию, подконтрольную российским пограничникам, без специального допуска. А так как нарушители не согласовывают с нами своих графиков налета, ситуация застает нас неподготовленными в отношении нужных бумаг".


Имеются также сведения, что российские пограничники нередко сами занимаются контрабандой наркотиков.


5 мая спецслужбами Таджикистана был задержан прапорщик, служащий фельдшером в одной из частей российской погрангруппы в Шуроабадском районе, с 12-ю килограммами героина. По версии следствия, он уже несколько лет занимался контрабандой из Афганистана и продажей наркотиков. Ранее сообщалось, что 23 апреля на автотрассе Душанбе-Термез с восемью килограмма героина был задержан другой российский прапорщик.


Лишь время покажет, справятся ли таджикские пограничники с охраной границ лучше своих российских коллег, имея в своем распоряжении более скудные ресурсы.


Турко Дикаев - корреспондент IWPR в Таджикистане