Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Реформа полиции в Туркменистане неэффективна

Даже многократные кадровые чистки среди высшего руководства министерства внутренних дел не сократят злоупотреблений в полицеских рядах, утверждают аналитики.
By IWPR staff
Попытки реформировать правоохранительны органы Туркменистана несут в себе позитивные элементы, однако впоследствии будут иметь ограниченный результат, говорят обозреватели. По их словам для того, чтобы изменить систему полиции, которая выступает в роли «карателя», и научить ее уважать верховенство закона, необходимы фундаментальные политические и культурные изменения.

За последние шесть месяцев президент Гурбангулы Бердымухаммедов предпринял ряд шагов по реформе правоохранительных структур, в том числе увольнение министров, рокировка кадров и обязанностей, а также создание специальной комиссии по рассмотрению жалоб на полицию.

Однако аналитики утверждают, что данных мер недостаточно, по их словам необходимы комплексные преобразования как в министерстве внутренних дел (МВД), под чьим ведомством находится полиция, так и министерства национальной безопасности (МНБ), которое является преемником советского КГБ. Также они призывают к радикальным преобразованиям в подходах к работе полиции, которую традиционно воспринимают как государственный инструмент для репрессии.

Реформы силовых структур начались через месяц после, того как Бердымухаммедов пришел к власти в феврале, после создания комиссии по рассмотрению жалоб граждан на правоохранительные органы.

Также в марте из компетенции министерства внутренних дел была выведена охрана важных военных и гражданских объектов, улиц и площадей, но под его ведомство была возвращена государственная автоинспекция, которой ранее руководило МНБ.

В мае президент уволил министра внутренних дел Акмамеда Рахманова, который получил свой министерский портфель еще при прежнем президенте Сапармурате Ниязове, внезапно скончавшемся в декабре прошлого года. В том же месяце в МВД и некоторых полицейских управлениях была проведена аттестация сотрудников и проведены перестановки низших полицейских чинов.

Однако, явно данных изменений было недостаточно. 8 октября Бердымухаммедов уволил Ходжамырата Аннагурбанова – министра, которого он назначал на место Рахманова пятью месяцами ранее. Также были уволены два заместителя министра внутренних дел – Нурягды Ягмыров и Мухамметдурды Атаев.

Во время встречи в министерстве президент подвергнул резкой критике Аннагурбанова и все министерство.

«Ветры перемен словно и не коснулись МВД, где планка ответственности, компетентности, требовательности упала ниже некуда»,— сказал он, обращаясь к полицейским.

Различные нарушения среди руководства правоохранительных органов были выявлены в результате комплексной проверки, проведенной в системе МВД, и анализа большого количества жалоб туркменистанцев на «неправомерные действия соответствующих должностных чинов», которых по словам президента стало вдвое больше в последнее время.

После окончания речи Бердымухаммедова Мухамметгулы Огшуков, генеральный прокурор Туркменистана зачитал длинный перечень нарушений, которыми, по обвинениям, руководил министр, в том числе взяточничество и фабрикация уголовных дел.

Последние кадровые чистки также коснулись начальников Управления полиции столицы Ашгабат и северного Дашогузского велаята (области), которые лишились своих должностей из-за «серьезных недостатков, допущенных в работе». В своей речи президент признался в том, что более 300 полицейских было освобождено от должности за последние месяцы за различные проступки.

Серьезные кадровые преобразования коснулись министерства внутренних дел, однако изменения также произошли в руководящем составе двух других силовых структур, которые по всей вероятности обладают большим влиянием на политику.

Одновременно с увольнением Аннагурбанова президент освободил от должности министра национальной безопасности Гельдымухаммеда Аширмухаммедова, который был назначен на этот пост Ниязовым. Однако в то время как министр внутренных дел был снят с должности, потеряв при этом все льготы и привилегии военнослужащего, министра национальной безопасности всего лишь понизили до руководящей должности в Академии Полиции.

В мае президент избавился от людей, которые, по словам многих, после смерти Ниязова устроили его стремительное вступление в президентскую должность. Акмурад Реджепов руководил службой безопасности президента, военизированной структурой, не зависящей от МНБ и МВД.

Инициатива туркменского лидера по правоохранительной реформе была встречена с большим энтузиазмом отдельных граждан.

«Я считаю, что президент абсолютно прав в том, что не хочет работать с такими людьми, которые кроме как о своем кармане ни о чем не заботятся», - сказал анонимный житель Ашгабата.

Другой житель столицы поддержал идею существования комиссии по рассмотрению жалоб, которая учитывает интересы граждан.

«Сам факт существования комиссии позволит обуздать совершенно беспредельное поведение сотрудников МВД, МНБ, прокуратуры», - сказал он. – «Всем известно, что за последние годы то одно, то другое ведомство становилось в роли фаворита в глазах Ниязова, тем самым, получая некий карт-бланш на деятельность, выходящую, часто противоречащую определенной законом. Так сотрудники МВД, КНБ, прокуратуры и их первые лица обвинялись в торговле наркотиками, рэкете, похищении людей, доведения до самоубийства и т.п.».

«Сейчас первые лица государства хотят получать информацию о подобных случаях из уст потерпевших».

По словам некоторых рядовых сотрудников МВД увольнение высшего руководства было важным достижением.

«Я думаю, что сейчас [после обновления руководящего и основного состава правоохранительных органов] будет легче работать полицейским, поскольку раньше на этих должностях были мафиози, повязанные между собой темными делами», - сказал студент последнего курса Академии Полиции.

По словам обозревателей, несмотря на многочисленные увольнения реформы Бердымухаммедова пока далеки от поставленной цели.

«Полиция в Туркменистане давно стала монстром, пугающим мирное население», - поделился с IWPR один из журналистов в Туркменистане.

Юрист одной из общественных организаций Ашхабада уверен, что попытка реформировать МВД путем чисток не может быть эффективной, поскольку при увольнении руководителей, основной состав остается и работает по прежним схемам.

«Попытка реформировать МВД путем чистки кадров [руководящего состава], перестановки и наказаний вызывает множество вопросов у граждан. Например, как быть с теми рядовыми сотрудниками правоохранительных органов, которые каждый день совершают правонарушения?» - возмущается юрист.

Большое внимание уделялось реформе министерства внутренних дел, тогда как МНБ, чья роль в сборе секретной информации и наблюдении в пользу авторитарного режима всеобъемлюща, оказалось под меньшим прицелом.

«Полиция [при МВД ] полностью подчиняется МНБ, и во всем МНБ играет ключевую роль, поэтому вызывает большое сомнение отдельно взятое реформирование правоохранительных органов, это должно проводиться в комплексе с политическими преобразованиями», - говорит Вячеслав Мамедов, лидер Гражданского демократического союза Туркменистана.

Председатель Туркменского Хельсинского фонда по правам человека Таджигуль Бегмедова подчеркивает, что полиция нуждается в полной реформе идеологии и культуры.

«Нужно менять взгляды сотрудников правоохранительных органов на свою работу, так как они до сих пор уверены, что работают в «карательном органе». И самое главное в изменении взглядов полицейских должно упираться на соблюдение конституционных норм», - сказала Бегмедова.

Бегмедова говорит, что, несмотря на некоторые улучшения в системе, связанные с приходом Бердымухаммедова, ответственность правоохранительных органов перед законом не усилилась.

«Изменения лишь в том, что раньше Ниязов держал всех в узде и у людей был страх, сейчас эта узда смягчилась, ее нет, но нет и закона и боязни перед законом», - сказала она.


Статья подготовлена сотрудниками IWPR в Центральной Азии