Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Рахат Алиев создает себе образ борца с криминалом

В своем стремлении пойти по стопам своего тестя, Рахат Алиев - второе лицо в руководстве КНБ и зять президента Назарбаева – явно не жалеет сил на саморекламу
By IWPR

Как отмечают наблюдатели, генерал всерьез занялся своим имиджем. Участились случаи появления его на телеэкране. По некоторым данным в его окружении замечены имиджмейкеры.


Всякое телевизионное явление генерала Алиева обставляется с глубоким смыслом. Каждый раз он, и его подчиненные предстают в качестве борцов со злом, будь то торговцы наркотиками или разворовывающие страну бизнесмены.


Материалы в контролируемых генералом СМИ сознательно подаются так, чтобы у зрителей формировалось мнение что доблестные КНБ-шники в отличии от коррумпированных полицейских, налоговиков и таможенников честно выполняют свой служебный долг.


Очевидно, что решается задача создания положительного образа КНБ, как единственной структуры сумевшей избежать коррупции. Но это не самоцель.


Главное это подтекст, который присутствует в каждой информации. Если генерал Алиев может навести порядок в подведомственной ему службе, то он сможет это сделать и в рамках всей страны.


Самый последний пример это беспрецедентная акция возврата из Конго, в конце прошлого месяца, транспортного самолета АН-12, проданного с нарушениями законодательства казахстанской компанией "Инфракос".


По распространенной самим КНБ информации, полтора десятка казахстанских командос прибыв в Конго, захватили там самолет и прилетели на нем в Алмату.


Сразу по прибытию самолета в аэропорт Алматы, перед объективами телекамер устраивается целый спектакль, где дюжие КНБ-шники, (почему-то в масках) охотно позируют перед журналистами.


А сам Рахат Алиев, говорит об успешности операции, проведенной его подчиненными, и обещает, что отныне КНБ не позволит чтобы принадлежащая государству собственность распродавалась за бесценок.


Психологически, с точки зрения PR, все очень грамотно: народу импонирует, сильная личность способная решительно пресекать растаскивание государственной собственности.


Правда вызывает сомнение сам факт того, что полтора десятка казахстанских Рембо, в камуфляже и масках пробрались в Конго и угнали оттуда огромный самолет.


Этот самолет пролетев над территориями нескольких государств, и, по-видимому, совершив в некоторых из них посадки, без каких либо препятствий оказался в Алматы. Все это более чем сомнительно.


Но если предположить, что все это действительно имело место, то возникает вопрос о правовой стороне акции.


Никто из казахстанских СМИ, сообщивших об этой акции, даже не заикнулся о правомерности действий КНБ, о, по сути дела, бандитских методах примененных спец. службами.


Сомнительно, чтобы проданный самолет действительно так понадобился Республике Казахстан, что понадобилось посылать своих крутых вышибал, отбирать эту авиа рухлядь назад.


Очень похоже, что вся эта одиссея понадобилась только для того, чтобы высветить активность КНБ и его молодого начальника.


Но генерал Алиев, формируя свой имидж, серьезно нарушил нормы международного права.


То, что сделало спец. подразделение КНБ Казахстана, по сути, есть разновидность терроризма, с той лишь разницей, что захват чужого самолета (юридически он все же был продан в Конго) не сопровождался какими либо требованиями.


Можно предположить, что, решая свои имеджмейкерские задачи, генерал Алиев не подумал о том, как будет выглядеть эта акция с точки зрения международного права.


А последствия для авторитета Казахстана от этой силовой акции казахстанских силовиков могут оказаться более чем серьезными. Страна, которая при решении спорных международных имущественных вопросов применяет спец. службы, однозначно может быть отнесена в разряд террористических.


Трудно предположить, что этого хотел генерал Алиев. Возможно сказалась молодость, неопытность, юридическая неосведомленность.


Если, действительно, сотрудники казахстанского КНБ летали в Конго на разборку с местными авторитетами, то это элементарное мальчишество. Возможно акция смелая, дерзкая, но бесконечно далекая от трезвой и взвешенной политики.


Но если это так, то возникает вопрос, насколько соответствует господин Алиев должности руководителя такого серьезного ведомства как КНБ. Более того, если верны предположения, о его амбициях в отношении президентского кресла, то становится более чем очевидным, преждевременность его политических претензий.


Но, повторимся, это все имеет смысл только в том случае, если рассказанное КНБ-шниками соответствует истине.


Есть другая версия, что вся эта героическая эпопея с угоном из далекого Конго самолета не более чем, придуманный имиджмейкерами Рахата Алиева спектакль, призванный показать крутизну молодого генерала.


Скорее всего, не было никакого угона, и никто не летал в Конго. Просто удалось договориться на каких-то условиях с новыми хозяевами АН-12 о его возврате назад. Все остальное вопрос умения держать язык за зубами и артистических способностей генерала Алиева и его подчиненных.


Вот тогда становится понятным, почему прилетевшие из Конго казахстанские контрразведчики были в камуфляже и в масках. (Не могли же они в таком виде разгуливать по Конго!).


Понятно, что и камуфляж и маски понадобились для эффектности PR-ского спектакля. Кстати, маски нужны были еще для того, чтобы новоявленных специалистов по угонам самолетов, якобы летавших в Конго, случайно не узнали в теле-новостях родные и знакомые.


Если следовать этой версии, то опять же становится понятным заявление КНБ, что угон самолета не сопровождался его захватом. Трудно себе представить, чтобы новый владелец самолета сам добровольно отказался от своей собственности, если бы не было договоренности о компенсации.


Понятно, что в этом случае претензий с конголезской стороны не будет, а это означает, что обвинений в терроризме в адрес Казахстана не последует


Формирование образа справедливого, честного руководителя, стоящего на страже государственных интересов, способного порой круто расправиться с врагами отечества началось в прошлом году.


Первой ласточкой начала этой кампании явилась статья в контролируемой Алиевым газете “Новое поколение” где его напрямую сравнили с комиссаром Катаньи – борца против мафии из известного итальянского телесериала.


Судя по постепенному, неторопливому режиму раскрутки PR-кампании -это долгосрочная программа, рассчитанная на длительный срок.


Это косвенно подтверждают, планируемые съемки нового детективного сериала о подвигах КНБ. В настоящий момент срочно заканчиваются съемки известного казахстанского сериала "Перекресток" с тем, чтобы на его материально-технической базе начать съемки этого детектива.


По-видимому, данный сериал, будет еще одной составляющей общей PR-кампании Рахата Алиева. В этом случае, уверены наблюдатели, сериал будет посвящен опять же формированию положительного образа спецслужб.


По имеющимся данным основной заказчик и финансист проекта КНБ. Это не означает, что деньги будут поступать непосредственно из этого ведомства.


Скорее всего, что будет применена распространенная в Казахстане практика добровольно-принудительного спонсорства со стороны коммерческих структур.


Это когда коммерческую фирму заставляют перечислять деньги под видом добровольного пожертвования на те или иные мероприятия, в которых заинтересованы влиятельные лица.


Теперь уже мало кто сомневается, что первый зять действующего президента всерьез вынашивает планы занять президентское кресло. Кампания по его продвижению на политическом небосклоне уже началась. Пока не ясно стоит ли за этим желание только самого генерала, или его выдвигает Семья.


В первом случае, ему, скорее всего, придется пропустить вперед того, кого назначит после себя Назарбаев. Во втором - следует ожидать форсирования его PR-кампании и развития событий в ускоренном режиме.


Сергей Дуванов - регулярный автор статей для IWPR.