Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Расхищение исторического наследия идет полным ходом

Нищие афганские крестьяне заняты раскопками и распродажей археологических ценностей.
By Walid Baidar

Нищие афганские крестьяне ведут нелегальные раскопки и за бесценок распродают культурное достояние нации пакистанским перекупщикам.


После свержения режима талибов этот незаконный бизнес расцвел невероятно. У новых кабульских властей нет возможности остановить подпольных «археологов», да и не до того им сейчас…


В последнее время число нелегальных раскопок увеличилось более чем в два раза. Находят буддийские реликвии, монеты, драгоценности, утварь, и все это вскоре оказывается на печально известном андаршарском базаре в пакистанском Пешаваре и моментально скупается западными антикварами.


Места особо успешных раскопок известны всем. Руководствуясь древними картами, перекупщики отыскивают затерянные поселения в восточных провинциях Нангаргар, Лагман и Кунар.


В марте корреспондент IWPR стал свидетелем подобных раскопок в селениях Вазир и Завии в округе Хогхьяни провинции Нангаргар. Организатор нелегальных раскопок, пакистанец, представился как местный житель по имени Мохаммад Зариф. У него свой магазин на андаршарском базаре.


Раскопки велись вблизи поселений, на двух холмах, которые, по предположениям Зарифа, хранят множество древних реликвий буддийской цивилизации, существовавшей в этих краях более 2 тысяч лет назад. «У нас с моим афганским помощником есть древние карты. По ним мы и определяем будущие места раскопок», - сообщил он.


Местным крестьянам Зариф платит за работу вперед, а на законы, запрещающие подобные нелегальные раскопки, не обращает никакого внимания. «На государственной территории копать, может, и запрещено, но мы здесь ведем раскопки по инициативе местных жителей. Они говорят, что это их земля, и все, что находится на ней и в ней – их личная собственность. Так что придраться тут не к чему», - уверяет пакистанец.


В соседних округах Шерзад, Пачир и Агам, Сурх-роад, Родат и Хаскамина тоже вовсю копают.


В Шерзаде раскопки ведутся на холмах близ селений Туту и Нари-таба. Недавно здесь были найдены две буддийские скульптуры высотой полтора метра каждая. «На этих каменных изваяниях были вырезаны очень тонкие узоры. Скульптуры были очень красивые, тонкой работы, - рассказывает житель селения Туту Абдул Хашим, который руководил раскопками. - Господь помог нам не повредить их при раскопках».


В районе Сурх-роад местные жители вели раскопки десять дней подряд, но безрезультатно. Однако выбранное для раскопок место у селения Балох известно тремя статуями Будды, найденными еще до талибов. Поэтому местные «археологи» не теряют надежды и продолжают копать.


«Мы завтракаем, потом берем лопаты и кирки и идем копать на вершину холма, - говорит житель селения Балох, представившийся как Шахсавар. - По традиции каждый искатель протыкает себе указательный палец. Это приносит удачу».


Причины повального увлечения кладоискательством очевидны. «Мы каждый день слышим, что кто-то где-то нашел такое-то количество монет и получил за это столько-то денег, - поясняет житель округа Родат, представившийся Эзатуллой. - Работы у меня нет, так что я тоже решил начать копать землю».


Другой «кладоискатель», уже в соседней провинции Лагман, своей работой доволен. «С начала раскопок я уже заработал более 100 тысяч рупий», - хвалится местный житель, назвавшийся Мохаммеджаном. Ему известно, что то, чем он занимается – противозаконно, но обстоятельства не оставляют ему выбора. «Я беден, а семья у меня большая – 20 человек. Всех надо накормить и одеть, - рассказывает он. - Я пробовал искать другую работу, но ничего не вышло. Занимаясь раскопками, я, по крайней мере, семью могу содержать».


Глава Отдела информации и культуры провинции Нангаргар Маулави Анвар уль-Хак откровенен: «Все эти раскопки ведутся нелегально. Мы о них знаем, но контрабандисты подкупили лидеров местных вооруженных группировок, и те их охраняют».


«Мы поставили этот вопрос перед главой Собрания провинции Нангаргар Хаджи Кадиром, но у него сейчас слишком много политических забот, - сожалеет Анвар уль – Хак. - Кроме того, местные полевые командиры имеют на местах больший авторитет, чем глава провинциального Собрания. У него власть – чисто номинальная».


И все-таки Маулави Анвар уль-Хак надеется, что ситуация изменится к лучшему. «Временной администрации осталось работать всего два месяца, - говорит он. - Новому правительству придется этой проблемой заняться. А пока у нас нет ни возможностей, ни полномочий, чтобы пресечь деятельность нелегальных археологов».


Валид Байдар – псевдоним журналиста, работающего в Джелалабаде