Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РАСТУЩАЯ ПОПУЛЯРНОСТЬ ЦЕРКВИ МУНА В КЫРГЫЗСТАНЕ ВЫЗЫВАЕТ УДИВЛЕНИЕ

Почему некоторые из публичных лидеров страны выражают свою поддержку иностранной религиозной организации?
By Astra Sadybakasova
, более известной как Церковь Муна, вызвало шок у многих наблюдателей, которые сочли это нарушением политики разделения церкви и государства.



Критики считают, что иностранные религиозные группы с миссионерскими намерениями ищут дружбы с власть имущими для того, чтобы последние позволили им свободно заниматься в стране своей деятельностью.



Скандал начался с приезда Хак Джа-Хан Мун, жены основателя Церкви объединения преподобного Сан Мен Муна. Она прибыла в Кыргызстан 18-го июня, где на специально организованной церемонии, которую транслировали по национальному телевидению, её встретили политические лидеры и академики.



Преподобный Мун и г-жа Мун стоят во главе Церкви объединения во всем мире – церкви, которая ставит перед собой задачу объединить все христианские конфессии.



Визит в Кыргызстан стал частью мирового турне г-жи Мун, в которое она отправилась для продвижения мира на земле и семейных ценностей. И то, и другое являются основными составляющими восприятия мира Церкви объединения.



На самой церемонии главе одной из районных администраций Бишкека, ответственному секретарю по делам ЮНЕСКО, а также четырем ректорам университетов и колледжей были вручены сертификаты о присвоении им почетного титула «послов мира».



Вскоре последовала незамедлительная реакция, содержащая открытую критику в адрес официальных лиц за публичное присоединение к Церкви объединения.



НПО «Форум молодых политиков» направило 22-го июня президенту и премьер министру критическое заявление, гласящее о том, что участвовавшие в церемонии официальные лица нарушили конституцию и закон об общественной службе, которые требуют отделения светских государственных институтов от религии.



«Не исключено, что данное мероприятие проходило не без ведома высшего руководства страны», - сказал IWPR Алишер Мамасалиев, член координационного совета Форума молодых политиков. - «Если не с одобрения, то с молчаливого согласия. В противном случае мунистам не стали бы предоставлять зал филармонии. А чиновники за участие в собрании мунистов понесли бы административные взыскания».



В заключение он сказал, что все участвовавшие в церемонии чиновники должны понести наказание, вплоть до отставки.



Мамасалиев сказал, что после высказанной им критики, он получил несколько телефонных звонков с угрозами в свой адрес. «Это значит, что за сектой Муна в Кыргызстане стоят влиятельные люди», - говорит он.



Заместитель министра образования Каныбек Осмоналиев отдельно заявил, что со стороны ректоров ведущих университетов страны было неверным шагом принять участие во встрече с г-жой Мун. Он также сказал, что министерство не позволит сотрудникам университетов активно участвовать в деятельности религиозных групп.



«Мы не поддерживаем такого шага, потому что это противоречит нашему базовому законодательству и Конституции страны, - заявил он, - как только мы получим официальные документы, будем персонально работать с каждым ректором».



В Кыргызстане начинают выражать обеспокоенность, тем, что страна становится все более уязвимой перед агитацией иностранных религиозных групп, которые, также как и в других странах бывшего Советского Союза, находят здесь все больше и больше последователей, особенно среди тех, кто остался за чертой бедности с момента обретения независимости в 1991 году. С того времени здесь произошел настоящий наплыв таких групп, в большинстве своем христианских.



Две основные конфесии Кыргызстана – мусульмане и православные христиане – остаются крайне недовольными таким количеством обратившихся в иностранные религиозные течения, поскольку сами они не занимаются агитацией с целью обращения как мусульман в христиан, так и наооборот.



По словам политического обозревателя Дмитрия Орлова: «В Кыргызстане слабы как сама власть, так и общество, поэтому тоталитарные секты, в числе которых секта Муна имеют в стране хорошее влияние. Дело в том, что по настоянию международных институтов в Конституцию Кыргызстана когда-то была введена статья о свободе совести. Она и подорвала авторитет церкви и мечети, разграничив поле деятельности различных сект».



Критики опасаются, что, принимая во внимание глобальную распространенность Церкви объединения с её значительными финансовыми ресурсами и практикой обретения политической поддержки в других странах, это религиозное течение благодаря политическим связям может очень быстро найти опору в Кыргызстане.



Церковь объединения ищет расположения кыргызских политиков уже на протяжении определенного времени и, похоже, что с определенным успехом. На это указывает тот факт, что во время визита преподобного Муна в Кыргызстан в октябре 2005 года, для встреч со своими последователями ему была предоставлена государственная резиденция Ала-Арча.



Председатель государственной коммиссии по правам человека Кыргызстана Турсунбек Акун был также удостоен титула «посол мира» во время своего визита в Южную Корею.



После получения титула Турсунбек Акун опроверг свою причастность к Церкви объединения, сказав, что как защитник прав человека он всего лишь разделяет анти-военные взгляды Федерации за всеобщий мир – организации, связанной с церковью Муна.



Сотрудник государственого агенства по вопросам религии Каныбек Маматалиев считает, что Церковь объединения находит «лиц, наделенных властью или имеющих общественно-политический вес, ... и стремится присвоить [им] всевозможные громкие титулы».



«У нас же Муну пока открыты все двери», - заключает Каныбек Маматалиев.



Политический обозреватель Дмитрий Орлов считает, что вербовка высокопоставленных фигур в свои ряды – это стандартная тактика Церкви объединения. Тем самым они получают «защиту» в каждой из стран, где намерены активизировать свою деятельность.



Однако, члены этой церкви в Кыргызстане заявляют, что они занимаются лишь добрыми делами.



Только в Бишкеке около 200 молодых последователей живут вместе в одном многоэтажном здании. Их лидер Александр Фокин настаивает на том, что группа не является «сектой» - понятием в Кыргызстане уничижительным, – а помогает молодым людям трудоустроиться и обрести жизненные навыки.



«Молодежь сама тянется к нам, а мы идем им навстречу», - уверяет Фокин.



Официальные представители мусульманского духовенства никак не прокомментировали произошедшее, однако отец Николай из бишкекской православной церкви сообщил, что не принял приглашения к участию во встрече.



«Я должен был получить титул посла мира, но проигнорировал приглашение, потому что православная церковь ничего не имеет общего с сектой Муна. Это организация недуховного плана, она преследует исключительно корыстные цели», - говорит священнослужитель.



Астра Садыбакасова, корреспондент газеты Аргументы и факты в Кыргызстане. Нургуль Омыралиева, стажер IWPR.