Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РАССЛЕДОВАНИЕ ДАГЕСТАНСКОГО ВЗРЫВА ПРОХОДИТ КАК БЫ 'В ТЕМНОТЕ'

Официальные источники указывают на одного из дагестанских боевиков как как на виновника бойни во время военного парада на прошлой неделе. Однако ответа на многие важные вопросы по-прежнему нет.
By Sergei Rasulov

Российские официальные структуры называют главного подозреваемого в ужасном взрыве, который произошел неделю назад во время парада в дагестанском городе Каспийске, посвященного Дню Победы. Однако все старания установить мотив преступления до сих пор были безуспешными.


С трех дагестанцев, первоначально задержанных по подозрению в причастности к взрыву, в результате которого 42 человека были убиты и 90 ранены, обвинения сняты. Теперь правоохранительные органы обвиняют Раппани Халилова, малоизвестного дагестанского боевика, который, как говорят, прячется в Чечне. Но никто не объясняет почему.


Очевидно, что целью тех, кто взорвал противопехотную мину, начиненную кусочками стальной проволоки и равную по своей взрывной силе трем килограмма динамита, было произвести максимальный разрушительный эффект. Бомба, установленная в кустах у дороги, где были толпы людей, взорвалась в тот момент, когда мимо проходил маршем духовой оркестр.


Отрывки из любительского видеофильма, снятого каспийским жителем и впоследствии продемонстрированного по телевидению, показывают военный оркестр, исполняющий праздничную мелодию, непосредственно перед тем, как в следующий момент его поглощают клубы черного дыма. Слышатся крики. А когда дым рассеивается, взору открываются лежащие вокруг глубокой воронки окровавленные тела солдат в камуфляже и просто людей, находившихся там.


Двадцать два человека, включая шестерых детей, погибли на месте, около 110 других были госпитализированы. К воскресенью еще двадцать человек скончались от полученных ран. Среди погибших оказались 21 дислоцированный в Каспийске солдат, в большинстве музыканты, участвовавшие в параде, и 13 детей, бежавших впереди оркестра.


Через час после взрыва, когда корреспондент IWPR приехал на место событий, там стояли лужи крови и всюду были клочки одежды, обуви, обрывки нот.


32-летний Алимагомед Исаев находился в толпе на расстоянии нескольких десятков метров от эпицентра взрыва. "Сначала люди, запаниковав, бросились в разные стороны", - рассказывает он. - "Но затем они быстро вернулись, чтобы помочь стонущим раненым. Остолбеневшие от отчаяния, они не знали, что делать; женщины, двигаясь между изуродованными телами, истерически рыдали. Затем мы стали переносить покрытые кровью тела в машины и отвозить их в больницы".


Спустя два часа после взрыва, когда территория уже была огорожена, а эксперты исследовали осколки бомбы, федеральная служба занялась составлением первых списков погибших. Молодой лейтенант громко выкрикивал имена: "Александр Кравченко, Сергей Басс...


Рядом с ним, закрыв руками лицо, по которому текли слезы, стоял суровый майор в черном берете. "Суки, суки", - повторял он.


Каспийск с населением в 70 000 человек является штаб-квартирой российских федеральных пограничных и военно-морских сил, дислоцированных в Дагестане.


Взрыв произошел за несколько минут до того, как на митинге в Москве, посвященном Дню Победы, должно было состояться обращение президента Путина к ветеранам Второй мировой войны. Показав, насколько серьезно он воспринял происшедшее, Путин обещал лично заняться расследованием взрыва. Он поручил начальнику контрразведки Николаю Патрушеву возглавить группу следователей и докладывать о результатах расследования непосредственно президенту.


Странно, но власти не стали обвинять чеченских повстанцев в причастности к взрыву. Выступая по национальному телевидению, уполномоченный представитель президента России в Южном федеральном округе Виктор Казанцев призвал россиян не делать подобных заключений.


Сами повстанцы отрицают какую бы то ни было причастность к случившемуся. "Чеченцы и те, кто поддерживает чеченцев в их борьбе, не имеют ничего общего с подобными акциями, потому что это сыграло бы на руку нашим врагам", - такое заявление сделал 10 мая на веб-сайте сепаратистов Chechenpress.com представитель сепаратистского лидера Аслана Масхадова Ахмед Закаев.


Однако в тот же самый день Патрушев, который перебрался в Дагестан с целью лично вести расследование, заявил, что взрыв "мог быть результатом происходящего на территории Чечни".


Три дагестанских подозреваемых были задержаны в Санкт-Петербурге 11 мая, после чего их переправили в столицу Дагестана Махачкалу. Через день подозрения в причастности к акции 9 мая были сняты, однако все трое продолжали оставаться под арестом - на этот раз по подозрению в причастности к другим взрывам на территории Дагестана.


Позднее министр внутренних дел Дагестана Адилгирей Магомедтагиров выдвинул обвинения против Раппани Халилова, боевика дагестанского происхождения, действующего в Чечне. Министр заявил о том, что Халилов прячется в Ножай-Юртском районе в восточной части Чечни. "Как министр внутренних дел я клянусь, что он будет либо пойман, либо уничтожен", - заявил Адилгирей Магомедтагиров журналистам в Махачкале, добавив, что именно его министерство, а не федеральные силы, выполнят эту операцию.


Согласно данным дагестанского министерства внутренних дел, в 15 террористических актах, осуществленных на территории Дагестана в течение последних восьми месяцев, Халилов использовал около 40 боевиков. Впервые его имя всплыло в связи с преступлением в Махачкале в январе, когда 7 солдат были убиты и 20 ранены в результате взрыва бомбы, установленной рядом с военным грузовиком. Заместитель генерального прокурора России Владимир Колесников заявил, что большинство боевиков из группы Халилова проходили подготовку в Чечне, Панкисском ущелье Грузии, в Афганистане и Пакистане.


Одновременно в Дагестане активно муссируются и другие версии. Каспийск уже был в ноябре 1996 года местом другого террористического акта, направленного против российских военнослужащих. Тогда в многоквартирном доме, где жили пограничники со своими семьями, была взорвана бомба. В результате погибли 68 человек. Виновные в этом преступлении остались безнаказанными, а случившееся многие связали с борьбой за контроль над прибыльной торговлей икрой. Существует мнение, за новым терактом стоит этот же контрабандный бизнес, а не радикальные исламисты.


По другой версии, которая также активно обсуждается в местной прессе, целью устроивших взрыв было подорвать репутацию дагестананского лидера Магомедали Магомедова накануне выборов президента республики, которые назначены на июнь. Ожидается, что Магомедов будет единственным кандидатом на пост, который он занимает с 1994 года.


Однако известный дагестанский социолог Энвер Кисриев называет эту версию неправдоподобной. "Подобные объяснения имели бы смысл, если существовала бы вероятность того, что теракт ухудшит отношение Москвы к Магомедову", - говорит Кисриев. "Однако сегодня как позиции Магомедова в республике, так и поддержка его со стороны Москву, необычайно сильны".


Сергей Расулов, коореспондент "Нового дела" и Наби Абдулаев. корреспондент "The Moscow Times".