Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

РАБОТАЮЩИЕ ДЕТИ БАКУ

Чтобы прокормить себя и своих родных, дети из бедных семей идут работать. Нарушен закон, но правительство этого как будто не замечает.
By Tamara Grigoryeva
К остановке подъехал, скрепя старым железом, автобус. Дверь открылась, выбросив впереди всех других пассажиров тощего мальчонку в рваных джинсах и шерстяной сорочке. Одной рукой собирая со спускавшихся пассажиров плату за проезд, другой он ожесточенно скреб голову. Потом, крикнув водителю «Поехали!», он прыгнул назад в автобус и закрыл за собой дверь.

Этого юного контроллера зовут Ахмед Мирзоев. Ему двенадцать, но выглядит он намного младше. По его словам, этой работой он занимается уже два года.

«Когда мне было восемь лет, мой отец уехал в Москву, - с грустью в голосе сказал Ахмед, теребя в руках тоненькую вязаную шапку. – Здесь, в Баку, он зарабатывал мало, вот ему и пришлось уехать. В Москве он нашел себе работу на рынке. Поначалу он присылал нам кое-какие деньги, а потом вдруг исчез. Некоторые его друзья говорят, что у него там другая семья».

Ахмед рассказал, что его мать не могла содержать себя, Ахмеда и его сестру на 60 манатов (69 долларов США) – именно столько составляет ежемесячное пособие, выплачиваемое их семье государством. Поэтому ему пришлось бросить школу и начать работать контроллером на автобусе, принадлежащем его соседу.

«Я зарабатываю один, а иногда даже два маната в день», - говорит он, и в его словах звучит гордость.

«Это не много, но все-таки помощь матери. Жаль, что мне пришлось уйти из школы. Там у меня было много друзей. Теперь я иногда я вижу, как они со своими учебниками возвращаются домой».

Ахмед верит, что однажды отец вернется домой, и тогда он сможет опять ходить в школу.

«Денег, которые дает нам государство, не хватает даже на хлеб, - с вздохом сказала мать Ахмеда Айтен Мирзоева. – Я хотела бы, чтобы мой сын вернулся в школу и имел, как и все дети, счастливое детство».

14-летняя Динара Ахундова - невысокая, с длинной черной косой и карими глазами – тоже бросила школу, чтобы работать. Ее мать торгует на рынке. Динара помогает ей раскладывать товар на прилавке, и иногда сама обслуживает покупателей. «Здесь маме приходится столько всего делать, что иногда она не справляется, потому-то я здесь», - сказала Динара, улыбаясь.

«Я не очень сожалею о том, что оставила школу, - продолжила она, накручивая на указательный палец кончик своей косы. – Я умею писать, считать и читать. Я проучилась в школе семь лет – это, я думаю, достаточно».

Точной статистики о том, сколько детей, таких как Ахмед и Динара, работают на улицах Баку, нет. По некоторым данным, их несколько сотен.

Азербайджанское законодательство запрещает использование труда несовершеннолетних, однако власти не предпринимают практически никаких усилий для того, чтобы пресечь эту практику. По словам эксперта программы Американской ассоциации адвокатов ABA CEELI Анара Джанмаммадова, желания попытаться решить эту проблему не проявляет ни одна из государственных структур.

«В советские времена этой проблемой занимались несколько отделов Коммунистической партии. Теперь - в период перехода от авторитарного советского режима к демократии – все очень сложно», - сказал Джанмаммадов.

Хотя правительство обеспечивает бедные семьи денежной помощью, во многих случаях она оказывается недостаточной. Заполнить этот недостаток пытаются неправительственные организации. Одна из них Ишикли Эв (что в переводе с азербайджанского означает «светлый дом»), которая начала функционировать в 2002 году.

«Дети из бедных семей и те, у кого нет родителей, обедают здесь. Еще мы им даем теплую одежду и обувь», - сказала основатель и глава Ишикли Эв Судаба Ширалиева.

По словам Ширалиевой, ежедневно ее центр посещают 40-50 детей, которых там не только кормят, но и учат читать, писать, рисовать и играть в футбол. Все учителя волонтеры из другого НПО Центр добровольца.

«Дети узнают от своих соседей, что есть такое место, где они могут поесть, а также учиться», - сказала Ширалиева.

Аслан Хаджиев – худенький мальчик десяти лет, одетый в спортивный костюм – приходит в Ишикли Эв почти каждый день. Его отец умер во время войны из-за Нагорного Карабаха. Аслану тогда было всего четыре месяца. Потом он жил вместе с матерью в городе Сумгаит.

«Я не знаю, где теперь моя мама, - сказал Аслан, стыдливо опустив глаза. – С тех пор, как она привезла меня в Баку, я не видел ее три года».

Аслан никогда не ходил в школу, и у него нет дома. Он не хочет попасть в детский дом: «другие дети говорят, что там плохо». Вот он и живет на улице, ночью спит на вокзале Баку, где-нибудь под мостом или в подъезде какого-нибудь дома.

«Я зарабатываю достаточно денег, чтобы выжить, продавая на улице семечки или батарейки, - сказал Аслан. – Как-то я встретил другого мальчика – Илькина, он продает жвачки в метро. Он и рассказал мне об Ишикли Эв. С тех пор я часто прихожу сюда. Здесь я научился читать и писать, а еще играть в футбол».

В Ишикли Эв у Аслана появились друзья, а педагоги, говорит он, очень дружелюбны по отношению к детям.

«Проблема в том, что почти никто нам не помогает, - сказала Шуралиева. – Только UNICEF и британское посольство помогают Ишикли Эв с оборудованием и продовольствием».

«Неделю назад, когда весь город был покрыт снегом, бездомные дети замерзали от холода. Наши добровольцы нашли некоторых из них: свернувшиеся в калачик, они были похожи на беспризорных котят».

«Мы написали письма с просьбами о помощи всем министерствам, на нас не хотят слышать. Люди, если у вас есть деньги или желание, пожалуйста, помогите нам!»

Тамара Григорьева, корреспондент информационного агентства APA, Баку