Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Пуштунские племена могут образовать собственное государство

Исламабад опасается, что поражение талибов может подтолкнуть пакистанских и афганских пуштунов к образованию собственного государства.
By Shiraz Paracha

Официальный Исламабад выражает опасение, что если Америка не обеспечит формирование в Афганистане по-настоящему представительного нового правительства, афганские пуштунские племена вместе со своими этническими собратьями в Пакистане вновь, как много лет назад, потребуют образования независимого пуштунского государства.


Северный альянс, который, правда, пользуется поддержкой одной небольшой пуштунской группировки, не приветствует перспективу вхождения в новое афганское правительство представителей пуштунского национального большинства, считая пуштунов сторонниками талибов.


В свою очередь, афганские пуштуны не желают, чтобы ими управляла коалиция нацменьшинств.


Этот вопрос будет обсуждаться на переговорах в Бонне 26 ноября, проводимых с участием ООН и представителей Альянса. Одной из предпосылок этих переговоров является заявленное северянами стремление к образованию представительного афганского правительства, однако многие афганцы не рассчитывают на успешный исход боннской встречи.


Северный альянс настаивает на том, что, имея поддержку одной из пуштунских фракций, он в состоянии сформировать представительное правительство. В то же время, большинство афганских пуштунов не без основания полагают, что те из их собратьев, которые присоединились к Северному альянсу, не считают их «истинными» пуштунами.


Если пуштунское большинство не будет должным образом представлено в новом афганском правительстве, существует вероятность реставрации идеи об образовании независимого пуштунского государства – Пуштунистана, в которое войдут как афганские, так и пакистанские пуштунские племена.


Исламабад опасается, что какая-либо из пуштунских общин, населяющих приграничные районы Пакистана и Афганистана, может разжечь в стране межэтнический конфликт, в частности, с пенджабским национальным большинством Пакистана.


Пакистан является федерацией, образованной из четырех провинций. В самой большой из них – Пенджабе – проживает 63% населения страны. Пуштунские племена в основном населяют Северо-западную пограничную провинцию (СЗПП). Отношения между этими двумя провинциями никогда не были безоблачными.


Бывший пакистанский министр провинциального уровня Хабиб Уллаха Хан Кунди уверен, что раздел Афганистана на пуштунскую и непуштунскую части будет иметь самые серьезные последствия для Пакистана. «Афганские пуштуны могут в этом случае потребовать присоединения к Пакистану, а это неприемлемо для Пенджаба», - говорит Кунди.


Стремясь предотвратить втягивание Пакистана в межэтнический конфликт, официальный Исламабад настаивает на формировании широкой представительной администрации в Афганистане. По мнению Исламабада, если Вашингтону удастся обеспечить широкое участие пуштунов в послевоенном афганском правительстве, вопрос о Пуштунистане не встанет.


«США могут заставить Северный альянс смириться с участием пуштунов в правительстве. Ведь пуштуны – самая многочисленная национальная общность в Афганистане», - говорит бывший Министр иностранных дел Пакистана Ага Шахи.


«Мы не собираемся вмешиваться во внутренние дела Афганистана. Мы просто стараемся избежать раскола в пакистанском обществе. У нас живет много пуштунов, культурно и исторически тесно связанных со своими соплеменниками в Афганистане».


Идея о разделении страны и образовании Пуштунистана играет заметную роль в политической жизни Пакистана с самого провозглашения его независимым государством в 1947 году. Кабул неоднократно заявлял претензии на СЗПП, считая ее афганской территорией.


Опасаясь раздробления страны, влиятельные пакистанские спецслужбы в ответ провоцировали разногласия и расколы среди афганских пуштунов.


Во время советско-афганской войны 1979-1989 гг. Исламабад поощрял формирование в Афганистане соперничающих политических партий. С целью усиления их взаимной подозрительности и неприязни пакистанские власти оказывали им финансовую поддержку на неравной основе.


В итоге Пакистан поддержал движение «Талибан», состоявшее по преимуществу из пуштунов, находившихся в оппозиции тогдашнему – тоже пуштунскому - правительству Афганистана. Дело в том, что талибы, или «студенты», объединились скорее по религиозному, а не этническому признаку, что идеально устраивало Исламабад.


Военное поражение талибов лишило Пакистан возможности диктовать свои условия к северу от своих границ, так как многие пуштуны как в Афганистане, так и в Пакистане отвернулись от «студентов».


«Они назначили на руководящие посты иностранцев, таких, как бен-Ладен. Какие же они пуштуны, если ставят арабов и африканцев выше афганцев. Эти иностранцы принесли разорение на землю пуштунов», - заявил Хаджи Мухаммад Адил, один из лидеров Пуштунской национальной партии Пакистана и бывший спикер ассамблеи СЗПП в Пешаваре.


Некоторые видные деятели пуштунского национального движения считают, что пришло время возродить идею о создании независимого пуштунского государства.


Если переговоры с Северным альянсом в Бонне принесут успех, это рассеет опасения пакистанского правительства, но если Северный альянс будет настаивать на полном контроле над Афганистаном, весьма вероятно, что афганские пуштуны пожелают воссоединиться со своими братьями в северном Пакистане.


Шираз Парача - редактор южно- и центрально-азиатских новостей одного из лондонских информационных агентств. В 1997-1998 гг. работал корреспондентом в пакистанском городе Пешавар, на территории Северо-западной Пограничной провинции и племенных автономий Пакистана, откуда вел репортажи о событиях в Афганистане.