Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Профилактика птичьего гриппа по-туркменски

В Тукрменистане до сих существует запрет на употребление птичьего мяса, хотя прошло больше полгода с тех пор, как на Каспийском побережье были обнаружены тушки дохлой перелетной птицы с подозрением на птичий грипп.
By IWPR
Запрет ударил, в первую очередь, по производителям куриного мяса и потребителям, так как из широкой продажи исчезли окорочка, куриные тушки, а в предприятиях общественного питания все еще запрещены блюда из птицы.

На сегодяшний день, многие из тех, кто занимался производством курятины были вынуждены закрыть свой бизнес. А те, кому удалось сохранить производство вынуждены, продавать по низкой цене торговцам, которые в обход запрету реализуют курятину из-под полы.

В торговом центре «Гулистан» в Ашхабаде на витрине кур нет, но предприимчивые продавцы предлагают ее шепотом, мол если куры нужны, то они могут их предложить, но в два раза дороже.

Сельчанин Байрамгельды Атаев, проживающий в Гекдепинском этрапе Ахалского велаята в 40 километрах от Ашхабада один из тех, кому удалось сохранить бизнес, который явялется единственным средством существования для его семьи. По словам Атаева, запрет на продажу птичьего мяса привел к тому, что им приходится сдавать куриное мясо базарной мафии. А они на этом обогащаются, выплачивая производителям по 1 доллару за килограмм и продавая за 4 доллара.

Такая практика приводит к тому, что продажа идет в обход санитарным нормам, так как такое мясо не проходит проверки на качество.

По словам одного жителя Мары, ему пришлось заняться куплей-продажей верхней одежды. Хотя птичий грипп не коснулся Марыйского велаята, здесь тоже запрещено продавать курятину. Так как спрос на его продукцию упал, пришлось забить всех птиц и закрыть бизнес. Хотя, по его словам, это было нелегко, так как он очень много инвестировал в него. В свое время ему пришлось продать свой автомобиль, чтобы купить цыплят, построить инкубатор, курятники.

Как сказала жительница Ашхабада Нязик Аймедова, никто не знает, как долго будет сохраняться этот запрет. Ее семья, проживающая в частном секторе столицы начала разводить кур, чтобы иметь хоть какой нибудь источник дохода. Теперь они вынуждены оставить только десяток кур для получения яиц, остальных забили.

Если еще год ничего не изменится, говорит Аймедова, то им, чтобы не умереть с голоду придется завести мелкий рогатый скот или кроликов, хотя их намного труднее содержать в черте города.